Почему мы ссоримся с детьми из-за уборки (дело не только в чистоте)

Объясняет психолог.

Для многих женщин порядок в доме — задача, ради которой они готовы бесконечно жертвовать силами, временем и даже миром с собственными детьми. Почему так происходит, рассказывает психолог Катерина Демина, автор книги «Ген борща, или Психоанализ домоводства». 

Источник: Freepik

Наше стремление к порядку в доме — это во многом противостояние хаосу, проявление важнейшей потребности хоть как-то управлять своей жизнью. Чем хуже обстановка вокруг, чем меньше мы можем контролировать во внешней среде, тем больше пытаемся контролировать внутреннюю сферу — наш дом. 

С помощью уборки мы присваиваем себе пространство, обживаем его. Первое, что начинает делать любая женщина после переезда, — мыть, тереть, по-своему передвигать мебель, расставлять вещи. Эти действия позволяют в полной мере ощутить себя хозяйкой в новом доме: теперь я здесь живу, а не просто временно обитаю.

Уборка — источник ресурсов

Порядок в доме — это еще и показатель нашего внутреннего состояния. Не нужно быть психологом, чтобы по внешнему виду квартиры понять, на что есть силы у хозяйки и каковы ее приоритеты: кое-как вымыть тарелки или до блеска вычистить весь дом, подмести в прихожей или еще и на лестничной клетке.

Уборка одновременно отнимает наши ресурсы (время, энергию, порой даже здоровье) и восполняет их.

Неслучайно некоторые женщины не находят возможности без спешки пообщаться с семьей, но всегда выкроят полчаса, чтобы почистить сантехнику, и даже (на удивление) могут получить от этого занятия больше удовольствия. 

Поговорить по душам, особенно с ребенком — значит принять в себя его переживания. А если мама переполнена собственными тревогами, ей некуда вместить чужие чувства — для них просто нет пространства внутри. Зато когда она трет кастрюлю, то добивается не только чистоты, но и заглушает свою боль.

Швабра вместо психолога

Уборка, как и любая физическая активность, — это возможность прожить свои эмоции телом. Она оказывает мощный психотерапевтический эффект.

Существует взаимосвязь между тем, каким видом домашней работы мы занимаемся, и тем, что мы чувствуем. В трудные моменты многие женщины неосознанно переключаются на хозяйственные дела, которые становятся для них своего рода медитацией, помогают уменьшить стресс.

Главное — правильно выбрать занятие.

Например, женщины издавна замечали, что нельзя выпекать хлеб в плохом настроении — скорее всего, ничего не получится.

Да и вообще в гневе или раздражении плохо идет готовка и другая работа, требующая концентрации, например, разбор вещей, глажка, шитье (велик риск что-нибудь испортить). 

Когда злишься, лучше всего заниматься уборкой: чистить, тереть, отмывать. Вместе с активными движениями уходит негативная энергия — и хозяйка понемногу успокаивается. 

Зачем мы убираем? 

Ответ на этот вопрос не так однозначен, как кажется. С помощью домашней работы мы можем восполнять самые разные потребности: от очевидных физических (например, потребность в комфорте) до более глубоких, неосознаваемых, а порой даже связанных с какими-то внутренними травмами. 

Источник: Pexels
  • Уборка ради порядка. Для большинства женщин вымытый пол и разложенные по местам вещи — настоящая отрада. Для этого они готовы потрудиться, даже если не получают радости от самого процесса и охотно перепоручили бы его кому-то другому (справедливости ради заметим, что безразличные к чистоте дамы тоже встречаются, и это нормально). 
  • Уборка ради удовольствия. Женщины, которые получают удовольствие от домашней работы, — счастливицы, потому что могут заниматься любимым делом 24/7. Тем не менее у любой хозяйки всегда найдется парочка любимых дел: кому-то нравится превращать грязную посуду в чистую, а кто-то отдыхает во время глажки.
  • Уборка ради уборки. Ситуация, когда женщина теряет покой из-за малейшего пятнышка, без конца начищает все вокруг и с трудом отрывается от этого занятия, говорит уже не о любви к порядку, а о невротизации. Чрезмерная «повернутость» на чистоте требует внимания психолога, ведь чаще всего за ней стоит какой-то травмирующий опыт. 
  • Уборка ради признания. Вкладываться в домашнюю работу можно еще и для того, чтобы заслужить одобрение окружающих. Если близкие не дают этого хозяйке (или дают недостаточно / не в той форме и т. д.), уборка становится поводом для бесконечных упреков. Помните, как в мультике «Каникулы в Простоквашино» мама дяди Федора возмущается: «Я на вас целый год со сковородкой работала»? Звучит так, как будто она прислуга без оплаты, хотя вообще-то речь идет о ее собственном доме и любимых людях. 

