«Одно желание я никогда не забуду»: личный опыт работы Дедом Морозом

Михаил Тонконогов вот уже 7 лет каждый Новый год надевает шубу Деда Мороза, берет в руки посох, волшебный мешок и отправляется к детям. Он рассказал, как впервые стал сказочным Дедом и что важного он понял о детях и их родителях за эти годы.

692d14ab-2db7-4981-a42b-985194602fd9
Источник: unsplash.com

В первый раз наряжался с большой опаской

Впервые костюм Деда Мороза я примерил в 2013 году по чистой случайности. Я работал педагогом дополнительного образования в детском саду (вел театральный кружок). Коллектив у нас был исключительно женский, поэтому в первый же Новый год роль Деда Мороза досталась мне.

Скажу честно, я наряжался с большой опаской. Очень уж не похож я на сказочного Деда по фактуре: рост 155 см, вес – всего 57 кг, да еще с довольно визгливым, иногда переходящем в ультразвук голосом. Какой же я Дед Мороз? В этом плане некоторые из наших воспитателей могли дать мне фору...

Тогда я решил использовать образ мультяшного волшебника Мерлина — маленького, сухонького, сутуловатого старичка. От себя добавил к этому образу – «очень любящего детей, дарящего им подарки, исполняющего желания за добрые дела и хорошее поведение».

Оказалось, что все мои опасения напрасны. В тот вечер я разбил стереотипы об образе Деда Мороза, у меня появились первые «постоянные клиенты» – родители детей из сада. С некоторыми из них мы до сих пор дружим. В этом году они тоже ждут волшебного Дедушку.

Методом «сарафанного радио» обо мне узнали, стали приглашать. С годами мой Дед Мороз возмужал, стал более статным и уверенным в себе. Я больше не боюсь бороды, шубы и мешка. Теперь это одна из моих любимых ролей.

Дед Мороз всегда должен быть «во всеоружии»

Свои плюсы и минусы есть как у выступлений на публику (на утренниках и спектаклях), так и в камерных приглашениях домой. На «большой сцене» я, как и любой профессиональный актер, в каком-то смысле тешу свое самолюбие, там есть четкий сценарий, ограниченное время. В общем, ты просто исполняешь роль, общение с детьми получается формальным.

Хочется уделить время всем, послушать у каждого стихотворение или песенку, пообщаться, чтобы все до единого прошептали свое желание в «волшебный мешок», рассказали о своих успехах и заслугах в этом году. В условиях ограниченного по времени утренника или, тем более, спектакля такое просто невозможно. Ох, сколько же я за эти годы перевидал детских слез из-за того, что не смогли рассказать стихотворение Дедушке Морозу или спеть песенку! Даже «все равно полученные подарки от Дедушки» не могли утешить бедолаг.

В квартирниках этого общения с детьми и новогодних ритуалов выше крыши. В домашних условиях даже взрослые ведут себя с Дедом Морозом, как дети, и шалят так, что настоящим детям только и остается, раскрыв рты, смотреть на своих «серьезных» родителей.

Тут как раз есть та «эмоциональная составляющая», к которой я стремлюсь.

Квартирники более уютные и праздничные. Зато здесь нет четкого сценария, в любую секунду может произойти что-то непредвиденное (например, гости задержались, надо тянуть время), ты всегда должен быть «во всеоружии», чтобы вовремя исправить ситуацию.

Я уже молчу про кучу разных игр и заготовок «про запас». Так, входя в помещение или квартиру, я всегда внимательно осматриваюсь и выбираю любую вещь (это может быть даже веник или швабра), которую я могу использовать и обыграть в случае непредвиденных обстоятельств.

Дети из некоторых семей настроены скептично

Наверное, это влияние эпохи, изменения мировоззрений, но с каждым годом дети все больше меняются, причем с космической скоростью. Об этом я могу судить хотя бы по тем, к кому в качестве Деда Мороза прихожу уже не один год, кто растет буквально на моих глазах.

Современные дети быстро взрослеют, они более замкнуты, с каждым годом все менее охотно идут на контакт, более прагматичны.
598d875a-e3a2-4fac-91e2-2ecb546255bc

Из серии: «Мне мама и папа сказали, что если в этом году я сделаю это-это-это, научусь этому-этому-этому, то Дед Мороз мне подарит конкретно это-это-это, и только попробуй из мешка достать что-нибудь другое!»

Даже в 6-7 лет ребенок хоть и ждет чудес, и верит в Деда Мороза, но уже выстраивает с ним «бартерные отношения». Такое все чаще можно встретить среди детей из семей среднего достатка.

У детей из семей с достатком «выше среднего» ко всему прочему уже в возрасте 12-13 лет добавляется такое поведение: «Дед Мороз, говоришь? Ну-ну... Короче, всем давно ясно, что ты просто артист, которому мама с папой заплатили деньги, чтобы ты нас развлекал. Так что валяй!» Но даже с таким отношением им хочется внимания, общения, какой-то человеческой теплоты. Приходится изворачиваться, чтобы найти к ним подход, установить контакт.

