Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Новости, , Это Кавказ

Спецназ и дети: как в Чечне реабилитируют полетами на аэротрубе

В Университете спецназа в Чечне проходит эксперимент по реабилитации особенных детей с помощью полетов в аэротрубе. Идею курса предложил дефектолог, отец ребенка с аутизмом. Результаты обнадеживают.


Рядом с трубой в Аэродинамическом комплексе Goodsky, расположенном на территории Российского университета спецназа (РУС) в Гудермесе, всегда оживленно и шумно. Но сегодня здесь не тренировки парашютистов, как обычно, а лечебные полеты детей. Кто-то уже отлетал, кто-то парит в трубе, а Ансар стоит, прижавшись к стеклу, и наблюдает за полетом.

— Он уже отлетал сегодня и еще хочет, — говорит его тетя Халимат.

— Хочу. Хочу летать высоко, — повторяет мальчик и отбегает.

— У него ранний детский аутизм. Он слишком неспокойный, — поясняет Халимат. — У нас всегда была проблема со сном: ложился в час-два ночи, а теперь в девять вечера сам идет в кровать и засыпает. Одно это — уже результат.

«А мне летать охота…»

— Мы умеем ходить, ползать, плавать, нырять, лазить по горам, потому что все это умели делать наши предки. Но у нас нет предков, которые умели летать. Поэтому, когда ребенок заходит в аэротрубу, его мозг просто «взрывается», — говорит тренер адаптивно-физической культуры (АФК), студент магистратуры Московского педагогического университета по направлению «Нейродефектология» Алексей Руднев.

Он приехал в Гудермес из Москвы вместе с женой и сыном Романом.

Шесть лет назад у Алексея была совершенно другая, далекая от педагогики и медицины профессия. Все изменилось, когда у него родился особенный ребенок.

— Мы с женой стали метаться по специалистам, помощи я толком не видел, а финансы уходили огромные. Закончил одни курсы, затем вторые, пятые, десятые и понял, что этого мало — нужна система знаний.

Поступил на дефектолога-логопеда в Ярославский педагогический институт и параллельно на АФК в московский вуз. В Чечню приехал с экспериментом — двухнедельным курсом реабилитации детей с различными заболеваниями.

— Мы исследуем воздействие аэропотока на детей с ограниченными возможностями здоровья. Состояние полета в трубе вызывает у них бурю эмоций — лежишь на потоке воздуха, под тобой ничего нет. Как так? Это противоестественно! Лимбическая система сходит с ума, начинает искать выход. А пока она подстраивается, сколько нейронных связей вырабатывается, страшно подумать.

«Таблеткой аутизм не вылечишь»

Этим исследованием Алексей с коллегами занимается уже около пяти лет. Долгое время каждый из них изучал это по отдельности.

— С детским неврологом, реабилитологом Дмитрием Сандаковым мы познакомились четыре года назад, он осматривал моего ребенка, — рассказывает Алексей. — Дмитрий практикует больше 30 лет, работает только с ДЦП. Слава богу, этот диагноз у сына не обнаружили. У него аутизм. Дмитрий тогда порекомендовал нам полетать в аэротрубе. Моего Романа на тот момент ничего вокруг не интересовало, он был как овощ. Сразу скажу: медикаментозные препараты при этом заболевании не работают. Я как-то сам выпил таблетку, которую выписали моему ребенку, и чуть с ума не сошел. Мы просто собрали все и выбросили. Ни одной таблеткой аутизм не вылечишь.

Стали заниматься в аэротрубе. Для меня первым звонком ее эффективности стала реакция сына на свое отражение в витрине магазина — оно его очень заинтересовало. Потом он заметил пар над кружкой. И с тех пор пошло развитие, стал появляться интерес: я еще не успевал припарковать машину, а он открывал дверь, хватал рюкзак и бежал к трубе. До этого ни на одно занятие с таким желанием не ходил.

В результате из первой группы аутизма родителям удалось вытянуть Романа в третью. У него резко улучшились способности к обучению, он стал менее капризным, наладилась внутренняя секреция, выровнялся обмен веществ.

— Именно тогда зародилась идея исследовать влияние трубы. Я стал наблюдать и за другими детьми с ОВЗ. Много записывал, снимал. Эмоциональная сфера — самое сложное, что нужно развивать в детях. Именно это делает аэротруба.

Пушка, которая запускает ребенка

Алексей познакомился с многократным чемпионом России по парашютному спорту, шеф-инструктором комплекса Goodsky Максимом Лемешонком. Вместе они разработали целую систему упражнений на разные группы мышц. Потом к ним подключился Дмитрий Сандаков. Медицина, педагогика и спорт соединились в одно целое.

— Все наши знания, умения, навыки, предположения мы свели в единую систему. Вынашивали идею этого проекта два года. Наработали определенный опыт. Конечно, труба — это не панацея, она, скорее, пусковой механизм. Нужна система. Как говорит Максим, труба — это пушка, которая запускает ребенка, а нужное направление уже задают педагоги.

