Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

За фантики Турбо – на дуэль: что собирали дети 90-х

Современные дети вряд ли поймут, почему их родители охотились за этими вещами. А ведь когда-то вокруг обычных вкладышей от жвачек кипели нешуточные страсти. Писательница Евгения Овчинникова с юмором и ностальгией рассказывает о той поре в книге «Мортал комбат и другие 90-е». Предлагаем прочитать один из рассказов из этого сборника – «Номер двести сорок».


В начале девяностых на рынок хлынула импортная одежда, техника, посуда, еда. В городе открылось множество магазинчиков, где продавали только заграничные товары. Самым популярным среди них был «Крамдс-Маг». Там вообще продавалось все только самое-самое заграничное. Теперь, глядя с высоты своего опыта, я понимаю, что была это обычная комиссионка, куда горожане приносили шорты и футболки, кепки и носки, велосипеды, пиво в жестяных баночках. Всего этого было навалено обильно — так, что глаза разбегались, — но без всякого порядка и логики.

От покупателей нагромождения были отгорожены стеклянными прилавками, где выставлялись сотни, тысячи шоколадок, печений, жвачек, мармеладок. У прилавков в любое время висели гроздья малышни, безмолвно и восторженно взирающие на царские россыпи. По контрасту с привычными магазинами, где было полупусто, блекло и совершенно невкусно, «Крамдс-Маг» казался нам, детворе, райскими кущами, вход в которые охранял родительский кошелек.

И когда тебе покупали рекламируемую по телевизору шоколадку — это было настоящим праздником. Полным восторгом было разорвать яркую упаковку, вынуть плотное шоколадное тельце и вонзить в него зубы. Потянуть, чтобы за батончиком выросли светло-коричневые нити карамели. Потом собрать пальцем застывшие на подбородке нити и положить их в рот.

Но самой большой страстью детворы стали, несомненно, жвачки. Мы немедленно стали коллекционировать вкладыши. Так как в «Крамдс-Маге» работала моя двоюродная сестра и поток жуек от нее не иссякал, то начало, считай, было положено.

Для этого был найден альбом с кармашками, предназначавшийся филателистам. Скудная коллекция из тридцати марок, ранее собираемых с трепетом, была отправлена в отставку — «Большую советскую энциклопедию», и еще несколько лет, пока совсем не затерялись, марки выпадали то из одного, то из другого тома.

Илюхина Наталья / Фотобанк Лори

Вместо марок в альбом заселились вкладыши от жвачек «Турбо», «Лазер» и «Лов-из». Обычно у девчонок был другой набор — «Барби» и «Типи Тип». Но, во-первых, самым ходовым товаром в магазине у сестры была «Турбо», а во-вторых, со временем я оценила красоту машинок, и у меня появились фавориты. Меня завораживал кабриолет «Пантер-Каллиста» с номера сто семьдесят два — образец аристократичности, а номер сто девяносто четыре с бигфутом «Шевроле» просто поразил воображение — ничего такого я не видела раньше даже по телевизору.

Появился и курс обмена. Одна турба шла за пять «Барби». Девчонок это возмутило, и появился отдельный курс, с вкладышами «Лав из», «Барби» и какими-то то ли мышатами, то ли слонами. Иногда приходилось обмениваться с мальчишками. Они загоняли одну «Барби» за пять турб. Но так как девчонкам машинки были неинтересны, то и отдавать их за наклейку с куклой, чтобы дополнить коллекцию, было совершенно не жалко.

Как назло, в городе ходили одни и те же вкладыши, так было со всеми жвачками. Можно было собрать от силы половину коллекции. Остальные были редкостью. Сколько бы жвачек ты ни покупала, не было никакой гарантии найти внутри вожделенные недостающие машинки. Приходилось крутиться — просить гостей привезти их из другого города или выигрывать.

К концу лета я собрала две коллекции «Турбо» — самые ценные из возможных. Однако во второй коллекции не хватало номера двести сорок — «Олдсмобиля-Круизер-Вагон». Это отравляло мою жизнь. Я думала о нем непрестанно — стоя в очереди в магазине, дома и в автобусе по дороге на дачу. Я мечтала, как на линейке первого сентября гордо заявлю, что собрала две полные коллекции «Турбы». И от этого заявления онемеют два параллельных гимназических класса, классная руководительница и другие учителя. Да и директор, что уж там, прервет свою поздравительную речь и подойдет пожать мне руку.

