Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Мама 13 детей: «Приемная семья должна стать обычным делом»

В семье Галии Бубновой 13 детей – трое родных и уже 10 приемных. Галия и ее супруг Алексей – «ресурсные родители»: то есть такие мама и папа, у которых есть много душевных сил, и их хватает на такую большую семью. Галия много лет проработала в детском доме. Она уверена: никакое – даже самое замечательное – казенное учреждение не заменит родительской любви.


Стать приемными родителями – это решение, общее для Галии и Алексея. Галия Бубнова много лет работала в отделе сопровождения замещающих семей  в детском доме и вела Клуб приемных родителей. Ее муж Алексей стал приходить в клуб. Да и кровные дети – Таира (старшая дочь, на момент приема первых детей ей было 17 лет), Диана (ей было тогда 13 лет) и 11-летний Дима не раз наведывались на работу к маме. Получилось, что вся семья была погружена в проблему детей, которые по разным причинам оказались в детском доме.

Алина, Антон, Саша, Таня, Маша, Ангелина, Дима, Диана и папа Алексей

«В какой-то момент – наши дети уже подрастали и не нуждались в нас как раньше – мы решили попробовать себя в приемном родительстве, – вспоминает Галия. – Захотелось что-то изменить в жизни. Возможно, это был и некий родительский эгоизм – хотелось кого-то растить, кому-то передавать свои знания, отдавать свое тепло. Мысль, что без тебя кто-то не проживет, не сможет – была важной». Так в 2013 году начался путь этой семьи как приемной.

Когда рядом родная душа

Бубновы планировали брать много детей, причем сиблингов – братьев и сестер. Это было важно: если вдруг даже когда-то дети развернутся и уйдут, то они хотя бы будут семьей, им будет на кого опереться. Первыми приемными детьми в семью пришли родные сестры 4-летняя Саша и 5-летняя Маша.

«Они были в приюте, мы успели забрать девочек после того как их маму лишили родительских прав, – таким образом, они минимальное время находились в учреждении, а это очень важно для ребенка», – рассказывает Галия. Уже через 5 месяцев появились Татьяна и Ангелина – пятилетние девочки. И тоже из приюта. Сначала Бубновы взяли Таню, а потом опека предложила приемным родителям забрать и ее двоюродную сестру Ангелину. Третья «пара» – Антон и Алина. Им было 2 и 3 года, когда их взяли Галия и Алексей. Сейчас они на пару лет старше.

«Мы понимаем, что в жизни этим сестрам и братьям придется держаться друг за друга, – отмечает Галия. – Это мы культивируем в детях. Сейчас стараемся выстраивать правильные братско-сестринские отношения между Антошей и Алиной. Он ведь старший брат, но может обидеть сестру. Приходится объяснять эти тонкости».

Ревность крови

Перед тем как в семью были взяты малыши Антон и Алина, у Алексея и Галии появилась младшая дочка. Супруги думали взять грудничка, но попозже. А в 2014 году им неожиданно позвонили из опеки. Сказали, что есть хорошая девочка, маленькая. И предложили взять ее. Ядгоре было всего 6 недель.

«Это было для нас счастьем, но и испытанием, – рассказывает Галия. – Мне было 43 года, мужу 42. Я продолжала работать, с дочкой сидел дома супруг. Ядгора плохо спала ночами, было тяжело».

В прошлом году Галия окончательно рассталась с работой и посвятила себя семье. Она сразу ощутила огромную радость. Говорит, что когда их родные дети были маленькими, они с Алексеем были молодыми и спешили поработать, не успевали насладиться родительством.

И тут у них появилась уникальная возможность наслаждаться тем, как растет их малышка, отмечать все ее изменения. Благодаря Ядгоре они словно прожили заново детство родных детей, считает Галия. Возможно, из-за этого малышка довольно разбалованная, ведь с кровными детьми мама была построже, а тут сдалась сразу. И девочка этим пользуется! Ядгора знает, кого можно «прогнуть». Если со старшими детьми она спокойная, то с нами может и покапризничать.

Папа Алексей и Ядгора

Как ни странно, именно эта своенравная малышка вызвала наибольшую ревность родных детей, отмечает Галия. Родители предполагают, что, возможно, еще и потому, что если они поддерживают отношения с родственниками других приемных детей, то у Ядгоры никого нет, кроме семьи Бубновых. Отношение к ней – как к своей. Даже сын спросил, может ли он считать Ядгору родной сестренкой. Но была и ревность.

«Диана у нас – чувствующая, открытая девочка, и очень ревновала нас к Ядгоре, говорит Галия. Но в какой-то момент она поняла, что ее место никто не займет. Что мы ее все равно любим. И сейчас она голову любому за сестренку оторвет – очень трепетно относится к младшей сестре».

