Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискСмотриComboВсе проекты
Рассылка
Подпишись на рассылку Дети Mail.ru, чтобы быть в курсе главных новостей

Жребий королевы - 3

Время правления Марии Медичи представляет собой такой интересный феномен эпохи абсолютной монархии  - регентство. По сути регент  «негосударь», обладающей всей полнотой власти. Регент – это достаточно уязвимая позиция, потому что  отношение к государю, которое транслировалось народом во времена абсолютной монархии, не переносится на регента. Народ мог любить или не любить своего государя, но он не сомневался в его праве управлять страной, дарованным ему по праву рождения. В праве регента управлять страной можно усомниться, что может вызвать волну народного недовольства. Регенту более чем государю необходима мудрость правителя, способного создать и поддерживать процветание государства. Мария Медичи не обладала ни мудростью правителя, ни желанием заботиться о  Франции. Она стремилась быть королевой, потому что это давало ей власть, привилегии и роскошь, поэтому она не осталась в памяти французского народа как достойный правитель Франции, в отличие от любимого французами ее супруга короля Генриха IV. В ее эпоху процветал фаворитизм в самом худшем его проявлении, который был еще памятен по временам правления династии Валуа, а особенно последнего короля этой династии Генриха III. Точно также деньги Франции шли на удовлетворение прихотей фаворитов и собственных прихотей Марии Медичи…
 
Аллегория Франции в лице Марии Медичи

Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
115
Маркиза не ангелов
В конце 1608 года сердце Генриха IV было подобно пустыне. Анриетта д’Антраг сделала достаточно для того, чтобы ее венценосный любовник пресытился. Полуизгнание, в котором находилась маркиза де Верней после заговора д’Антрагов, смогло сделать то, в чем оказались бессильны увещевания и просьбы: любовь короля к Анриетте постепенно угасла. Может быть, жизнь предоставила шанс для Марии Медичи? Король пытался сам себя в этом убедить. При малейшей возможности он навещал королеву, доверял ей свои планы и сомнения. В результате сближения супругов 24 ноября 1609 года в замке Фонтенбло родится их шестой ребенок — Генриетта.

Генрих 4
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Но король так и не смог найти желанного покоя. Тень маркизы де Верней по-прежнему витала где-то рядом, а Мария нисколько не была расположена снисходительно относиться к последним мимолетным увлечениям короля. Ее излюбленной мишенью стала Жаклин де Бюэйль, графиня де Море, эта «вымогательница». Знаки внимания короля по отношению к жене дают Марии возможность добиться безусловной капитуляции мужа в том, что касается как личной жизни, так и католических дел. Больше никаких любовниц, равнение на Испанию — так можно было бы обобщить условия, поставленные королевой. Если по первому пункту Генрих IV был готов пообещать все, что от него требовали, даже если он и не сдержит обещания, то в области политики он охотно делится с королевой своими замыслами, спрашивает ее мнение и беседует с нею, но нисколько не собирается при этом разрушать свои союзы и передавать королевство в руки Габсбургов.

Жаклин
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Возраст начинает сказываться. В 55 лет Генрих достаточно стар, а Мария в 35 — королева уже восемь лет и мать пятерых красивых детей (скоро их станет шесть), великолепно сознает свои права и готова за них бороться. Неизбежность преждевременной смерти короля уже перестала быть запретной темой, и королева впервые заговорила о необходимости своей торжественной коронации для укрепления ее престижа в том случае, если ей придется принять на себя регентство.
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
В январе 1609 года Мария решила, по обыкновению, устроить балет. Официальный придворный поэт Малерб должен написать либретто. Будут ставить Нимфы Дианы — возможность в подражание античности явить себя в полуобнаженном виде, что выгодно подчеркнет достоинства придворных красавиц. Роли предназначены для дам и девиц из королевского окружения, и уже начались всевозможные интриги и ухищрения за право появиться в этом балете. Список счастливых избранниц составляет Мария Медичи. Это настоящая головоломка: предосторожности из политических соображений, выбор места по рангу, равномерное распределение между разными кланами, которые «держат» двор. Мария показывает список королю, однако в нем нет ни маркизы де Верней, ни графини де Море — крошечная месть оскорбленной супруги. По поводу отсутствия первой король ничего не говорит, но вторая слывет хорошенькой женщиной, и он просит, чтобы Жаклин де Бюэйль была включена в список. Мария ничего и слышать не хочет. Король уходит, хлопнув дверью, и больше уже не присутствует на репетициях, как он это обычно делал.

Питер Пауль Рубенс – Диана и ее нимфы, застигнутые сатирами
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Однажды вечером, выходя из своего кабинета, Генрих наткнулся на полуодетых нимф, спешивших в апартаменты королевы. Одна из девушек ничуть не смутилась и забавляясь направила в сторону короля позолоченную стрелу, которую она держала в руках, — необходимый атрибут любой нимфы. Вечный Повеса попросту остолбенел. Внезапность происшедшего, изящество полуобнаженной девушки потрясли короля. Генрих IV влюбился без памяти. И в кого же? В четырнадцатилетнюю девочку — Шарлотту де Монморанси. Двор смеялся. Но он — король, а Шарлотта, несомненно, польщена вниманием и ухаживаниями государя. Не влюблена, конечно, но это ее развлекало. Теперь надо подыскать снисходительного мужа. Но Шарлотта уже помолвлена, кандидатура же будущего супруга несколько смущает Генриха. Это Франсуа де Бассомпьер — один из его лучших друзей и один из самых великих придворных соблазнителей.