Тридцать первого августа мы с дворовыми ребятами жгли костер и пускали искры до самого неба. Назавтра мои мечты разбились в пух и прах.

Утром мы с Машей шли в школу вместе, обе — с крепко завязанными белыми бантами. Школьную форму уже отменили, поэтому все щеголяли новыми нарядами. Издалека было видно, как наш класс скучковался вокруг чего-то. Чем-то оказался новенький мальчишка, разложивший прямо на асфальте шикарный кожаный альбом, весь заполненный вкладышами — тут были и «Турбо», и «Лазер», и футболисты.

— Две полных коллекции «Турбо». Полная «Лазера»…

Две. Полных. Коллекции. «Турбо». Тук. Тук. Тук. Тук.

Здесь, именно в этот момент, я его и возненавидела.

Ох уж этот «Олдсмобиль-Круизер-Вагон» цвета металлик на желтом фоне!

Все это значило, что я проиграла вкладышную баталию какому-то чужаку, даже не начав ее. Нужно было срочно отыскать номер двести сорок, чтобы вернуть пошатнувшееся положение. И я стала искать.

Один из способов — день моего рождения, который приходится на сентябрь.

— Упаковку «Турбо», — отвечаю я родителям на вопрос о подарке.

Моя просьба выполняется с некоторым удивлением. Не дожидаясь ухода гостей, я раскрываю сто жвачек и час сижу в куче смятых вкладышей и смотрю в одну точку — «Олдсмобиля» нет. Два следующих дня лежу дома с температурой.

Когда здоровье и силы возвращаются, мы с Машей проходимся по квартирам коллекционеров и собираем турнир.

В день N во двор стекается около миллиона болельщиков. Для игры бралось по десять вкладышей с каждой стороны. Они клались двумя стопочками, картинками вниз. Нужно было, хлопнув ладонью по чужой кучке, перевернуть как можно больше вкладышей. Все, что оказывалось перевернутым, игрок забирал в свою коллекцию. Мы заранее договаривались о составе вкладышей в кучках.

Я проигрываю все сто штук, а выигрываю примерно столько же, но без «Олдсмобиля». Маша, мой секундант, долго утешает меня в песочнице.

Вернее всего идти к «Олдсмобилю» путем обмена. Я готова отдать половину или даже всю коллекцию «Лов-из». Но дело в том, что двести сороковые номера в Кокчетаве дефицит, и никто из обладателей вкладыша не готов его обменять.

Последняя попытка делается, когда один из коллекционеров, двадцатилетний Кайрат, раздает свои вкладыши дворовым ребятам. Он забирается на турник, кричит:

— Пайехали-и-и! — и кидает вкладыши горстями в толпу, в самой гуще которой пихаемся мы с Машей.

В быстрой потасовке, обошедшейся без переломов, я вырываю из чьих-то рук вкладыш с серой машиной на желтом. И лишь когда толпа расходится, понимаю, что держу в руках номер сто восемьдесят пять — серый «Вектор» на желтом фоне.

Оставался один путь — объявить открытую войну новенькому и вытащить его на дуэль. К тому времени он уже оброс авторитетом и поклонниками, но и я могла привлечь одноклассников на свою сторону. Об открытом военном противостоянии я послала объявить Машу — у нее было больше дипломатического такта и находчивости, чем у меня. Новенький принял вызов, но как-то безразлично.

Двадцать первого сентября война была объявлена, мы начали привлекать союзников. Наш главный аргумент — новенький не имеет права первенства. Нам удалось привлечь на свою сторону половину класса, оставшаяся половина не поддержала никого. На стороне новенького — Петя и Марат из параллельного. Причем оба — из вредности и только потому, что я девчонка.

Мы еще несколько дней играли на нервах новенького, который все-таки начал заметно беспокоиться и вздрагивать при виде меня. Дуэль за «Олдсмобиль» назначили на четвертое октября, понедельник, после уроков, — на первом этаже в холле.

Между вторым и третьим уроками новенький подошел ко мне в холле и предпринял попытку примирения с условием:

— Не буду приносить в школу альбом с коллекциями.

Но мне это было уже не интересно. Я жаждала мести за испорченный сентябрь. Поняв, что дуэли не избежать, новенький скрылся в классе. В дверь полетели снаряды моих союзников — скомканные тетрадные листки.