Приемная мама говорит, что в семье всегда все обсуждается с детьми, ведь они полноценные участники процесса. Идею стать приемными родителями тоже обсуждали с ними. Ведь кровный ребенок многое теряет в этой ситуации: в первую очередь, пусть и на какое-то время, территорию, родителей.

По словам Галии, в их семье все прошло спокойно, родные дети были уверены в родителях. А приемные были младше их – Галия считает это важным принципом. В итоге кровные дети так и ощущали себя: как старшие сестры и братья. Дима, кровный сын, мог позвать приемных ребят поиграть к себе в комнату. Диана тоже с ними возилась.

Дима и Ядгора

«Я всегда советую приемным родителям: когда вы принимаете ребенка в семью, максимум времени и внимания уделяйте как раз кровным, объясняет Галия. Особенно если они в подростковом возрасте. Например, у наших детей остались нетронутыми их комнаты, мы никого к ним не подселяли. Мы уважительно отнеслись к их территории».

Кровным детям Бубновых было интересно обрести этот опыт. Как-то Дима возмущался тем, что родители взяли в семью Антона – он изначально был против мальчиков, соглашался только на приемных сестер. Но Галия сказала сыну: «Не сравнивай себя с ними. Ты никогда не был в такой ситуации и, дай Бог, не будешь. Представь, что тебя увели от меня, и ты никогда меня не увидишь. А они – молодцы, не разучились радоваться жизни. Ведь лучше всего с мамой, а у них нет такой возможности».

По словам Галии, сын все понял. У него появилась не жалость, а, скорее, нежность или понимание, или даже желание защитить брата. Дима занимается карате, уже достиг хорошего уровня, участвует в европейских чемпионатах и тренирует теперь своего младшего брата Антона.

Синдром любви

В октябре 2015 года, через полтора года после того как в семье появились Антон и Алина, Галия и Алексей задумались, смогут ли взять особого ребенка. «Мы очень долго думали, – рассказывает приемная мама. – Девять месяцев вынашивали решение. Общались с семьями, в которых есть дети с синдромом Дауна. Прошли специальное обучение при ДДИ в южном Бутово, в котором живут такие дети. Ездили в семьи. Очень важно знать и видеть, как жизнь с таким ребенком проходит на практике, в быту. Что называется, пощупать руками».

Почему Бубновы вообще приняли такое решение? Галия замечает, что, скажем, в Норвегии дети с синдромом Дауна вообще не считаются инвалидами, это в России такое к ним отношение. Приемные родители подумали, что среди семей с усыновленными детьми сейчас все больше новичков, которые могут брать обычных здоровых детей, а опытные могут взяться и за задачу посерьезнее. Они могут помочь и другим детям – не совсем здоровым. Взвесив все за и против, Бубновы взяли Соню, ей тогда было 4 года.

Соня не умела говорить. Даже плакала беззвучно: у нее просто не работал голосовой аппарат. Это все равно как если вы держите в руках гитару, но музыкальный инструмент не издает звуков, объясняет Галия. Девочка могла только «угукать» и «ухать». Хотя с детьми занимались по системе Монтессори, развитию речи в детском доме не уделяли внимания.

Соня

Бубновы стали заниматься с дефектологом. И сначала учились орать. Соня с таким удивлением понимала, что эти звуки издает она! В день людей с синдромом Дауна Соня произнесла два важных слова: «мама» и «папа». Теперь говорит «да», «нет» и так далее, и это хороший прогресс.

У Сони был сильный гипотонус. У детей с синдромом Дауна вообще слабые мышцы. Когда Бубновы ее взяли, они стали заниматься с ней и появились улучшения. «Тут уже заслуга папы, – рассказывает Галия. – Алексей вообще прекрасно чувствует наших детей. В нем раскрылся педагогический талант! Сначала он сжимал Соню, а она инстинктивно начинала вырываться. И потихоньку в ее мышцах появился тонус». Потом Алексей начал делать и более сложные упражнения – поднимать за руки, за ноги. Она возмущалась, орала, вырывалась, но ей очень нравилось владеть своим телом, она снова и снова ползла к папе, чтобы он снова с ней позанимался. И теперь у нее совсем иная походка, длинная лебединая шея, на спортивном комплексе вытворяет такие вещи! За год такой прорыв! Вообще, такие дети в домашних условиях очень «рвут» вперед в развитии. Теперь Бубновы намерены выбрать для Сони какой-нибудь вид спорта.

После Сони в семью Бубновых пришла Маша. Сейчас ей 9 лет. У Маши – синдром Сильвера-Рассела, сложные генетические заболевания и умственная отсталость. Она худенькая, маленького роста. Такой ребенок никого из приемных родителей не интересовал.