После разработки этой системы Дмитрий Сандаков приехал в Гудермес, провел с инструкторами курс теоретических и практических занятий, подготовив их к работе с особенными детьми.

— Мы очень благодарны Российскому университету спецназа и непосредственно Goodsky за щедрый подарок и нам, и детям, — говорит Алексей Руднев. — Большую помощь в реализации проекта оказал также Фонд развития регионов России «+7». Мы живем в гостинице на территории РУСа, кормят потрясающе — вкусно, сытно. Автобус выделили, который нас возит между корпусами. В номерах нет телевизоров — это большой плюс. И еще мы сразу исключили из жизни детей гаджеты. До проекта мне звонили родители: «У меня ребенок агрессивный, я не знаю, справимся ли мы». Агрессия была лишь в первый день — до того, как они первый раз зашли в трубу. С тех пор я агрессии не видел. Наоборот, они бегут, обнимают, целуют…

Необычная реабилитация

— Реабилитация в аэротрубе — идея не новая. Но обычно методика направлена на работу с детским церебральным параличом. Мы же проводим реабилитацию особенных детей с разными отклонениями: аутизм, синдром дефицита внимания и гиперактивности, задержка развития, — объясняет заместитель руководителя РУСа, куратор авиационного направления Александр Коровин. — С такими детьми работу в комплексной терапии с использованием аэротрубы еще никто не проводил. Мы первые в мире, кто это делает. Специально набрали детей из разных регионов — Москвы, Чувашии, Северной Осетии, Чечни, чтобы у нас складывалась картинка воздействия терапии на детей из разных мест, с разным воспитанием, ментальностью.

Дети занимаются в трубе каждый день по три минуты два раза подряд. Алексей Руднев говорит, что ребенку на адаптацию нужно ровно две с половиной минуты.

— Мы это высчитывали на разных детях. За это время мозг справляется с происходящим: сначала ребенок дрожит, пытается вцепиться в инструктора, спастись, на лице виден страх — это нормальная реакция. В последние 30 секунд он расслабляется и лежит на потоке. Труба — это тонкий инструмент, который, прежде всего, влияет на мозг, а не на тело. Физика физикой, а ментальное изменение в голове у ребенка — вот что важно.

Александр Коровин считает, что аэротруба является ключом, который открывает детям путь к основной реабилитации. Она позволяет детям расслабиться, сконцентрировать внимание — и задает настроение. Затем с ними проводят комплексную реабилитацию дефектологи, логопеды, психологи. Все специалисты находятся здесь же, в комплексе Goodsky.

— Благодаря такой работе мы получаем уникальный результат, реабилитация дает хорошие плоды. Это замечают как родители, так и специалисты. В дальнейшем разработаем единую методику реабилитации, которую запатентуем и будем внедрять повсеместно.

Никита приехал на эксперимент из Владикавказа с папой и бабушкой.

В аэротрубе сложно самому выбирать направление — тебя контролирует инструктор, но Никита умудряется периодически перемещаться в сторону, где стоит бабушка, и с широкой улыбкой на лице протягивает ей руки.

У мальчика задержка психоречевого развития плюс синдром дефицита внимания и гиперактивность. Ребенок постоянно подвижен, не может сконцентрироваться.

— Мы узнали об эксперименте, собрали все документы и приехали, — говорит отец мальчика Тимофей. — Очень довольны: инструкторы и специалисты замечательные. Когда ребенок стоит на земле, он испытывает дискомфорт. Некоторые мышцы у него напряжены, работают в постоянном режиме. А ламинарный поток раскрепощает ребенка до 70 процентов — он себя чувствует как на подушке, расслабляется и получает удовольствие.

Нельзя сказать, что эффект заметен сразу. Это очень долгий процесс. Но скажу одно: Никита начал концентрироваться. В первый день он не понимал, что это такое. На второй — немного закапризничал, на третий день сам пошел в трубу. На пятый побежал переодеваться — все, ему никто не нужен. Если заниматься только в трубе — должного эффекта не будет. Здесь с ним работают специалисты, восстанавливают мозжечковую коррекцию. Почему я в этом разбираюсь? 11 лет сыном занимаюсь, уже могу кандидатскую по нему защитить. Вот, еще с Зелимханом поговорите — это вообще уникальный пацан.

Зелимхан в это время ждет своей очереди. На вопрос, нравится ли ему летать, стеснительно, но с горящими глазами кивает головой.

— Об эксперименте я узнала от своего врача-невролога, — рассказывает мама Зелимхана Лида. — Раньше про трубу мы вообще ничего не знали, боялись, думали, не выдержит ребенок. Ехали со слезами: неизвестность всегда пугает аутичных детей. Но ему очень понравилось. Даже в первый раз не испугался, хотя не мог держаться на потоке воздуха. А вчера уже сам летал, без помощи инструктора. Все радовались его успехам, говорили, что он очень быстро научился. А какие у него эмоции после этого на весь день! Он стеснительный мальчик, мало слов произносит. Сейчас раскрепостился. Подружился с инструкторами. Стал произносить новые слова: «молодец», «здорово», «отлично» — это они его так хвалят. И еще слово «аэротруба», хотя такому ребенку его сложно выговорить.

