Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Стоит ли рожать неизлечимо больного ребенка?

Современные методы пренатальной диагностики позволяют узнать о патологиях развития плода на ранних сроках беременности. Однако многие мамы, даже зная, что ребенок родится неизлечимо больным, отказываются делать аборт. Мы не стремимся их осудить или оправдать, однако эта сложная и важная тема определенно заслуживает внимания.


Фото: lori.ru

90% женщин, узнав диагноз «синдром Дауна», идут на аборт

Рождение больного малыша – всегда горе для семьи. Но еще горше матери слышать обвинения, мол, сама виновата, ведь современные исследования и анализы позволяют узнать о проблемах еще до родов. А почти любая новостная статья, где фигурирует ребенок, появившийся на свет инвалидом (особенно, умственно отсталым), привлекает «доброжелателей», советующих держать подальше «таких» детей от «нормальных». Яркий пример – история девочки Маши, которая страдает синдромом Дауна. Из-за нее родители одной из московских школ потребовали перепечатать уже готовый школьный фотоальбом. И хотя ситуация неоднозначная, ведь Маша не была учащейся класса, для которого делали альбом, все-таки отношение к особым детям налицо.

Убрать Машу.У нашей учительницы 4 класса есть дочь Маша. У нее Синдром Дауна. Девочке 7 лет. Мама, похоже, растит ее од...

Posted by Ольга Синяева on 20 октября 2015 г.

Позвольте привести немного статистики по синдрому Дауна.

– Шанс обнаружить во время планового скрининга (УЗИ, анализы крови) признаки синдрома у плода до 22-ой недели развития составляет от 60% до 90%.
– Больше 90% женщин, получив подтверждение диагноза, идут на аборт.
– В России в год на свет появляется 2,5 тысячи малышей с трисомией по 21-й хромосоме. В 85% случаях родители оставляют таких детей в роддоме. 

Ольга, мама «особенного» ребенка: «Родители, принимающие решение о рождении «особого» ребенка, делятся на два типа. Одни делают это в более зрелом возрасте, прекрасно понимая, на что идут, и здраво оценивая финансовое положение семьи, свои силы и возможности. Вторые, чаще всего более юные, руководствуются скорее эмоциями, совершенно не имея представления о том, что ждет их после рождения долгожданного малыша.

У каждой позиции есть свои плюсы и минусы: прочно стоящие на ногах родители имеют четкий план, зато у «спонтанных» родителей чаще получается что-то, просто потому, что они не знают, что это невозможно. Но все родители "особых" детей так или иначе меняют отношение общества к ним – через родственников, друзей и знакомых. Оно уже лучше, чем было двадцать, и десять лет назад, хотя со стороны может показаться, что почти ничего не изменилось».

Эти цифры относятся только к одной болезни, название которой у всех на слуху. А ведь есть еще дети с ДЦП, часто полученным в результате родовой травмы или недоношенности, дети с различными расстройствами аутистического спектра, которые далеко не всегда проявляются в первый год жизни малыша, дети с умственной отсталостью и еще с множеством дефектов физического и психического развития. Но вернемся к синдрому Дауна, взятого в качестве яркого примера, и посмотрим на статистику под другим углом.

«Пусть рожают и воспитывают, только подальше от меня и моих детей»

Минимум в 10% случаев проблема во время беременности остается незамеченной. Успокоенные ложноотрицательным результатам родители не делают углубленные обследования, и патология обнаруживается уже на поздних сроках или после родов. И тогда уже приходится выбирать не между абортом и сохранением беременности, а между воспитанием больного ребенка, его лечением и отказом от малыша. Немногие находят в себе силы отказаться от большинства планов и надежд и фактически посвятить жизнь реабилитации инвалида в обществе, которое инвалидов не принимает. Показательна облетевшая интернет новость о том, что жители Красноярска не пускают детей-инвалидов в свой двор.

Почему не решаются прервать беременность те, кому генетические исследования точно подтвердили диагноз? Кто-то не приемлет для себя убийства нерожденного ребенка. Кто-то готов любить долгожданного малыша любым, каким бы он ни появился на свет. Кто-то надеется на чудо… Никто, кроме самой женщины, не имеет права решать, делать ей аборт или рожать. Никто не имеет права заставить ее написать отказ от тяжелобольного ребенка или взвалить на себя все тяготы его воспитания без гарантии успеха. И никто не смеет упрекать ее ни в одном из этих решений.

«Да пусть рожают и воспитывают, кого хотят, только подальше от меня и моих детей!» – прозвучит со всех сторон. – «Я имею право не слушать их крики и не любоваться на слюни и сопли в кафе, на улице, в метро. И вообще, они непредсказуемые – вдруг кинутся?» Желающих отправить в резервацию или хотя бы в закрытые интернаты детей с ментальными расстройствами или не соответствующих каким-то эстетическим нормам, увы, очень много. И если на улице они обычно только брезгливо косятся, уводят с площадки своих малышей или просто пересаживаются подальше, то в Интернете позволяют себе выражать недовольство очень и очень громко. Как по поводу еще одного недавнего случая, когда девочку с ДЦП не пустили на утренник в детском саду.

