Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты
Статьи,

Границы у нас в голове: что думают об инклюзии родители «обычных» детей

Мы решили посмотреть на тему инклюзии глазами родителей, чьи дети, не имеющие особенностей развития, учатся в инклюзивных классах. Поддерживают ли они такой формат учебы? И как подготовить ребенка к общению с особенными одноклассниками?


Getty Images

Недавно интернет буквально «взорвал» видеоролик: женщина требовала увести с детской площадки ребят с особенностями развития, так как они якобы пугали ее внучку. Ситуацию обсуждали бурно – бабушку обвиняли в жестокости. 

Но как быть, если ты действительно не знаешь, как именно стоит поступать тебе самому и твоему ребенку, когда рядом кто-то другой – на тебя не похожий?

Да, о необходимости инклюзивного образования говорят все чаще – и чиновники, и эксперты, и сами родители. Мамы и папы все активнее добиваются того, чтобы школа предоставила возможность учиться их детям с особыми потребностями.

Движение в сторону инклюзии – без сомнений, важно, но достаточно ли внимания на этом пути уделяется родителям детей, не имеющих особенностей? Хватает ли им знаний, понимания, терпения? Умеют ли они справляться с сомнениями и страхами? Попробуем разобраться на примере реальных историй. 

История №1 «Границы – у нас в голове. У нас, у взрослых»

Виктория, дочка Ника учится в 7-м классе (Москва)

О том, что бывают школы с инклюзией, я, конечно, слышала. Но знала ли я, что при переводе дочки в новую школу у нее будет инклюзивный класс? Нет. Я знала только, что наша новая школа – то место, где с уважением относятся к личности каждого ребенка. И именно это для меня было очень важно.

О том, что в классе с Никой учится девочка с особенностями развития, я услышала довольно поздно – от самой дочки. Это она как-то рассказала мне, что у них есть девочка, которая занимается с тьютором. Я выяснила, что у той девочки тяжелая форма детского церебрального паралича и диагноз тоже влияет на ее умственные способности. 

Испугало ли меня тогда это? Нет. Единственное, в тот момент мне было непонятно, как ребенок будет успевать за программой? Оказалось, это не проблема – помогает тьютор. 

А однажды дочка сказала: «Мы сегодня с той девочкой бегали на переменке!» Я удивилась: «Подожди-подожди, она же не может бегать».

А Ника отвечает: «Да мы ее просто подхватили с одноклассниками и стали бегать. И ты знаешь, мам, она так хохотала, ей было так весело!»
Getty Images

И в тот момент я как-то очень четко поняла: инклюзия, особенности развития – все эти понятия, эти границы – у нас в голове. У нас, у взрослых. У детей их нет. Они не понимают, чем уж так сильно один ребенок отличается от другого.

Тогда я еще поговорила с дочкой – и спросила, а не обижают ли ту девочку другие дети. И вдруг Ника стала рассказывать, что практически в каждом классе ее школы есть ребенок с особенностями. А ведь я, посещая школу, вообще не знала этого!

Оказалось, в одном классе есть дети с задержкой психоречевого развития, в другом – ребенок с расстройством аутистического спектра. Я видела всех этих детей на перемене, и они не ходят, скажем, с каким-то клеймом.

Это абсолютно такие же ребята, которые также переживают за двойки, также радуются, когда их хвалят, также не любят какие-то уроки.

А бывает, тьютор по каким-то причинам не может посетить урок вместе с ученицей. И тогда детей, которые достаточно хорошо успевают по программе, просят на какой-то урок взять на себя функцию тьютора. Посидеть с той девочкой, помочь ей. И никогда не было такого: «Ой, опять я буду с ней сидеть». Нет, дети воспринимают это как обычную здоровую дополнительную нагрузку.

Я также вхожу в родительский комитет и нашего класса, и всей школы. И я никогда не слышала о том, чтобы среди мам и пап было какое-то отдельное обсуждение этой темы. Если только нужна какая-то помощь. Например, у нас в классе с ребенком случилась беда – ее мама умерла от онкологического заболевания. И у всех родителей в тот момент была лишь одна здоровая реакция: помочь, без сверхзаботы, но все же окружить девочку вниманием. 

Всем было понятно: это просто ребенок, ей страшно и одиноко… Никакого упора на инклюзию тут, конечно, нет. Так было бы абсолютно с любым ребенком.

История №2 «Наш класс учит свободе и открытости»

Ольга, сын Мирон учится в 7-м классе (Обнинск)

Когда семь лет назад мы решали, где будет учиться наш Мирон, в первую очередь выбирали преподавателя. Выбор класса – второстепенный вопрос. И когда я узнала, что в классе с сыном окажутся особенные дети, меня это совершенно не напугало, даже обрадовало. Во-первых, это значит, что класс будет малочисленный. Во-вторых, ребята с детства будут привыкать к разнообразию этого мира. 