«Они сильнее взрослых»

С детьми в трубе занимаются шесть инструкторов комплекса Goodsky — все с соответствующей сертификацией.

Инструктор Салман Мусаев признается, что поначалу было страшновато брать на себя такую ответственность.

— Впервые аэротрубу я увидел полтора года назад и был очень удивлен: как такое вообще возможно?! — говорит Салман. — Поэтому мне казалось, что и дети будут испытывать шок. Каждый из них по-своему реагировал на трубу, некоторые плакали. Сейчас уже все очень хотят летать. Мне нравится с ними работать. Они веселые, всему радуются, хотят общаться. Если в дальнейшем у нас будет работать это направление, я хотел бы заниматься именно с такими детьми.

Его коллега Хабиб Лорсанов отмечает, что работать с особенными детьми трудно, хотя и интересно.

— Почему трудно? Например, дети с ДЦП не могут выпрямить тело, поэтому очень сложно удерживать их на потоке воздуха. Они на удивление очень сильные, порой сильнее, чем взрослые: ноги, руки так сгибают, что их трудно бывает выпрямить. Работать с ними — большая ответственность. Но в целом для меня нет разницы: в трубе все одинаковые.

Полеты во сне и наяву

— Goodsky — это идеальное место для реабилитации, начиная с территории, — подключается к разговору Алексей Руднев. — Еще и погода прекрасная — солнышко, тепло, воздух чистый. У меня ребенок спит здесь очень хорошо. Я сам ложусь в час ночи, встаю в семь утра и чувствую себя прекрасно. И какие замечательные здесь люди. Многие родители переживали, что тут небезопасно. Я говорил им, что на сегодняшний день Чечня — самое безопасное место.

Ну и, конечно, чеченская аэротруба. По сравнению с московскими — небо и земля. Здесь потрясающая площадка, сам поток другой. Пятиметровой трубы в Европе больше нет. В Москве, где летает мой ребенок, — 2,5 метра.

Смотрите, как высоко взлетел малыш! Это базовое упражнение — борьба со страхом. У любого ребенка есть страх высоты.

Пятилетний Борис (у него задержка развития речи) действительно, как птица, парит на самом верху трубы. Опускается и опять взлетает. Вместе с инструктором, разумеется.

— Откуда приехали? Это тайна следствия, — шутит бабушка Бориса Зинаида. — Я — из Москвы, внук — из Владикавказа. Нам подсказали, что здесь одна из лучших аэротруб. Ребенок прекрасно реагирует. Ему очень нравится именно это упражнение. Говорит: «Видишь, баба, я уже высоко летаю». Запустить такую терапию — очень здорово.

Двухнедельный эксперимент для десяти детей — это серьезное начало, считает Алексей. В дальнейших планах — под каждое отклонение ребенка прописывать свою программу.

— Если нас поддержат на государственном уровне, создадим здесь потрясающий, не имеющий себе равных во всем мире центр.

Фото: Диана Магомаева, Милана Тамаева

Читайте также: Аутизм: как не пропустить «первые звоночки»

Смотрите наши видео

Во время загрузки произошла ошибка.

 

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
РедискаОно пришло, будущее)
Новая технология позиционируется как первая татуировка, созданная на основе светоизлучающих технологий OLED, используемых в современных телевизорах и смартфонах. Датчик состоит из электролюминесцен...
121
АнонимПодскажите по поводу имени
Привет, девочки! Всех с наступающим праздником

Извините, что сейчас пишу анонимно. Подбираем женское имя, многие нравятся, но несмотря на это пока как-то не выбрали подходящее.
Про некоторые имена ...
71
ПятроунаМало молока?
Добрый день, мамы.
Очень нужен совет и взгляд со стороны, т.к. я в полной растерянности.
Ребенку чуть меньше 2 недель. В роддоме молозива не было.
Хотя подозреваю, что просто неправильно начала гр...
60
Смирнова НадеждаПо следам темы про уфимцев.
Недавно была тема, как уфимцы помогали многодетной семье, которая не могла справиться с платежами по ипотеке.
На днях читаю тему на дзене. Несколько противоположную по содержанию.
Автор "RT на...
58
АнонимНас запомнит интернет)
Задумывались ли вы, что много из того, что мы пишем, сохранится на года, десятилетия?
Лет 10 назад я активно пользовалась сервисом ответы.мэйл ру,и вот спустя годы, мне приходят сообщения, типа:&qu...
44
ТатьянаВуди Аллен
Вечер добрый. Вопрос к любителям кино, любите ли вы творчество Вуди Аллена, если да, то какие конкретно фильмы и что в них. И есть ли , на ваш взгляд, кто-то похожий по стилю, атмосфере и иронии.
Ф...
19
Подпишитесь на нас