После пятого урока в холле собрались все классы с первого по четвертый. Зрители плотным кольцом окружили пятачок с дуэлянтами. Мы с новеньким сидели друг напротив друга за столом. Секундантами были Маша и Петя. Они волновались больше нас.

Кекяляйнен Андрей / Фотобанк Лори

Рядом лежали наши альбомы как доказательства серьезности намерений. Петя и Маша отсчитали вкладыши каждой стороны — по десять, и проследили, чтобы оговоренные картинки присутствовали в обеих кучках. Потом отогнали болельщиков, чтобы не мешали:

— А ну, брысь на расстояние двух метров! Не подходить ближе! Не дышать и не мешать! — кричат они, размахивая руками, и толпа послушно отходит.

Они едва не подрались из-за очередности расположения нужного номера. В итоге сошлись на том, что «Олдсмобиль» будет самым последним. И дуэль началась.

Я хлопнула ладонью, мастерски создав вакуум, и с первого раза перевернула пять вкладышей.

— Дальше можно не смотреть, — одобрительно зашумели зрители.

Маша забрала вкладыши, пересчитала и поправила кучку.

Новенький сделал свой ход и перевернул один вкладыш. Толпа загудела.

И снова я занесла ладонь над стопочкой. Ладонь нужно чуть изогнуть, чтобы между нею и вкладышами образовалось подобие вакуума, который и станет основной силой, переворачивающей вкладыш. Можно иногда смухлевать и быстро зацепить вкладыш пальцем, но зрителей сегодня слишком много, шутка ли — решается судьба полной коллекции, да и секундант противника не дремлет.

Хлопок — и вверх картинками взлетели еще четыре турбы.

— О-о-о! О-о-о! — восхищенно застонала толпа. Она сомкнулась над нашими головами, но Маша с Петей быстро разогнали всех обратно, чтобы лишнее движение или дыхание не помешало дуэлянтам.

У новенького дрожали руки. Он хлопнул неуверенно, не изогнув ладонь, и снова перевернул только один вкладыш.

Я смотрела на бумажку перед собой, настолько тонкую и прозрачную, что видно лимонно-желтый фон и очертания «Олдсмобиля» на нем. Уверенно шлепнула по ней, но она осталась лежать.

— Небольшая отсрочка, домой пока не идем, — раздалось из толпы болельщиков.

Новенький снова неуверенно шлепает и снова переворачивает один вкладыш. Он с досадой вытирает руку о штанину.

Мой ход. Смыкаю пальцы, изгибаю ладонь, прицеливаюсь. Шлепок — и «Олдсмобиль» издевательски остается лежать как был.

Противник переворачивает еще один вкладыш.

«Олдсмобиль» лежит картинкой вниз.

И еще один уходит к новенькому.

Картинкой вниз.

— Перерыв! — объявляет Маша.

Она берет номер двести сорок, проверяет, не прилип ли он к столу, бережно дышит на него и протирает с обеих сторон. Я сверлю глазами противника, он не смотрит на меня и вытирает платочком пот со лба. Дуэль продолжается.

Через считаные минуты новенький так же неуверенно переворачивает и забирает по одному все вкладыши из моей стопки. «Олдсмобиль» лежит картинкой вниз.

С обеих сторон осталось по одному вкладышу. Передо мной — номер двести сорок, перед новеньким, судя по очертаниям, двести первый, «Корвет Спайдер», один из моих любимых.

Смешки болельщиков стихают. Они плотно смыкаются над нашими головами и стараются не дышать. Маша с Петей захвачены игрой, поэтому не отгоняют их.

Я заношу руку над «Олдсмобилем». Она чуть заметно дрожит и немного вспотела. Последнее к лучшему — так вкладыш с большей вероятностью прилипнет к ладони и перевернется. Вдыхаю побольше воздуха, одновременно занося ладонь над вкладышем. Резко — глаз не успевает следить — шлепаю по нему.

Зрители стонут. Маша и Петя выдыхают воздух, набранный несколько ходов назад. Мимо окон, каркая, пролетает ворона.

«Олдсмобиль-Круизер-Вагон» лежит передо мной во всей красе: продолговатый багажник, несуразно вытянутый нос. Картинка чуть потерлась посередине, по линии сгиба. Я беру его, поднимаю альбом, открываю и заполняю пустой кармашек.