Бубновы посовещались и взяли ее в семью. Они долго воевали за ее право быть успешной в школе, и в итоге она второй раз пошла в первый класс. А в приюте Маша пропустила целый год – приют не считал нужным возить коррекционных детей в школу. Сейчас Маша  получает четверки и пятерки. А еще за год в семье девочка прибавила 5 см в росте и размер ее ноги увеличился на один. Для таких детей это очень хороший показатель.

В мае нынешнего года у Бубновых появилась 6-летняя Вероника. Как говорит Галия, известно, что дети с синдромом Дауна хорошо развиваются в паре. И теперь Соня и Вероника помогают друг другу расти. Вероника посложнее в развитии, но при этом умеет сама одеваться, например, и еще хорошо рисует.

Первое время, когда Галия гладила Веронику перед сном, девочка не понимала, что это за ощущения, потому что никто с ней так ласково не общался в детском доме. Детей просто кормили и мыли. А теперь Вероника бежит к родителям обниматься.

Вероника

Вероника и Соня ходят в обычный садик. Родители других детей не воспринимают девочек в штыки. «Может, потому что и мы спокойны, – объясняет Галия. – Если бы мы чувствовали смущение, опасались сами, то было бы иное отношение. Дети тоже воспринимают девочек по-дружески. На празднике Осени Соня тоже выступила со «стихами» – в одном ритме «рассказала» какое-то стихотворение, промычала. И все ей хлопали. Это было чудесно».

Как ни странно, признается приемная мама, с Соней в чем-то оказалось даже легче, чем с другими детьми. Она – «честь и совесть семьи». Дети с синдромом Дауна вообще более искренние, они не умеют врать.

Подбирая себе ребенка в семью, стоит на это обратить внимание, отмечает Галия. «Важнее отсутствие поведенческих проблем, а не умственная отсталость, говорит она. Важно максимально нормализовать жизнь того ребенка, который имеет этот потенциал». Также надо изучить это заболевание, а еще подготовиться: где ребенок будет получать коррекционную помощь (допустим, психологическую или дефектологическую), в какой садик или школу он сможет ходить – то есть заранее увериться, что вы сможете обеспечить ему жизнь. Инфраструктура очень важна. Тогда будет легче и самой семье.

«Во многом помогает интернет, рассказывает Галия. Советую вступать в сообщества таких семей. Если есть возможность, нужно поехать в такую семью, посмотреть на ее жизнь. Мы сейчас сами приглашаем родителей к себе. Потенциальные приемные родители приезжают к нам, а потом берут таких детей. Страшит неизведанное. Мы стараемся дать понять, что в этом нет ничего страшного, главное – быть готовыми».

А что будет с таким ребенком после 18 лет? Раз государство считает возможным отдавать таких детей в семьи, то надо думать и о перспективах. В Пскове есть хороший опыт сопровождаемого проживания: в пятикомнатной квартире живут и работают люди с инвалидностью, с разными нарушениями. Сейчас запущен пилотный проект в Пскове и Нижегородской области. Я буду знакомиться с этим опытом. Это важно и для кровных семей с ребенком-инвалидом, чтобы они не попадали в ПНИ. Родители должны быть уверены, что когда их не станет, их ребенок не пропадет.

Саша, Ангелина, Таня и Маша

Мы активно поддерживаем связь с кровными родственниками наших детей, не исключение и дети с синдромом Дауна, несмотря на то, что родители отказались от них при рождении. Я не вправе осуждать людей за такой поступок, это дело их совести. Но я верю, что всегда можно достучаться до родителей. Как бы ни было хорошо детям в приемной семье, настоящее место ребенка рядом с мамой – той, которая его родила.

Мы постоянно общались с мамой Вероники. Я рассказывала о том, как меняется девочка, каких успехов мы достигли, как развивается. Вот Вероника научилась аккуратно есть, освоила туалет, пошла в обычный сад, в обычную группу с обычными детьми. В последний факт ее мама верила меньше всего, и долго уточняла, правильно ли она меня поняла.

И буквально на днях семья Вероники приняла решение – они заберут девочку домой. Мы очень рады! Наши мечты сбываются, и дети возвращаются домой. Мы помогли семье Вероники понять, что она – такой же ребенок, как и ее две сестры, да, с особенностями, но не более. Конечно, вместе с радостью нас одолевает волнение: как она привыкнет к новой обстановке, как у нее сложатся отношения с сестрами, как воспримет ее окружение семьи, продолжат ли в семье ее реабилитацию и занятия. Но мы верим, что в жизни Вероники все будет хорошо». 

«Мы — не супермены»

Сейчас Галия Бубнова – президент Ассоциации приемных родителей города Москвы. «Мы движущая сила, говорит она. И это позволит нам выходить на контакт с властью. Думаю, что все получится: желание менять ситуацию есть, видение, как это должно быть, тоже есть».