Как правило, муж и дети не просят маму, чтобы в квартире было чисто, — это ее выбор. Если женщина понимает, что, наводя в доме милый своему сердцу порядок, она работает прежде всего на себя, проблемы возникают гораздо реже.  

  • Уборка ради власти. Организация пространства и вещей определенным образом — это проявление нашей самости. Дом и порядок в нем — настолько интимная сфера, что для некоторых женщин совершенно немыслимо допустить сюда постороннего человека или даже кого-то из родных: сделать это означает потерять свой авторитет.  

Контроль над бытовой стороной жизни семьи определяется иерархией: кто в доме устанавливает правила, кто кого может и не может заставлять. Например, в норме ребенок не должен заставлять маму мыть посуду. Если он вдруг начинает это делать, значит, семья в беде, и мама сама превратилась в беспомощного проблемного ребенка (как, например, бывает в семьях алкоголиков).

Уборка как способ борьбы за власть

Вечные баталии взрослых и детей из-за уборки — это тоже не про чистоту, а про власть. Причем дети иногда отстаивают ее не менее яростно, чем взрослые. За контроль над порядком на своей территории (даже если это всего лишь уголок с игрушками) готовы сражаться даже малыши в возрасте двух-трех лет. Пусть мама только попробует по-своему расставить дочкиных кукол или без спроса выбросить прохудившийся мячик — атака с криками и слезами последует немедленно.  

Подросток, разбрасывающий одежду, таким способом тоже «метит территорию». Его вечное «не хочу» в ответ на мамины призывы убраться — это попытка отстоять себя и собственное пространство. А мама, которая в отсутствие ребенка наводит в его комнате свой порядок, воспринимается как оккупант. 

Источник: Freepik

Понять можно обоих участников конфликта. Мама вправе ожидать уважения к своим усилиям от ребенка, живущего на ее жилплощади. А для подростка естественно понемногу отделяться от взрослых и отстаивать свой суверенитет, пусть даже такими неприятными (за неимением других) способами. 

Конфликты неизбежны, когда для обоих участников уборка — лишь повод к столкновению, а подлинная причина кроется в желании показать, кто главный.

В этом случае, даже если проблема чистоты решится, всегда найдется новый повод для баталий: оценки, гаджеты, неподходящие друзья и т. д.

Стоит ли ссориться из-за уборки? 

Битвы за порядок порой отнимают у женщин не меньше энергии, чем сама уборка. И неудивительно, ведь чистоты в доме невозможно добиться силой — проверено поколениями родителей. Эффективнее работают не скандалы и упреки, а просьбы («котик, помоги мне, пожалуйста, я устала»), договоренности (один готовит — другие убирают), постановка реалистичных задач (например, от дошкольника бесполезно требовать аккуратности, но он вместе со взрослым с радостью займется нехитрым делом вроде загрузки белья в машину). 

Даже если маме-чистюле кажется, что ей никак не удается приучить своих «бардачников» к порядку, ее пример все равно работает на будущее. Важно только, с какой эмоцией он транслируется детям. Когда мама с радостью ухаживает за своим любимым домом, это будет воспринято правильно.

Если же уборка преподносится как жертва («я вас тут обслуживаю»), это тоже будет усвоено, но уже как драматическая позиция. 

Глядя на аккуратную маму, дети приучаются если и не к порядку, то к жизни в порядке. Как они будут получать его, когда вырастут (своими ли силами, с помощью домашней техники или помощников), — другой вопрос. Но в их памяти сохранится образ дома как места, где есть чистота и уют, и этот образ они пронесут сквозь года.

Фото на обложке: Freepik

Читайте также:

Анна Борисова
журналист, филолог