Очень важно, чтобы с самого раннего возраста человек понимал: все люди разные – и спокойно к этому относился. В наше время не было такой возможности. Мы шарахались на улице от людей на коляске. Увидеть в транспорте кого-то «не такого» было событием.

Рада, что у моего сына не так: с ним учатся три мальчика с физическими ограничениями.

Они с одноклассниками спорят, кто повезет коляску, кто поможет на перемене.

Никакой травли или непонимания не было и нет. Здесь многое зависит от учителя – и нам повезло: и в начальной школе, и сейчас у Мирона очень хороший классный руководитель. Учителя сделали все, чтобы сплотить ребят. 

Недавно Мирон писал сочинение на тему «Сила воли». Он решил рассказать о своих одноклассниках с ограниченными возможностями здоровья и их семьях. Это было очень трогательно. Вокруг нас ведь много детей с инвалидностью, но далеко не все они учатся в школе. Даже чтобы сделать этот шаг – записать своего особенного ребенка в обычный класс – нужна сила. Нужно быть пробивным, не бояться трудностей, очень много вложить в ребенка и воспитывать его волевой личностью. Обо всем этом было в сочинении моего сына. 

Getty Images

А еще очень важно, что детей на колясках видят ребята всех классов. Они вместе ходят в столовую и на линейки, участвуют в концертах, ездят на экскурсии. Пока наш класс – единственный такой в школе. И, мне кажется, он учит свободе и открытости абсолютно всех.

История №3 «Мы помогаем нашим детям становиться ответственными»

Елена, сын Егор учится в 4-м классе (Нижегородская область)

Когда мой сын еще ходил в садик, в его группе была «хрустальная» девочка – из-за генетического заболевания ее кости очень хрупкие и могут часто ломаться. Это я, конечно, сейчас знаю что-то про такой диагноз, а тогда лишь сразу заметила, что девочка как-то по-другому ходит, ее часто придерживают. Егор тоже заметил это и стал спрашивать, что случилось. Я ему все объяснила и рассказала, что с ней нужно быть очень осторожным.

Сейчас Егор учится с той же девочкой в школе. И она – его любовь! 8 Марта, дни рождения, 14 Февраля – всегда теперь только ей подарки приносит. Традиция! И сам Егор, и другие дети в его классе очень внимательно к той девочке относятся. Когда идут в столовую, мальчики повыше ростом стараются быть перед ней и сбоку, чтобы ее никто случайно не задел. Ребята открывают ей двери.

У нас дети все время с ней рядом: на переменках сидят вокруг ее парты. А она такая «зажигалочка»! Истории разные очень увлеченно рассказывает, и ребята с ней дружат.

Мы дома с детьми иногда разговариваем обо всем этом.

Дети меня спрашивают: «Мам, а если бы я родился не таким, как все, ты любила бы меня?»

 И, конечно, я всегда говорю, что и любила, и принимала бы. Это очень важно – показывать детям, что люди разные. 

Так мы учим их самих быть ответственными: важно, чтобы они помогали особым детям чувствовать себя как все – принятыми. Это влияет и на развитие ребенка: он видит, что люди разные, и помогает им ощущать себя в безопасности. Знать, что их никто не обидит.

История №4 «На первом месте – личность ребенка»

Александра, сын Миша учится в 5-м классе (Москва)

У нас очень свободная школа: на первом месте – личность ребенка, его индивидуальность, а потом уже – образование. На детей не повышают голос, учат рассуждать, у нас каждый имеет право на ошибку. Важно отметить, что наша школа – государственная, не частная.

У Миши инклюзивный класс, из 24 учеников, двое – ребята с особенностями. Все вместе они ходят на экскурсии и в походы, бегают на переменах, поддерживают на контрольных. Мы с супругом осознанно выбрали инклюзивный формат обучения, поэтому никаких страхов не было.

Хотелось, чтобы сын с детства видел разных детей, спокойно относился к любым особенностям, понимал, что нет какой-то «нормы», которой все должны соответствовать.

Для него особый ребенок – такой же обыкновенный, как и он сам. Когда мы вместе гуляем или путешествуем, Миша, увидев человека, который чем-то отличается, не будет удивляться и кричать: «Ой, мам, смотри, что это с ним?»