Галия и Алексей Бубновы

Галия признается, что гордится тем, что она делает. При этом поясняет: «Мы делаем то, что можем осилить. Но в этом нет геройства. Для меня, например, пожарный, который идет в огонь, это герой. А для него это  обычная работа. Хочется, чтобы приемная семья стала обыденностью – в хорошем смысле слова. Чтобы не оправдывать себя от нападок и обвинений, а защищаться нам приходится, и в то же время не быть «суперменами» в глазах общества. Просто хочется, чтобы люди воспринимали такой поступок семьи как должное и сами относились к тому, что дети приходят в семьи, положительно, как к правильному порядку вещей».

Также читайте о том, кто из звезд воспитывает приемных детей.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
158
Morticia Аddams
В ответ на комментарий от ОЛьга
ОЛьга
муж не работал и сидел с детьми,она окончательно рассталась с работай и уже 2 года сидит дома.При это взяли детей с врожденными болезнями.....Ради интереса хотела бы услышать цифры выплат государством на этих деток.Сумма должна быть астрономическая,ведь двое взрослых неработающих и имеют на балансе троих своих несовершеннолетних детей и все это за счет приемышей.Да бизнес на детях процветает даже в приемных семьях.
СсылкаПожаловаться
Увы,особенные дети ныне более ценятся. Ни слова не хочу сказать в сторону ЭТОЙ семьи, не знаю. Но в нашем городке есть мамаша "героиня" набрала шестерых, большинство с диагнозами, тех постоянно по санаториям распихивает, последние были здоровыми, но если с ребенком в начальной школе не заниматься, то можно написать заявление, что он, бедняжечка не тянет программу средней школы и отправить в специализированную, уже с диагнозом. Причём, девочка НОРМАЛЬНАЯ, на комиссии на все вопросы отвечала. Учителя как то пытались отстоять ребёнка, но "мамаша" пару раз в соцзащиту сходила, и девочка в школе для умственно отсталых.Теперь мальчик на очереди. Тоже - плохо учиться. Кстати "мамаша" нигде не работает, меняет по джипу в год, и официального папаши нет.Другая семейка набрала детей, чтобы автозаправку открыть, потом обратно отдать планируют - ах, неуправляемые. Маленький городок, большие связи, и зарплата у работников соцзащиты маленькая.
СсылкаПожаловаться
Марина Ларец
Как хорошо, что эта агитка на всех не действует. Мне жаль многодетные семьи, и, как правило, дети из таких семей, создав свои семьи, либо не имеют детей. либо имеют мало детей. А это - ущербные семьи, в которых каждый член семьи не имеет не то что своего личного мнения, но даже своего личного пространства, не говоря уже о необходимых вещах и хорошем образовании. Бред какой-то, а не статья.
СсылкаПожаловаться
Лейла Стентли
В ответ на комментарий от Comedy|Comedy История переписки7
Comedy|Comedy
А чем интересно я подтвердила что для меня не ведома жизнь старших детей? правда - интересный вывод. как я должна по Вашему мнению вникать в их жизнь? То у меня кровные по уши в заботах о приемных, написала что у них своя активная жизнь, и опять не хорошо :) если у Вас есть дети - то такой вывод странен.
я понимаю, что семья наша не обычна, я готова отвечать на вопросы, но странно когда простые ответы выворачиваются так, что даже и не подумалось бы.
расписывать день - увольте, каждый день разный, и в чем смысл? что это Вам лично даст? да, могу сказать только что подъем у нас в 6-30.
а остальное - как в обычной семье - встаем, завтракаем, собираемся и расходимся каждый по своим делам, вечером собираемся.
иногда кажется, что чтобы доказать что у нас все не плохо я должна вести видеоблог, а наблюдатели будут комментировать - правильно или не правильно мы живем. Для меня это странно. и что бы я не написала - все не хорошо, все не так :) хотя в принципе у меня нет цели угодить кому-либо. мы открыты для общения, но не для контроля и выскакивания чем-бы таким в нас ткнуть. Мы живем так как живем. . на мой взгляд хорошо живем. И мы занимаемся делом, важным делом. Это главное, а остальное вокруг такая шелуха. Как правило осуждает активно тот, кто сам ничего сделать не может. ну таков российский менталитет.
наверно многих бы устроило если бы я сказала - да взяли из-за денег, сами ничего не делаем, кровные 24 часа в сутки заняты работами рабскими по дому и по уходу за приемными? и дети живут плохо и ничем никто не занимается. Так устроит? Зачем Вам мои объяснение, если есть уже сложившееся мнение?
СсылкаПожаловаться
Не обращайте внимания на нападки, людям свойственно осуждать то, что они не понимают. Мне кажется, у вас замечательная семья.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
Подпишитесь на нас
Новости от Дети Mail.Ru