Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Как ВИЧ-диссиденты прячут детей от лечения

Журналист Анастасия Кузина выяснила, как и почему семейная пара из Тамбова в течение восьми лет пытается скрывать от врачей опекаемую девочку, больную ВИЧ.


Syda Productions / Фотобанк Лори

Месяц назад в Петербурге умерла девочка, приемные родители которой отказывались лечить ее от ВИЧ из-за религиозных убеждений. 26 сентября в отношении них было возбуждено уголовное дело, которое из-за широкого общественного резонанса находится на особом контроле у местного ГУ СК.

Это уже пятый ребенок, умерший от ВИЧ по вине родителей, за последние три года. Эти смерти вызвали новый виток обсуждения в обществе и среди специалистов: что делать? Лишать родительских прав? Сажать родителей? Штрафовать? Ответа нет, а тем временем к опасной черте приближаются другие дети. Среди них – Юлия Сергеева (здесь и далее имена героев изменены), опекуны которой судятся со СПИД-Центром уже восемь лет.

«Мы думали: заболеет — надо в Центр-СПИД. А она не болеет!»

Двухлетнюю Юлю из московского дома малютки для детей с ВИЧ взяла под опеку жительница Тамбова Вера Сергеева. В Тамбов девочку отправили с рекомендацией поставить ее там на учет в Центр по профилактике и борьбе со СПИД, раз в четыре месяца показывать врачам и давать ей лекарства – сироп дали с собой. Но руководить процессом начал муж Веры – Николай, который «сразу сел за книги, американские».

– Мы полезли в интернет, – говорит Николай Сергеев. – А у ребенка-то все показатели были хорошие. Мы же думали: заболеет – надо в Центр-СПИД. А она не болеет! Так что туда мы не пошли. Прикинули, что дело нечисто. Мы действовали в интересах ребенка, которому, скорее всего, поставили неверный диагноз на неизвестно чьей крови…

Сергеевы не пошли в Центр-СПИД и не поставили ребенка на диспансерный учет. Но врачи нашли их сами. 

– Опекун отказывалась от осмотра ребенка, – вспоминает заведующая Центром по профилактике и борьбе со СПИД ОГБУЗ «Тамбовская инфекционная клиническая больница» Марина Цыкина. – Ребенка мы не видели, несмотря на неоднократные выходы на дом, письменные вызовы и так далее. Поэтому через какое-то время мы обратились в органы опеки. В опеке опешили: эта семья казалась такой приличной. А в документах опеки есть запись опекуна, что она ознакомлена с диагнозом девочки.

После этого началась беготня Сергеевых по России – Липецк, Рязань, Москва... Они меняли города, меняли СПИД-Центры – прикреплялись, но не наблюдались. Делали они это для того чтобы получить справку, что Юля числится на учете. В 2008 году Вера Сергеева была в первый раз отстранена от обязанностей опекуна за отказ обследовать ребенка у врачей, но по апелляции ей удалось восстановиться. Она успела предъявить справку, что Юля «состоит на учете в Рязани».  

Под угрозой изъятия ребенка Сергеева в конце концов написала заявление в тамбовский Центр-СПИД: «Прошу поставить на учет в центр мою подопечную. От повторного освидетельствования, первичного и периодического обследования отказываемся в письменной форме». Разумеется, врачи на это пойти не могли. Кроме того, их беспокоило, что девочку мало кто видел. Юля практически не выходила из дома, а училась она дистанционно. В 2014 году Вера Сергеева от обязанностей опекуна была отстранена окончательно.

– 11 июня – звонок, – рассказывает Сергеев. – Открываю, стоят двое из опеки, трое – из полиции. Поймали момент, когда жены-опекуна дома не было. В общем, сломали мне руку, по морде надавали…

Syda Productions / Фотобанк Лори

Так Юлю изъяли первый раз и отправили в Мичуринск – в приют. Там ей поставили диагноз: «ВИЧ в 4А стадии (вторичные заболевания в фазе прогрессирования – Прим. авт.). Количество СД клеток – 151 (очень мало, в России у взрослых лечение начинают на 350 клетках, – Прим. авт.). Хронический гепатит С, стадия ремиссии. Рекомендовано начать лечение».

Через месяц Юля сбежала из приюта. Полиция возбудила дело о похищении. И началось: Сергеевы подали в суд на опеку и полицию. Потом – апелляцию по поводу прекращения опеки. Когда Вера Сергеева получила на руки постановление об изъятии ребенка, она сначала оспорила постановление о взыскании исполнительного сбора в 5 000 рублей, потом подала жалобу на Центр-СПИД о взыскании исполнительного сбора в 5 000 рублей с них, а затем обратилась в суд с просьбой отсрочки, чтобы ее муж успел собрать документы на удочерение Юли. 

«Надо было усыновлять. У кого усыновление — сразу уезжают и всё…»

В 2015 году ребенка забрали второй раз – эпически, с размахом.