В процессе учебы, конечно, появлялись какие-то вопросы, возникали ситуации, требующие обсуждения. К примеру, с ними в параллели учился мальчик, который из-за своих особенностей был немного агрессивным. Миша рассказал мне об этом, я сказала: «Просто будьте аккуратнее. Объясните ему, что вам неприятно, когда он так себя ведет. Он может не сразу понять, и это нормально. Нужно объяснять и разговаривать». Кроме того, в нашей школе есть психологи, которые, если нужно, помогают и поддерживают.

Getty Images

У одного из одноклассников Миши расстройство аутистического спектра. Он с первого класса учится с тьютором. Это, можно сказать, вторая учительница для всего класса. Когда мы в начальной школе поздравляли нашу первую учительницу с Новым годом или 8 Марта, Миша всегда говорил: «А можно еще цветочек Елене Степановне? Она классная!»

Мне кажется, в современном мире инклюзивные группы и классы – правильно, здорово и абсолютно нормально. У меня трое сыновей. Средний сейчас ходит в детский сад при той же школе и через пару лет, когда придет время школы, попадет в такой же инклюзивный класс, в такую же среду, что и его старший брат.

В детстве я очень редко видела людей с особенностями, а если и встречала кого-то, не знала, что делать, как себя вести. У меня никогда не было «необычных» одноклассников и одногруппников. Рада, что у моих детей будет совсем другой опыт.

История №5 «Инклюзия – не панацея. Важно учесть интересы всех сторон»

Виктория Сумина, сын Илья учится в 7-м классе (Обнинск)

У нас малоформатный класс – около 20 учеников. Среди них трое детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата и мой сын Илья, у которого аутизм. Все ребята учатся по стандартной общеобразовательной программе. Илья шел подготовленным к школе, я занималась с ним начиная с полутора лет. Поэтому страха, что он не потянет учебу, не было. Боялась я скорее того, что ему будет тяжело в коллективе. 

Некоторые проблемы действительно были. Допустим, Илья долго боялся звонков – люди с РАС чувствительны к резким звукам.  Но благодаря замечательной первой учительнице все трудности мы преодолели. Ольга Николаевна смогла добиться того, что в классе никто никого не дразнит, не обижает, поддерживает. Это продолжается и сейчас, когда ребята перешли в среднюю школу. 

Наша школа – самая старая в Обнинске: высокие потолки, крутые лестницы с высокими ступеньками. Думаю, для ребят-«опорников» школа сделала все, что могла: у нас есть пандус и два подъемника. Есть ставка тьютора, но одного специалиста для троих детей на колясках, конечно, не хватает.

Тьюторами в нашем классе для детей с физическими особенностями выступают их родители. Думаю, это не проблема школы – это проблема всей системы, которая пока еще не готова к инклюзии.

Я просила учителей не делать никаких скидок на заболевание Ильи. Так и с его одноклассниками на колясках. Допустим, с сыном учится мальчик, у которого сильная спастика в руках. Ему тяжело писать, поэтому на уроках все ждут, когда он допишет – пожалуй, это единственная «скидка». В остальном все равны. И ребята с особенностями у нас отличники. Илья, к примеру, окончил шестой класс с двумя четверками. 

Честно говоря, я не считаю, что инклюзия – это панацея. Есть дети, которым действительно будет очень тяжело учиться в обычных классах. Но если интеллект у ребенка сохранен и он готов учиться по обычной программе, почему нет? Сейчас в районных школах очень пестрые классы: там и дети мигрантов, которые чаще всего плохо знают русский язык, и дети с физическими нарушениями, и просто дети с какими-то особенностями – необязательно с инвалидностью. И все они учатся вместе. 

У нас, родителей особенных детей, никогда не было позиции «нам все должны, а вы терпите», родители наших «обычных» одноклассников никогда не считали: «Наши дети воспитанные и умные, а вы заберите своих ненормальных». Главное – соблюсти баланс и учесть интересы всех сторон.

Комментарии специалистов 

«Быть принятым – значит, ощущать ценность жизни»

Наталья Калиман, основатель и директор диаконического центра «Прикосновение»

Наша задача как специалистов – готовить людей с расстройствами к социальной интеграции. При этом важно делать так, чтобы, улучшая положение одних, мы не ухудшили положение других. Это очень долгий и сложный процесс, который у нас в России только начался. 

Пока к этому не готовы ни многие люди, ни большинство школ, ни сама система. Увы, невозможно – раз! — и сделать инклюзию. Но, конечно, сейчас мы идем в сторону ее создания. Каждый день – один маленький шаг. 

Getty Images

Я уверена: если мы будем делать инклюзивные группы и классы с самого раннего возраста детей, если они будут вместе расти и принимать друг друга, тогда все в нашем обществе будет по-другому. Но в этой новой реальности должно вырасти целое поколение людей. 

