Дорогие пользователи! С 15 декабря Форум Дети закрыт для общения. Выражаем благодарность всем нашим пользователям, принимавшим участие в дискуссиях и горячих спорах. Редакция сосредоточится на выпуске увлекательных статей и новостей, которые вы сможете обсудить в комментариях. Не пропустите!

Конкурс рассказов. Не жалуемся, а голосуем

Здравствуйте, писатели и читатели. Сегодня голосуем на литературном конкурсе. 11 рассказов на тему «Я на вас жаловаться буду» с обязательной локацией «любое присутственное место». Ждут ваших оценок и комментариев
** Просматривайте периодически тему, вдруг добавлю новые рассказы (место для забывашек традиционно оставлю)
Правила не меняются:
Правила голосования остаются те же:
1. Авторам произведений нельзя раскрывать свою анонимность до конца голосования
2. Голосовать могут все пользователи со страницей на форуме;
3. Голосом за произведение считается только комментарий в виде   +1; оставленный под  данным рассказом. Голосование вне ветки или комментарии другого вида (+++++, плюс мильён, 1111111) учитываться не будут.  Если у вас нет на клавиатуре плюса, то ставьте *1, но маякните об этом мне.
4. Авторы просят конструктивной критики, поэтому прошу не стесняться выражать свое мнение. Только делайте это вежливо, указывая на конкретные недостатки.
5. Голосовать можно за любое количество произведений, но только один раз
6. Не тролльте и не оскорбляйте участников, такие комментаторы получают порицание и минус к карме
7.  Голосование продлится до вечера субботы (позднего) 27 ноября. После этого тема закрывается.
8. Победит рассказ, набравший больше всех +1, о чем будет сообщено в поздравительной теме, скорее всего в  понедельник 29 ноября.
    Также огромная просьба НЕ ФЛУДИТЬ, пока я не выложу все произведения  на суд критиков. А потом флудите сколько хотите))
    
П. С. Если у вас случилось озарение и вы вспомнили что конкурс сегодня, рассказ напечатан, но не отправлен, то напишите мне, я оставлю место для забывашек
 П.П.С. Если обнаружите, что нет вашего рассказа,  срочно пишите мне на почту (не в теме), я найду и добавлю
Тема закрытаТема скрыта
Комментарии
393
+1 номер 2.
Окончание шедеврально. Как бог уделал черепаху и намек на вымерших данозавров тоже супер. Автора знаю
.
История переписки2
Точно, динозавры.
У меня стойкое ощущение, что я такое читала, особенно про календарь.
Львовна, 4 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1#2
Людмила Новикова, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Женечка-пенечка, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Светлана Котова, 1 ребенокВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Ленхен, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1 (2)
Ленхен, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1. Отличный рассказ! Понравился больше всех. Хотя все хороши.)
саша остра, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1 (2)
Здорово!
Крысатуля, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1 № 2. Очень понравилось, особенно про черепаху.
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
.
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№3. Условия
Анечка, подрабатывающая диспетчером ЖКХ, переводила растерянный взгляд с заявки на стоящую перед ней заявительницу. Та гневно раздувала ноздри и нервно теребила платок.
- Я не вполне понимаю, чего вы от нас хотите, женщина, - удивленно сказала Анечка.
- Женщина?! – лицо посетительницы пошло красными пятнами, - Как вы смеете ко мне так обращаться? Это этот, как его, эйджизм! Я девушка! Мне даже сорока еще нет!
- Вообще-то есть, - тихо проговорила Анечка, глядя в заполненную заявку.
- Хамка! – посетительница даже взвизгнула, - Позовите начальника! Я буду жаловаться!
- Анатольмихааалыч! – призыв Анечки был услышан, и у диспетчерского стола появилось новое действующее лицо.
- Вот, - Анечка сунула ему заявку. Анатолий Михалыч ознакомился, и его брови поползли вверх мохнатыми гусеницами.
- Женщ… Ой, то есть, девушка, - Вовремя исправился начальник, - Вы знаете, чем занимается ЖКХ? Если у вас кран там течет, или, не дай бог, крыша – то это к нам. А ваша заявка не в нашей компетенции.