– Они постучали в дверь, но не представились, – вспоминает Николай Сергеев. – Я взял с подоконника молоток. Дверь распахивается, там МЧС. Две секунды, и я лечу уже на пол. А там был начальник областного угрозыска, и этот молоток ему вскользь царапает по башке, когда я падаю. Вот так вот без постановления на обыск они ко мне вломились… 

Юля в это время чуть не выпала со второго этажа. Сергеев говорит, что девочка так отвлекла полицию, но сотрудники опеки уверяют: опекунша пыталась вытолкнуть ее в окно, чтобы Юля сбежала. 

Девочку забрали в приют «Орешек». А потом, когда у нее был диагностирован туберкулез, – в туберкулезную больницу.

Поначалу Сергеевы навещали Юлю. Но потом врачи увидели, что у ребенка поднимается вирусная нагрузка, и стали подозревать, что девочка, подученная бывшим опекуном, выплевывает таблетки. С тех пор Веру с мужем в больницу не пускали. 

– Не нужно было опеку делать, – жаловался потом Сергеев. – Надо сразу усыновлять было. У кого усыновление – сразу уезжают и всё…

Управление образования в письменной форме запретило пускать Сергеевых к Юле, так как «общение с бывшим опекуном создает угрозу ее самовольного ухода из лечебного учреждения».

Юля год пролежала в туберкулезной больнице, и ее перевели в туберкулезный интернат. Казалось бы – ребенок спасен. Но не так давно в СПИД-Центре обратили внимание, что у нее опять упали иммунные клетки – только с трудом подняли со 150 до 200, а тут снова - 180. Позвонили в интернат: «А она терапию принимает?» – «Вроде, да…» – «А опекунша приходит?»

И выяснилось, что весной Веру начали по доброте душевной снова пускать. Врачи поругали руководство интерната, свидания запретили. Лекарства Юле стали давать под контролем, за лето клетки поднялись до 250. Но проблема в том, что уже в октябре девочке исполнится 14 лет – она получит паспорт и сможет сама распоряжаться своим здоровьем. И у врачей есть огромные опасения, что Юля прекратит прием терапии. Тем более, что бывшая опекунша до сих пор требует через суд вернуть ребенка. 

Лишением родительских прав ничего в борьбе с родителями-ВИЧ-отрицателями не добиться

Марина Цыкина не представляет, как все повернется: «Проблемы с девочкой будем решать по мере поступления», – устало говорит она. Но на примере приемной семьи Сергеевых понятно – ни лишением родительских прав, ни их ограничением ничего в борьбе с родителями-ВИЧ-отрицателями не добиться. В Свердловской области, где в таких семьях умерло уже семь детей, считают, что необходимо переходить к контролируемому лечению, когда к ребенку каждый день приезжает медсестра

А в случае с подростками, например, в СПИД-Центре Тюмени считают, что для них было бы полезно участие в сообществе, пусть даже виртуальном, где сверстники могли бы сами поддерживать друг друга. Такое сообщество – Teenergizer – к примеру, давно создано на Украине. В России сейчас более 7 000 детей и подростков с ВИЧ, многие из них говорят об изоляции и одиночестве и вполне могут стать жертвами ВИЧ-отрицателей.

Тем временем, по данным Минздрава, в России ежегодно умирает в среднем 60 детей с ВИЧ, из них 80% – в возрасте до 7 лет: 2012 год – 51 ребенок,  2013 – 66, 2014 – 62, 2015 – 85. Кроме того, ежегодно умирает еще примерно 100 детей в возрасте до года «с неустановленным диагнозом». Это означает, что они родились от инфицированных ВИЧ-матерей, но  были ли они больны ВИЧ-инфекцией, неизвестно, поскольку большинству из них даже не были проведены все исследования.

Читайте также: Может ли ребенок инфицироваться ВИЧ в садике?

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
12
Maria ----
В ответ на комментарий от Елена Рак
Елена Рак
Да не лечили, не личили, но дожили до 14 лет. А детей которых лечат 80 % умирает до 7 лет. Странно...
СсылкаПожаловаться
Где вы взяли такую статистику?
СсылкаПожаловаться
Машуля
Спохватит девочка пневмонию где нибудь при наличии вич, тяжело ей будет. И так иммунитет ослабленный уже. Девочке всю жизнь за себя бороться придется, пусть сама решит.свой выбор сделает.
СсылкаПожаловаться
Машуля
Позорище!! что эти опекуны, и врачи, и сама опека. Бедный ребенок, недолго ей осталось жить(( все ради каких-либо то выплат. Блин бедная девочка, ей уже мозги промыли, и не будет лечиться. Счастья лишили ее.Никому не нужна сама по себе по факту. Чисто ради денег опекунских. Теперь что с родителями, опекой, врачами бесполезно ей жить, все равно ненадолго жива осталась.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
ТориМои роды в Африке. Плюс поболтать о новостях

Всем привет!
Обещала написать отчёт, но сказать хочется так много, что не уверена, смогу ли описать всё.

Итак. Начну с главного: 1 декабря 2018 года, в 6.15 утра я родила третьего малыша - девочку. 50 см, 3350 гр. (Самая крупная из моих деток!)
Через неделю, по местному обычаю, позвали имама - дать малышке имя. (То, что мы с мужем выбрали, но хранили в тайне даже от старших деток). Был праздник, пришли соседи и родня. Малышку обрили наголо. (Что мне было очень трудно пережить!)
Зовут кроху Марьем Антонина. Для меня - Тонечка, Тося.