При поддержке Минсоцразвития мы в центре организовали летние инклюзивные группы кратковременного пребывания. Думаю, так мы устанавливаем и поддерживаем некий эталон – я называю это «духом лечебной педагогики». 

Он как огонь, который снизошел на вас и несется по всей стране. Можем растерять, можем сохранить. Я очень хочу, чтобы эти огоньки полетели дальше. Тогда будет ценен каждый.

Даже если у человека паллиативное состояние и понятно, что он ничему серьезному больше не научится, не достигнет каких-то высот. Ощущая, что его принимают, он получит самое главное – прелесть жизни.

«Как подготовить ребенка к учебе в инклюзивном классе? Главное – уважать и не нарушать границ»

Ирина Пудовникова, руководитель программы «Инклюзивная капсула» благотворительного фонда «Журавлик»

Вообще, к такому не придется готовиться, если вы всегда транслируете ребенку идею и многообразия (diversity), и инклюзии. Если вы с раннего возраста рассказываете ему о том, что все люди разные – как внешне, так и на уровне эмоций и восприятия информации – и что у всех должна быть возможность гулять, играть и ходить в школу. 

Если у ребенка не было опыта взаимодействия с особыми детьми, конечно, стоит рассказать, почему его одноклассник выглядит или ведет себя иначе, не как все. Здесь важно сказать: никакой опасности нет, никто не заставляет тебя дружить или тем более жалеть кого-то.

Самое главное – просто уважать и не нарушать границ.

А если появляются вопросы, их всегда можно задать взрослому.

Кстати, довольно часто дети с особыми потребностями сами готовы рассказать о себе, о своих интересах. И, возможно, в процессе таких бесед интересы детей пересекутся и начнется общение. 

Дети сканируют реакцию взрослого – поэтому в первую очередь следите, как реагируете сами и что говорите при виде ребенка с аутизмом, синдромом Дауна или того, кто передвигается на коляске.

Над материалом работали Екатерина Лебедева, Ирина Данильянц

Читайте также: 

«Социализируйте его в цирке!» — отрезала учитель. Но мальчик с аутизмом пошел в школу

«У дочки сохранилось совсем чуть-чуть зрения». Как отец слепой девочки научил нейросеть читать по Брайлю

6 сериалов (и 1 фильм) об особенных детях

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии
21
--
АААА!!Представила,группа деток играющих в обсалютной тишине!Кидают друг другу мячики,кто-то отбирает куклу(машинку),другой за нее борется,может дерется - и все молча!Кадр из фильма ужасов!
СсылкаПожаловаться
АлЕкСаНдРа
ну да... дверь ведь трудно сделать, чтобы детишки не выбегали в "жральню" а еще Россию хаят ))))))))))
СсылкаПожаловаться
KNA
да уж....это прям дискриминация детей и идиотизм. дальше будет запрет на беременных, дышать можно только 5 раз в течении всего периода посещения ! дети, крики, и т.п. это естественные явления. как можно запретить дождь??? деградация на лицо !
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
СчастливаяПоправляюсь. Отчего?
Добрый день, девушки. Вот назрел вопрос. Последние пару лет постепенно поправляюсь - за два года на 10кг. Диетой не сбрасываются, но честно говорю - больше двух недель не держалась, но и за эти 2 н...
134
ЭллаВождение автомобиля. Пойти учиться или не стоит?
И хочется, и колется. Приятель предложил сертификат в довольно хорошую автошколу в нашем городе, за полцены. С одной стороны, научиться водить автомобиль-моя давняя мечта. Если я ее осуществляется,...
133
Ночная фурияПремия "мужчина года" по версии GQ
В девятнадцатый раз в Москве состоялась церемония вручения культовой премии — «Мужчины года» по версии журнала GQ. 16 сентября со сцены Государственного академического театра имени Моссовета были ...
112
АнонимЧто посмотреть в СПб
Всем добрый вечер! Вопрос собственно в теме. В следующую пятницу едем с мужем на машине в СПб, на 3 дн. Тупо просидеть в гостинице не хочется. Музеи? Я бы не сказала, что мы большие ценители истори...
107
АнонимСтатус многодетных при разводе
Собираемся разводиться с мужем. Трое детей остаются со мной. Сейчас пользуемся статусом многодетной семьи. После развода нужно как-то переоформлять удостоверение или можно продолжать им пользоватьс...
32
Екатерина АлександровнаВысокий ТТГ и АТ ТПО при беременности. Гипотериоз
Подскажите, кто через это уже прошёл? Впервые в жизни сдавала ТТГ так как забеременела. В итоге анализ ТТГ 17,2 Т4 11,3. Эндокринолог не поверила, отправила пересдать. В новом анализе ТТГ 18,5, Т4 ...
25
Подпишитесь на нас