И это только те истории, которые попали в интернет, а потому о них узнали люди. Сколько на самом деле тех, до кого никому нет дела?

«Моему "особому" сыну 6 лет, и я  не представляю себе жизнь без него»

На самом деле родители больных детей сами нередко ограничивают свой круг общения, замыкаясь среди таких же семей, где не надо никому ничего объяснять или доказывать, ни перед кем оправдываться. Они со временем учатся жить с этим, улыбаться, искать – и находить – радость в разных мелочах, многим кажущимися незначительными или глупыми. Не строить далеко идущих планов, а жить сегодняшним днем. Стараться не  думать и не говорить о проблемах, а просто раз за разом решать их. Так легче. Легче не впасть в отчаяние, не свихнуться от неравнозначности прикладываемых усилий и результатов.

Но во многом подобный эскапизм – защитная реакция от агрессии да и просто неделикатности общества, не желающего принимать тех, кто не вписывается в рамки условной нормы. Многим таким мамам нужна помощь психолога, да и просто поддержка окружающих, потому что когда раз за разом наталкиваешься на неприятие другими людьми, буквально опускаются руки. 

Ольга, мама «особенного» ребенка: «До уровня многих европейских стран нам еще далеко – помню, как поразил меня дом для молодых инвалидов в Финляндии, куда я попала после волонтерской поездки в один весьма благополучный по российским меркам дом-интернат для детей-инвалидов. Поразил даже не столько налаженным бытом, ремонтом, уютом, сколько отношением персонала. Когда я задала директору вопрос "Как часто у вас родители отказываются от ребенка-инвалида?", она просто не поняла меня. "Что значит отказаться? – спросила она. – Это же их ребенок".

Быть родителем "особого ребенка" нелегко. Мне время от времени говорят, что я сильная, что я герой и мною восхищаются. Это здорово поддерживает, но, поверьте, в жизни с «особым» ребенком нет никакого героизма – у нас с его отцом просто нет другого выхода. Моему "особому" сыну шесть лет, и я уже не представляю себе жизнь без него, но до сих пор не знаю ответ на вопрос, "рожать ли заведомо больного ребенка". В нашей стране быть родителем такого малыша означает – все время бороться, часто с ощущением, что ты пытаешься лбом пробить стену с надеждой, что однажды она рухнет».

Больные дети, независимо от коэффициента их интеллекта, вполне могут быть счастливы – если дать им шанс родиться и жить в семье. Родители, воспитывающие больных детей, могут перестать убегать в свою, менее беспросветную, реальность – если общество перестанет клеймить их за то, что их ребенок не такой, как остальные.

Также читайте о том, как российские звезды поддержали «солнечную» Машу.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
769
Светлана Ряшкина
В ответ на комментарий от Юлия История переписки2
Юлия
А Вы, глядя в глаза неизлечимо больному ребенку сможете задать ему такой вопрос, хотел бы он чтобы мама его до рождения убила, или все же он счастлив что имеет возможность жить и быть любимым.
СсылкаПожаловаться
Здоровые дети обижаются на родителей: нос большой, глаза маленькие... А эти ничего не могут сказать, мучаются.
СсылкаПожаловаться
Светлана Ряшкина
А как этот ребёнок будет жить после ухода родителей в МИР иной? Об этом никто не думает. Вот когда начнётся самое страшное...
СсылкаПожаловаться
Юлия
В ответ на комментарий от наталья григорьева
наталья григорьева
Прочитала половину комментариев. и один вопрос, который я хотела бы задать тем, кто ЗА рождение заведомо и неизлечимо больного ребёнка. И вопрос этот "ЗАЧЕМ". Именно в такой формулировке. без скидок и рассуждений про божественное начало и прочее. Ребёнок этот никогда не сможет ПРОЖИТЬ жизнь, он ее ПРОСУЩЕСТВУЕТ. И опять же не нужно про то, что "не нам решать". Как раз нам. Вот честно, кто из здесь пишущих настолько и так верит в бога, что готов принять абсолютно всё, что "он дает"? Только честно, без демагогии. И вопрос остаётся ЗАЧЕМ? Кто ответит - молодец. И честный молодец. Кто будет отвечать на вопросы "почему, нужно ли, как вы к этому относитесь в принципе" - лукавят, не желая оказаться в глазах других гадами. Итак - ЗАЧЕМ рожать заведомо и неизлечимо больного ребёнка.
СсылкаПожаловаться
А Вы, глядя в глаза неизлечимо больному ребенку сможете задать ему такой вопрос, хотел бы он чтобы мама его до рождения убила, или все же он счастлив что имеет возможность жить и быть любимым.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
Подпишитесь на нас
Новости от Дети Mail.Ru