Исследование: у детей ликвидаторов Чернобыля нет дополнительных повреждений ДНК

Найти мутации, связанные с воздействием радиации на родителей, не удалось.

Источник: legion-media.ru

В ДНК детей тех, кто участвовал в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, нет дополнительных повреждений, выяснила группа ученых из шести стран, в том числе России и Украины. К такому выводу они пришли в ходе первого в истории исследования генов детей, родители которых до их зачатия подверглись радиации от чернобыльской катастрофы.

Все дети, принимавшие участие в исследовании, были зачаты уже после катастрофы и родились в период между 1987 и 2002 годами. Их геномы были изучены полностью. Найти мутации, связанные с воздействием радиации на родителей, не удалось.

Профессор Джерри Томас из Имперского колледжа Лондона уже много десятилетий изучает раковые опухоли, связанные с воздействием радиации.

По ее словам, целью нового исследования было показать, что «даже когда люди подвергаются воздействию относительно высоких по сравнению с нормальным фоном доз радиации, на их будущих детей это не влияет».

Команду ученых, которая вела исследование, возглавила профессор Мередит Йегер из Национального института рака США.

Исследователи изучили геномы детей рабочих-ликвидаторов, принимавших участие в очистке зараженной зоны вокруг Чернобыльской АЭС, а также жителей, эвакуированных из города Припять и других поселений в радиусе 70 км от станции.

Один из ученых, доктор Стивен Чанок, тоже из Национального института рака, рассказывает, что к исследованию привлекали целые семьи, чтобы сравнить ДНК отца, матери и ребенка:

В данном случае мы не изучали то, что произошло с детьми в чреве во время катастрофы, а искали так называемые мутации de novo.

Речь идет о мутациях, которые есть у ребенка, и которых не было у родителей. Они происходят случайным образом в яйцеклетке или сперматозоиде. В зависимости от того, в какой части ДНК ребенка происходит мутация, она может не иметь никаких последствий или стать причиной генетического заболевания.

«В каждом новом поколении происходит около 50-100 таких мутаций, и происходят они случайно, — объясняет доктор Чанок. — В каком-то смысле это строительный материал эволюции. Это тот механизм, посредством которого с каждым следующим поколением в популяции происходят перемены».

Мы изучали геномы отца, матери, а затем ребенка и специально выжидали дополнительные девять месяцев, дожидаясь какого-то сигнала, изменения числа этих мутаций, связанных с облучением родителей. Мы ничего не увидели.
Стивен Чанок

По мнению ученых, это значит, что воздействие радиации на тело родителя не влияет на детей, которых он может зачать или родить в будущем.

«Многие люди боялись заводить детей после ядерной бомбардировки [Нагасаки и Хиросимы], — рассказал профессор Би-би-си. — Люди боялись заводить детей после аварии на АЭС в Фукусиме, потому что опасались, что воздействие на них радиации как-то повлияет на их ребенка». Он добавил: «Это очень грустно. И если мы докажем, что такого эффекта нет, есть надежда, что мы сможем рассеять эти страхи».

Профессор Томас не принимала участия в международном исследовании, однако вместе с коллегами отдельно изучала связанные с Чернобыльской катастрофой случаи рака. В основном их интересовал рак щитовидной железы, поскольку известно, что после аварии на АЭС он возник как минимум у пяти тысяч человек, большинство из которых вылечили.

После аварии власти СССР не изъяли из продажи в регионе облученное молоко; его пили дети, получая большие дозы радиоактивного йода, который выбросил из себя реактор.

«По сути мы обнаружили, что между раком щитовидной железы, полученным в результате облучения от аварии, и любым другим раком этого органа нет никакой разницы», — говорит она.

«Нет никакой “демонической чернобыльской опухоли”, не поддающейся излечению. Все их можно лечить точно так же, как любой другой рак», — резюмирует профессор.

Читайте также: Главные тренды 2021 года в родительстве. И не пропустите интересное видео:

Контент недоступен