Шарлотта де Монморанси
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Выход из затруднения нашел герцог де Буйон: королю следует расторгнуть помолвку и выдать Шарлотту замуж за принца Конде, не имевшего состояния, родившегося в тюрьме после смерти отца, которого отравила его мать. Говорили даже, что он сын не своего отца, а какого-то гасконского дворянина или даже самого Генриха IV. По характеру мрачный и нелюдимый, он был к тому же по слухам гомосексуалистом. Генриха такое решение вполне устраивало. Он вызвал Бассомпьера и сказал ему, что Шарлотта будет его последним утешением, а Бассомпьеру дадут мадемуазель д’Омаль и титул герцога. Бассомпьер беспрекословно повиновался. Шарлотта де Монморанси впоследствии призналась, что была несколько удивлена той легкостью, с которой жених отказался от нее.

Генрих II де Бурбон-Конде,жених
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Выдав Шарлотту за Конде с приличным приданым в мае 1609 года, Генрих вынужден прибегать к немыслимым уловкам увидеть возлюбленную, потому что принц, несмотря на небольшой интерес к женщинам вообще и к своей жене в частности, совершенно не был склонен играть отведенную ему роль и ревниво следил за супругой. Королю приходится переодеваться в лакея, дровосека, бродягу, надевать маски. Шарлотта посылает венценосному воздыхателю записки, призывы о помощи, предлагает тайные свидания и даже свой портрет, что только разжигает страсть короля.

Шарлотта
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Генрих IV вызывает Конде и упрекает, что того не видно при дворе. Когда Конде заговорил о недобрых намерениях короля и чести своего имени, тот саркастически напомнил ему об отце. Двор веселился, но в конце 1609 года принцу и принцессе все-таки пришлось появиться в Фонтенбло, потому что Мария Медичи была беременна, а по этикету принцы крови должны были сопровождать королеву во время всей беременности. Но пыл короля нисколько не утих, и принц вместе с женой отправляется назад в свои владения. Придворный поэт Малерб сначала воспевал радость государя в связи с возвращением его красавицы ко двору, теперь же ему пришлось изливать жалобы Генриха IV.

Шантийи — наследственная усадьба Шарлотты Маргариты де Монморанси
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Выведенный из себя Конде заговорил о разводе, король ухватился за представившуюся возможность и приказал начать переговоры: впрочем, Шарлотта и сама просила об этом. Развязка оказалась неожиданной: 29 ноября принц увез свою жену в Испанские Нидерланды и попросил приюта у эрцгерцога Альбрехта и инфанты Изабеллы. Король хочет перехватить их у границы, Шарлотта умоляет о помощи, Альбрехт советуется с Мадридом и получает указания предоставить убежище принцу, ставшему жертвой козней короля, направленных против его чести. Весной 1610 года Конде вступает в испанскую армию Ломбардии. Теперь дело принимает политический оборот: первый принц крови готов поднять оружие против своего короля. Генрих IV попытался организовать похищение Шарлотты, но неудачно: узнав об этом, ревнивая Мария предупредила посла Испании в Париже, а тот, в свою очередь, — эрцгерцога. В ярости король потребовал от эрцгерцога выдачи принцессы, угрожая оккупацией Брабанта французскими войсками. Его убийство Равальяком 14 мая 1610 года остановило военные приготовления. После смерти короля супруги вернулись во Францию. В 1616 году Конде принял участие в заговоре против Кончини, был арестован и подвергнут тюремному заключению. Принцесса ходатайствовала о воссоединении с мужем, и Людовик XIII исполнил её желание. До своего освобождения в 1620 году супруги находились в Венсеннском замке, куда Конде перевели из Бастилии и где родилась их дочь, Анна-Женевьева. После рождения третьего ребёнка муж оставил Шарлотту, забрав с собой старшего сына. Шарлотта жила в столичном дворце Конде, воспитывая двух младших детей.
 
Шарлотта
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
СсылкаПожаловаться
Маркиза не ангелов
Генрих IV не предпринимал никаких особых мер предосторожности, считая, что король принадлежит народу, и в том, что касалось его безопасности, полагался на Господа. Конечно же, он понимал, что не умрет в собственной постели. Слишком многим мешал король Генрих. Сплошь и рядом появлялись сочинения и астрологические предсказания о смерти короля в 1610 году на пятьдесят девятом году жизни. В 1609 году испанский теолог Олива в книге, посвященной королю Испании Филиппу III, объявил, что в 1610 году Генрих IV умрет. К тому же в феврале-марте 1610 года Мария Медичи несколько ночей подряд видела сон, что короля убивают двумя ударами ножа. Генрих ограничился отговоркой, что не стоит верить снам, но кожей чувствовал роковую неизбежность.

Генрих
СсылкаПожаловаться
Подпишитесь на нас
Новости Дети Mail.ru