(Так как пишу урывками и с телефона - подробности в коментариях).

298
Все равно будет по-моемуПрошерстила Фейсбук называется...

Я, канеш, в курсе, что соцсети - это зло. Но прям взгрустнулось..
Зашла в первый раз за полгода. Полюбовалась на фотки нашей бывшей старосты. Музеи, дегустации, разные страны... Взгрустнулось. Была ведь жизнь без детей. А сейчас у меня нон-стопом - сопли, уборка, кружки, детский сад (пока не работаю, сад не дают). 
Любопытствую, а у вас, детные, как с впечатлениями от событий френдов? Не грустите, что жизнь мимо пробегает, а вы где-то на ее обочине? 

264
Валерия КуминоваВязаные вещи для детей. Будет ли спрос?

Здравствуйте! Хочу купить вязальную машину и помимо вещей для себя, вязать детские вещи на продажу. Хочется узнать мнения на этот счет: стали бы вы покупать вязаные вещи при условии хорошей натуральной пряжи и качественного исполнения? Что бы стали покупать? Что именно - очень интересный для меня вопрос, вплоть до того, какие цвета предпочтительнее. Разброс пряжи огромный: от льна до кашемира, изделий тоже: от нарядных комплектов на выписку с вышивкой и прочими украшениями, до банального термобелья из мериноса. Что бы вы стали брать (и стали бы вообще) своим детям? 

230
Карпова КарповаКамушки вместо конфет

Вчера сослуживица принесла прекрасную историю из собственного прошлого. Мы-то думали, что папе в одно лицо сожрать детский новогодний подарок - это уже дно, но нет. Это ещё было не оно.
Ее бывший муж мало того что съел все шоколадные конфеты из красиво упакованного детского новогоднего подарка, который мама принесла с работы, чтобы 31 декабря положить под ёлочку. Он еще и всё обратно красиво запаковал. А в фантики вместо конфет подложил камушки, несколько старых стёрок и куски пластилина. 

Когда счастливый ребенок пяти лет от роду подарок под ёлочкой нашел, и развернул самую красивую конфету, и нашел внутри камень, а потом второй и третий, и начал рыдать, папа ему нравоучительно сказал: а это потому, что Дед Мороз конфеты приносит только хорошим мальчикам. А плохим он приносит камушки. Вот сколько раз в прошедшем году ты хулиганил - столько камней он тебе и принес.

И еще потом гордился этим поступком и всем рассказывал, какой он крутой педагог-воспитатель.

Для тех, кто переживает за мою сослуживицу - она с этим чмом развелась вскоре после случая с камнями. Это оказалось последней каплей.

182
Incadessenceпоболтать о ценах на квартиры

Просто безбожно завышают цены на вторичку. С точки зрения продавца могу понять желание завысить цену. Ну мало ли торг, небольшая скидка -должен же быть запас в цене. Но, как мне кажется, по тем ценам, по которым эти же квартиры приобретались в нулевые, сейчас уже никто не купит. Смотрю сайты,по 2-3 года висят обьявления.
Вокруг новостройки уже заселены, а обьявления о продаже все висят. Сейчас уже смотрим квартиры, так как готовы к покупке. Заметила тенденцию - жилье с дорогими обоями, но то счетчиков на воду нет (наивно думала, что они есть в каждой квартире), то трубы текут, то окна деревянные, то двери советские, то проводка искрит и трубы текут. При всем том недешевая мебель, которая придает квартире вид, но не продается, естественно вместе с квартирой )). Грустно (.
Единственная понравившаяся квартира - но чуть далековато и там что-то непонятное с несовершеннолетними детьми.
Скажите, как вы ставили цены на продажу квартир и при покупке, что в состоянии квартиры было важно при покупке?Для меня хороший ремонт -это новые окна, хорошие двери, сделанные трубы и электрика. Обои не важны, пол и потолок также.
И чтобы два раза не вставать, зачем продавцы квартир фотографируют своих котов в каждом помещении?И зачем фотографировать мебель крупным планом, если она не продается вместе с квартирой?

177
ЯнчикОщущение безопасности в частном доме

Девочки, тема болтательная. Недавно спрашивали про расходы в частном домовладении.  Слово за слово читала... мне конечно же мечталось жить в таком, но за разговорами поняла что буду ли ощущать безопасность. Попробую пояснить. Давно приезжая к бабушке в деревню, жила у неё на первом этаже (двухэтажный дом, барак). Любой с улицы мог постучаться в окно и позвать хозяев. Понимаю что сейчас есть крутые закрытые коттеджные посёлки, с охраной и заборами. Но если брать Подмосковье, дом в черте города, где есть регламент на заборы, не высокие и «просвечивающиеся». Почему то мне кажется что кто-то может нахулиганить и бросить камень в окно. Видимо я мнительная такая. Но как у тех кто проживает в частном доме дела обстоят с ощущением безопасности? Или просто привычка ?

130
Подпишитесь на нас
Новости Mail Дети