- А вот голову мне дурить не надо, я имею высшее образование, и интернетом пользоваться умею. Вот, у меня записано, - посетительница достала бумажку, - ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство) – комплекс отраслей, обеспечивающих функционирование жилых зданий, и позволяющих людям жить в комфортных условиях. Так вот. Жилище у меня есть, коммунальные условия есть. Обеспечить хозяйство, то есть наличие мужчины, и мои комфортные условия – ваша задача. Вот заявка на мужчину, выполняйте. И предупреждаю, я знаю федеральные законы, вы должны рассмотреть мое обращение в течение тридцати дней. Жду. Иначе заявления в прокуратуру, следственный комитет и администрацию Президента отправятся адресатам.
Посетительница с победным видом покинула шокированную контору.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - обескуражено пробормотал Анатолий Михайлович, - а крышу бы проверить не мешало.
- Что будем делать-то? - простонала Анечка.
- Надо подумать, Ань. Позови пока Виталия.
Виталий, молодой и симпатичный электрик, оказался свободным от заявок и присоединился к обсуждению сразу.
- Виталь, ну может как-нибудь справишься? – жалобно улыбаясь предложил Анатолий Михалыч.
- Ты чего, Михалыч, замыкание поймал? Я женат – это раз. И потом, следом ты меня всех пенсионерок района посещать заставишь? Я обычный российский электрик, а не немецкий сантехник из специальных фильмов!
 Анечка в это время лихорадочно листала форумы, чиркая на листочек какие-то схемки.
- Ребята, я придумала! Должно сработать!
И троица заговорщиков приступила к разработке плана.
Спустя неделю в квартире заявительницы раздался звонок. Осторожно накинув на дверь цепочку, она выглянула наружу и замерла. Высокий, красивый синеглазый блондин ослепительно улыбался ей из-за роскошного букета алых роз.
- Добрый вечер, - проворковал он, - Я по заявке.
Заявительница зарделась девичьим румянцем и, сняв цепочку, распахнула дверь и свои объятия.
- Минуточку, - девичий голосок вдребезги разбил романтическую атмосферу. Мимо красавца, а это был, конечно, Виталий, в квартиру протиснулись двое, диспетчер Анечка и Анатолий Михалыч.
- Ааааа… Эээээ? – интеллектуальный запрос хозяйки был принят, расшифрован, и на него ответили.
- Что «а»? Комиссия из ЖКХа, - грубовато срифмовал Анатолий Михалыч, - Прежде чем передать вам мужчину для сожительства, мы должны подписать трехсторонний акт приема-передачи, а для этого убедиться, что вы сможете обеспечить нашему сотруднику достойные условия содержания.
- Анатольмихалыч! – позвала Анечка из глубины квартиры, - Это однушка!
- Ц-ц-ц, - Михалыч недовольно покрутил головой, - что же вы, гражданочка? Еще и отдельное спальное место обеспечить не сможете, наверное?
- Но… Ведь…, - слабо сопротивлялась хозяйка, - Это мужчина должен обеспечить мне достойные условия!
- Мда, - парировал начальник ЖКХ, - вы точно правильно понимаете происходящее? Мы передаем вам сотрудника на ответственное хранение! ОТВЕСТВЕННОЕ хранение! Какой-то у вас безответственный подход сразу…
- Анатолий Михайлович, - Аня вынырнула из недр холодильника, - запишите: первого блюда нет, свежих фруктов нет, свежих овощей…, - она вытянула за хвостик вялую морковку и предъявила ее присутствующим, - Овощи напишите есть.
Анатолий Михайлович укоризненно посмотрел на хозяйку.
- На данный момент я вынужден взять паузу до устранения недостатков. В течение девяноста дней вы можете подать повторную заявку, исправив замечания. Ждем вас в ЖКХ. Виталий, забери букет.
Троица сотрудников молча вышла из подъезда и погрузилась в авто, двигаясь осторожно и напряженно, как будто покинув клетку с диким зверем. Отъехав от дома, Виталий остановил автомобиль, оглянулся на заднее сиденье, и они расхохотались до слез.
С другой стороны двери заявительница облегченно привалилась к стене, вытирая пот со лба дрожащей рукой. Какое счастье, что ее условия не подошли.
КОНЕЦ
Комментарий удален.Почему?
Крысатуля, 2 ребенкаВ ответ на Китайка-Редиска
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
+1 № 3. Приятное
Kuznetsova Maria
№3. Условия
Анечка, подрабатывающая диспетчером ЖКХ, переводила растерянный взгляд с заявки на стоящую перед ней заявительницу. Та гневно раздувала ноздри и нервно теребила платок.
- Я не вполне понимаю, чего вы от нас хотите, женщина, - удивленно сказала Анечка.
- Женщина?! – лицо посетительницы пошло красными пятнами, - Как вы смеете ко мне так обращаться? Это этот, как его, эйджизм! Я девушка! Мне даже сорока еще нет!
- Вообще-то есть, - тихо проговорила Анечка, глядя в заполненную заявку.
- Хамка! – посетительница даже взвизгнула, - Позовите начальника! Я буду жаловаться!
- Анатольмихааалыч! – призыв Анечки был услышан, и у диспетчерского стола появилось новое действующее лицо.
- Вот, - Анечка сунула ему заявку. Анатолий Михалыч ознакомился, и его брови поползли вверх мохнатыми гусеницами.
- Женщ… Ой, то есть, девушка, - Вовремя исправился начальник, - Вы знаете, чем занимается ЖКХ? Если у вас кран там течет, или, не дай бог, крыша – то это к нам. А ваша заявка не в нашей компетенции.
- А вот голову мне дурить не надо, я имею высшее образование, и интернетом пользоваться умею. Вот, у меня записано, - посетительница достала бумажку, - ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство) – комплекс отраслей, обеспечивающих функционирование жилых зданий, и позволяющих людям жить в комфортных условиях. Так вот. Жилище у меня есть, коммунальные условия есть. Обеспечить хозяйство, то есть наличие мужчины, и мои комфортные условия – ваша задача. Вот заявка на мужчину, выполняйте. И предупреждаю, я знаю федеральные законы, вы должны рассмотреть мое обращение в течение тридцати дней. Жду. Иначе заявления в прокуратуру, следственный комитет и администрацию Президента отправятся адресатам.
Посетительница с победным видом покинула шокированную контору.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - обескуражено пробормотал Анатолий Михайлович, - а крышу бы проверить не мешало.
- Что будем делать-то? - простонала Анечка.
- Надо подумать, Ань. Позови пока Виталия.
Виталий, молодой и симпатичный электрик, оказался свободным от заявок и присоединился к обсуждению сразу.
- Виталь, ну может как-нибудь справишься? – жалобно улыбаясь предложил Анатолий Михалыч.
- Ты чего, Михалыч, замыкание поймал? Я женат – это раз. И потом, следом ты меня всех пенсионерок района посещать заставишь? Я обычный российский электрик, а не немецкий сантехник из специальных фильмов!
 Анечка в это время лихорадочно листала форумы, чиркая на листочек какие-то схемки.
- Ребята, я придумала! Должно сработать!
И троица заговорщиков приступила к разработке плана.
Спустя неделю в квартире заявительницы раздался звонок. Осторожно накинув на дверь цепочку, она выглянула наружу и замерла. Высокий, красивый синеглазый блондин ослепительно улыбался ей из-за роскошного букета алых роз.
- Добрый вечер, - проворковал он, - Я по заявке.
Заявительница зарделась девичьим румянцем и, сняв цепочку, распахнула дверь и свои объятия.
- Минуточку, - девичий голосок вдребезги разбил романтическую атмосферу. Мимо красавца, а это был, конечно, Виталий, в квартиру протиснулись двое, диспетчер Анечка и Анатолий Михалыч.
- Ааааа… Эээээ? – интеллектуальный запрос хозяйки был принят, расшифрован, и на него ответили.
- Что «а»? Комиссия из ЖКХа, - грубовато срифмовал Анатолий Михалыч, - Прежде чем передать вам мужчину для сожительства, мы должны подписать трехсторонний акт приема-передачи, а для этого убедиться, что вы сможете обеспечить нашему сотруднику достойные условия содержания.
- Анатольмихалыч! – позвала Анечка из глубины квартиры, - Это однушка!
- Ц-ц-ц, - Михалыч недовольно покрутил головой, - что же вы, гражданочка? Еще и отдельное спальное место обеспечить не сможете, наверное?
- Но… Ведь…, - слабо сопротивлялась хозяйка, - Это мужчина должен обеспечить мне достойные условия!
- Мда, - парировал начальник ЖКХ, - вы точно правильно понимаете происходящее? Мы передаем вам сотрудника на ответственное хранение! ОТВЕСТВЕННОЕ хранение! Какой-то у вас безответственный подход сразу…
- Анатолий Михайлович, - Аня вынырнула из недр холодильника, - запишите: первого блюда нет, свежих фруктов нет, свежих овощей…, - она вытянула за хвостик вялую морковку и предъявила ее присутствующим, - Овощи напишите есть.