Всю неделю я демонстрирую желающим коллекции. Новости о дуэли и красивом выигрыше в один момент облетели школу, на меня приходят посмотреть просто так, а в коридорах за спиной перешептываются, и в шепоте слышится:

— Выиграла… две коллекции… упертая девчонка.

Слова эти лучше любой музыки.

Новенький держался молодцом, я поняла, что парень он неплохой, но подружиться мы не смогли — через месяц он с родителями уехал в Германию, так что никто не успел запомнить его имени.

***

Победа во вкладышной войне напрочь отбила у меня желание заниматься коллекционированием дальше. И когда на следующей неделе альбом был украден из раздевалки, я только пожала плечами — мне было все равно. Я перестала следить за коллекциями и вкладышными дуэлями. Года через три мода на вкладыши начала сходить на нет, а потом мы вовсе забыли о них. Мы взрослели, и у нас появлялись другие интересы.

А за чем «охотились» вы?

Читайте также: Вкус детства: любимые сладости 90-х.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
6
Алексей Андреев
Где то затерялась коллекция.... Да, было классно. Был вкус у жизни пряный...
СсылкаПожаловаться
Pacha Mama
такого бума с дуэлями не было, но собирали, обменивались, хвастались... из жвачек у меня были Love Is...а потом стали какие-то альбомы елать, туда надо наклейки вклеивать...и вот этими наклейками тоже обменивались....и эти, как их...киндеры тех времен...сейчас покупаю своей дочери киндеры и жалею, что те не сохранила..небо и земля!
СсылкаПожаловаться
Мария Соколова
Целиковые фигурки из киндер-сюрпризов, сборки выкидывали или отдавали детям во дворе, а цельные серии собирали: лягушки, гномы и т.д.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
*****Родительский комитет или неужели все так ужасно.....
15 марта был назначен утренник -празднование 8 марта, моя просьба к заведующей перенести утренник на празднование до 8 марта не увенчался успехом, т к праздновать утренник именно 15 марта желает муз. руководитель. 
Итак: утренник-песни не выучена ни одна, поет только муз руководитель и при этом вопит на воспитателей и детей,в присутствии приглашенных.
При хореографическом исполнении танцев сплошная куча детей, пришли мамы , бабушки, кроме первых рядов детей других детей нельзя увидеть, т к муз руководитель просто не в состоянии организовать детей и постараться их расставить хотя бы в шахматном порядке и периодически менять первые ряды на последние.
Песни, исполняемые детьми про-"бабушка печет оладушки в инстаграмме"-это что вообще? На большее мозгов не хватило? У нас что в дошкольном образовании больше нет приличных песен, кроме как об отключении интернета и инстаграммов? Это мы таким образом стараемся привить детям какие то ценности в жизни?
Танец "Журавли" просто позор, причем после него надо срочно девочек переодеть в другие платья в жутко тесном коридоре, где вообще для этого нет места, дети нервничают, банты слетают, замки на платьях ломаются-это кому такое надо было? Мамам,которые пришли смотреть на своих детей и хлопать? 
Настолько все бестолково, неорганизованно, халатно, для галочки.
На утренник приходят бабушки, пожилые люди, скамеек нет, стульев нет, внуков не разглядеть в толпе, бедные стоят вдоль стенки....это праздник, организованный муз.руководителем???? Это позор и отстой. На месте заведующей я бы пересмотрела компетентность музыкального работника в сторону замены. Таких непрофессионалов нельзя допускать в детские учреждения. До этой дамы, был прекрасный руководитель, чуткий, ответственный, прекрасно разбирался в музыке, умела аккомпанировать, а эта дама кроме как скачать с интернета на большее просто не хватает ни воспитания, ни профессионализма.
Итог: Нет ни видео утренника, т к снять видео не представляется возможным,если только в отражении в зеркальной стене зала, не увидела своего ребенка совсем, и не только я, испорченное настроение и просто хамское отношение музыкального работника, когда ее спросили, чем мотивировано такое ужасное представление и какая расстановка детей. Она взбесилась, что все ее хвалят ,а тут подошли с вопросом и недовольством, она плевала мне на платье, когда отвечала,что заслужил ваш ребенок, там и стоит, взаду-значит взаду. Моя пелена упала и я чудом сдержалась,чтобы не дать ей в морду.