Прежними остались традиционные нарядные елки, песни «В лесу родилась елочка» и «Маленькой елочке», хороводы и ожидание чудес. Однако сейчас детей уже не удивишь конфетами, шоколадками, мандаринами.

Последние пару лет идут запросы на смартфоны определенных моделей, планшеты, Х-боксы, компьютерные игры, даже умные браслеты. Это среди детей начальной школы. В детских садах еще сохранили умение радоваться любому подарку и атмосфере праздника.

Одно желание я буду помнить всегда

За столько лет из моих удивлений уже можно двухтомник написать. Но особо мне запомнился один случай. Эту пятилетнюю девочку-«рыжуху» я всегда вспоминаю, когда речь заходит о таких великих чувствах как любовь, самоотверженность, самопожертвование.

В конце каждой программы, если это квартирник, я провожу особый ритуал: и детей, и взрослых сажаю себе на колени. Они шепчут мне в ухо свое желание, а потом, чтобы оно обязательно сбылось, выдувают его в волшебную варежку. Так вот, эта девочка забралась ко мне на колени, обняла крепко и прошептала: «Дедушка, ты не забыл, что я тебе в письме писала? Что если буду послушной и хорошо себя вести, ты подаришь мне русалку, такую куклу с хвостом?»

Я отвечаю: «Помню, внученька. Ты исполнила обещание, была послушной девочкой, поэтому я подарю тебе русалку». Кукла у меня уже была заготовлена в мешке. И тут девочка говорит: «Нет, дедушка, мне не нужна русалка, забери ее обратно! Лучше сделай так, чтобы мама с папой больше никогда не ругались и любили друг друга».

И посмотрела мне в глаза таким взглядом... его трудно описать. Там было все: и просьба, и надежда, и вера в чудо, и в то, что я способен это чудо совершить.

До чего я сам по себе человек суховатый, и то от этого взгляда чуть не разрыдался. Там же, на месте. От осознания того, что исполнение таких желаний мне не под силу. Это тебе не кукла в мешке, от которой девчонка отказалась ради счастья родителей. Я сказал, что обязательно постараюсь.

К родителям я подходить не стал. Внешне они выглядели вполне благополучной парой, а я – посторонний человек, вряд ли стоило мне влезать в их дела. Но это желание я, наверное, буду помнить всегда как пример великой бескорыстной любви.

Другая девочка просила у меня, чтобы я вернул ее любимую кошечку, которая умерла. Больше ничего ей не было нужно.

Я попытался кое-как выкрутиться, сказал что-то из серии, что такие вещи мне не всегда подвластны, что мне нужно спросить для этого разрешение Верховного Деда Мороза, который управляет всеми нами. Девочка разрыдалась. Три семьи и я в костюме Деда Мороза пытались ее успокоить минут двадцать. Кое-как удалось переключить ее внимание и «договориться» на куклу с домиком.

5a6a8d18-4319-47ab-aed7-c791169cf659
Источник: depositphotos.com

В общем, в тот вечер разочарование постигло как минимум двух человек. Девочку, которая осознала, что могущество Деда Мороза имеет границы, и меня. Ведь я всего лишь простой актер в шубе и с бородой. Мимо некоторых заветных желаний детей просто невозможно пройти и остаться равнодушным.

Важно верить в чудо в любом возрасте

Поработав Дедом Морозом, я утвердился в мысли, что и детям, и взрослым — даже в дружных и благополучных семьях (а я за эти годы всякие повидал) — не хватает простого человеческого внимания и тепла.

Всем хочется, чтобы с ними поговорили или хотя бы выслушали, уделили время. Они все к этому тянутся. И все — без исключения — в любом возрасте надеются, верят и ждут чуда.

Не хочу показаться нескромным, но в своей «настоящести» пока убеждать никого не приходилось. Дети в меня верят. Хотя все люди разные. Один ребенок уже в пять лет скажет: «Какой Дед Мороз? Ребята, вы чего?», а я в свои 34 года каждый Новый год по традиции отправляю письмо Дедушке в Великий Устюг и жду исполнения указанных просьб и желаний.

Пока ребенок верит в чудеса, не надо разрушать его веру. Но и потакать ему в этом «самообмане» тоже не стоит. На мой взгляд, лучше подобные темы грамотно обходить стороной. В свое время ребенок сам все поймет и решит, как ему поступить дальше.

Для меня и сейчас Дед Мороз существует. Не как физический объект, а как некая сила или энергия, способная творить чудеса, в которые мы все верим и ждем. В чудеса надо верить, так легче живется!

Читайте также:

Смотрите наши видео

Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей