Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Новости,

Личный опыт помог врачу понять, что испытывают ее пациентки

Специалист по послеродовой депрессии столкнулась с ней сама и по-новому взглянула на это заболевание.


Живущая в штате Северная Каролина (США) доктор Франкхаузер специализируется на психологической помощи молодым матерям. До рождения в 2011 году своего первого ребенка она полагала, что хорошо справляется со своей работой и прекрасно понимает, что такое послеродовая депрессия. Однако став мамой, Тара сама превратилась в пациентку, и осознала, что личный опыт меняет все.

 

«Первые полгода жизни сына прошли как в тумане», – вспоминает Франкхаузер. При этом, несмотря на ужасное психическое состояние, иногда полное отчаяние, она не могла рассказать об этом ни мужу, ни врачу, и всегда говорила, что у нее все прекрасно. Точно так же, отмечает Тара, ее пациентки, возможно, пытались скрыть от нее симптомы послеродовой депрессии.

 

«Многие женщины устраивают отличное шоу, потому что послеродовая депрессия – это что-то, что не хочется выносить на всеобщее обозрение. Внешне все может быть идеально. Мы прекрасно можем притворяться где-то час, что с нами все просто супер, на семейном обеде или на приеме у врача. И я тоже притворялась», – рассказала Франкхаузер в интервью Daily Mail Online. Это длилось месяцами, пока однажды Тара не выдержала и не разрыдалась. Страх оказаться «плохой матерью», как-то навредить ребенку, ощущение, что ты абсолютно не справляешься с материнством – все эти токсичные чувства выплеснулись наружу.

 

Когда врач спросил Тару, были ли у нее мысли причинить вред себе или ребенку, она помнит, что в полной агонии ответила: «Я не причиню ему вред. Я не хочу этого. Я просто положу его и уйду, когда почувствую, что уже больше не могу этого выносить. Но хорошая мать так чувствовать не должна». Этот страх осуждения со стороны общества, наклеивание ярлыка «плохой матери», приводит мам к чувству вины и стыда, поэтому они боятся обращаться за медицинской помощью, объяснила Франкхаузер.

 

В случае Тары положение усугубляли проблемы с грудным вскармливанием. «Это ужасно, когда ты не справляешься с чем-то, с чем, как говорит тебе общество, ты обязана справляться», – вспоминает Тара. В конце концов она разрешила себе перестать пытаться кормить малыша грудью, перейдя на искусственное вскармливание, и начала принимать антидепрессанты. «С тех пор, когда ко мне приходят мамы, проклинающие себя за то, что у них не получается кормить грудью, я говорю им, что нет совершенно ничего страшного в том, чтобы начать кормить из бутылочки и принимать лекарства», – говорит доктор Франкхаузер.

 

Сейчас у Тары уже трое детей – два сына, шести и двух лет, и четырехлетняя дочь. После каждых родов, при появлении первых симптомов послеродовой депрессии, она тут же начинала принимать антидепрессанты. Теперь доктор Франкхаузер проверяет на послеродовую депрессию каждую пришедшую к ней на прием новоиспеченную маму, даже если та отвечает, что у нее все прекрасно.

 

Читайте также: «Я не подозревала, что это послеродовая депрессия» 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
Подпишитесь на нас
Новости от Дети Mail.Ru