Страшно подумать какой будет выпускной. 
А теперь мамашка из род. комитета мне сегодня вернула все деньги ,сданные на выпускной и объяснила тем, что это решение род комитета в связи с ситуацией на последнем утреннике. Т. е на выпускном все будут стоять и запускать шары, а моя должна просто стоять? Всех снимает фотограф, а моя будет стоять?
Посоветуйте, что делать и как отреагировать на ситуацию?
498
Все будет офигенноО неработающих женах
Всем добрый день. Мой муж часто ставит мне в пример жён своих друзей, которые когда-то уволились с работ во время первого декрета и до сих сидят дома, рожают детей, занимаются бытом, детьми, мужьями.... И вот одна я такая строптивая все рвусь на работу, норовлю рассовать детей по садам/школам и бежать строить карьеру. Немного о них, жёнах друзей. Одна экономист, сидит дома, дочке 3 года, работу не ищет, ждёт второго ребёнка. Муж молодец, крутится, содержит. Вторая медик, работу она конечно не бросила, но переходит из одного декрета в другой, рожая с интервалом в 4 года, их уже трое. Тоже муж содержит всех один. При этом наверняка их не заставляют отчитываться за каждую потраченную на себя копейку, как меня, все хорошо одеты, ездят на своих авто. В общем, сидят и в ус не дуют. А вот мой коллега пашет на 2 работах, стонет, конечно, что тяжело, но жену на работу не гонит. Она тоже уволилась после второго декрета, занимается детьми, собой, собачкой, ходит на тренинги разные.
Вот и муж мой уверен, что я тоже так могу, сидеть на обеспечении, не думать ни о чем кроме семьи. А у меня крыша едет. Я люблю работу, люблю с людьми общаться, я на работе отдыхала от семейных забот. И заработок. Согласитесь, лучше заработать своё на свои нужды, а не сидеть с протянутой рукой. Не семейная я баба, наверно.
314
AcinonyxНЕпятница!!!
Всем привет! Не могу в шапку темы загрузить фото, потому без неё.
288
мама кошкаСитуация в школе. Я в шоке.
Девочки,случилась у нас в школе такая ситуация.Дочка ходит в 3 класс и сегодня после продленки когда я забрала ее домой,уже дома она мне пожаловалась что в школе 2 мальчика ее на продленки зажимали и пытались снять трусы.Дело было в 5 вечера и она и эти мальчики остались в классе в троем. Учитель в это время мыла соседний класс.Дочка попыталась дать им отпор и ударила веником.Мальчики побежали к учителю и пожаловались что она их ударила,она рассказала почему она так делала но умолчала что задирали юбку.Призналась мне уже дома,сказала что учителю такое говорить постеснялась.Я сразу позвонила педагогу,объяснила ситуацию и попросила провести беседу с мальчиками.Она конечно была очень удивлена,заверила что это без внимание не останется.Я в шоке,мальчишки то в 3 класс ходят.В мое время они еще в этом возрасти в машинки играют,а сейчас кошмар.Не знаю как себя в этой ситуации вести и как объяснить дочки что о током надо сразу рассказывать.Она начинает краснеть и говорит что ей стыдно но стыдно то должно быть не ей а мальчишкам за такие поступки.
243
Tatiana Volodina ответственность школы
На уроке физкультуры в 3 классе мальчик  силой дернул за руки сына, произошло смещение 5 шейного позвоночника. 3 дня ребенок пролежал в больнице на растяжке с гирями, на 4 день  прямо из больницы я приехала в школу , считая что виноват учитель физкультуры. Комиссия по ТБ в составе с инженером по технике безопасности  , учителем по физ-ре и классным руководителем обвиняет во всем ребенка. Я пыталась выяснить, почему  учитель по физ-ре не запретила во время урока  подходить и дергать за руки сидящего на скамейке одноклассника. Учитель говорит, что не видела происходящего, тюк. стояла спиной. Школа винит во всем моего ребенка. Школа образцово- показательная, директор имеет неограниченные связи, что делать?
232
Инна ОлейникРабота в удовольствие.
Нравится ли вам ваша работа, получаете удовольствие от того, чем занимаетесь?
Большую часть времени проводим на работе, поэтому это важно .
Я бухгалтер, понимаю, что занимаюсь нелюбимым делом. 
149
Подпишитесь на нас
Новости Дети Mail.ru