Анатолий Михайлович укоризненно посмотрел на хозяйку.
- На данный момент я вынужден взять паузу до устранения недостатков. В течение девяноста дней вы можете подать повторную заявку, исправив замечания. Ждем вас в ЖКХ. Виталий, забери букет.
Троица сотрудников молча вышла из подъезда и погрузилась в авто, двигаясь осторожно и напряженно, как будто покинув клетку с диким зверем. Отъехав от дома, Виталий остановил автомобиль, оглянулся на заднее сиденье, и они расхохотались до слез.
С другой стороны двери заявительница облегченно привалилась к стене, вытирая пот со лба дрожащей рукой. Какое счастье, что ее условия не подошли.
КОНЕЦ
+1. Супер
Kuznetsova Maria
№3. Условия
Анечка, подрабатывающая диспетчером ЖКХ, переводила растерянный взгляд с заявки на стоящую перед ней заявительницу. Та гневно раздувала ноздри и нервно теребила платок.
- Я не вполне понимаю, чего вы от нас хотите, женщина, - удивленно сказала Анечка.
- Женщина?! – лицо посетительницы пошло красными пятнами, - Как вы смеете ко мне так обращаться? Это этот, как его, эйджизм! Я девушка! Мне даже сорока еще нет!
- Вообще-то есть, - тихо проговорила Анечка, глядя в заполненную заявку.
- Хамка! – посетительница даже взвизгнула, - Позовите начальника! Я буду жаловаться!
- Анатольмихааалыч! – призыв Анечки был услышан, и у диспетчерского стола появилось новое действующее лицо.
- Вот, - Анечка сунула ему заявку. Анатолий Михалыч ознакомился, и его брови поползли вверх мохнатыми гусеницами.
- Женщ… Ой, то есть, девушка, - Вовремя исправился начальник, - Вы знаете, чем занимается ЖКХ? Если у вас кран там течет, или, не дай бог, крыша – то это к нам. А ваша заявка не в нашей компетенции.
- А вот голову мне дурить не надо, я имею высшее образование, и интернетом пользоваться умею. Вот, у меня записано, - посетительница достала бумажку, - ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство) – комплекс отраслей, обеспечивающих функционирование жилых зданий, и позволяющих людям жить в комфортных условиях. Так вот. Жилище у меня есть, коммунальные условия есть. Обеспечить хозяйство, то есть наличие мужчины, и мои комфортные условия – ваша задача. Вот заявка на мужчину, выполняйте. И предупреждаю, я знаю федеральные законы, вы должны рассмотреть мое обращение в течение тридцати дней. Жду. Иначе заявления в прокуратуру, следственный комитет и администрацию Президента отправятся адресатам.
Посетительница с победным видом покинула шокированную контору.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - обескуражено пробормотал Анатолий Михайлович, - а крышу бы проверить не мешало.
- Что будем делать-то? - простонала Анечка.
- Надо подумать, Ань. Позови пока Виталия.
Виталий, молодой и симпатичный электрик, оказался свободным от заявок и присоединился к обсуждению сразу.
- Виталь, ну может как-нибудь справишься? – жалобно улыбаясь предложил Анатолий Михалыч.
- Ты чего, Михалыч, замыкание поймал? Я женат – это раз. И потом, следом ты меня всех пенсионерок района посещать заставишь? Я обычный российский электрик, а не немецкий сантехник из специальных фильмов!
 Анечка в это время лихорадочно листала форумы, чиркая на листочек какие-то схемки.
- Ребята, я придумала! Должно сработать!
И троица заговорщиков приступила к разработке плана.
Спустя неделю в квартире заявительницы раздался звонок. Осторожно накинув на дверь цепочку, она выглянула наружу и замерла. Высокий, красивый синеглазый блондин ослепительно улыбался ей из-за роскошного букета алых роз.
- Добрый вечер, - проворковал он, - Я по заявке.
Заявительница зарделась девичьим румянцем и, сняв цепочку, распахнула дверь и свои объятия.
- Минуточку, - девичий голосок вдребезги разбил романтическую атмосферу. Мимо красавца, а это был, конечно, Виталий, в квартиру протиснулись двое, диспетчер Анечка и Анатолий Михалыч.
- Ааааа… Эээээ? – интеллектуальный запрос хозяйки был принят, расшифрован, и на него ответили.
- Что «а»? Комиссия из ЖКХа, - грубовато срифмовал Анатолий Михалыч, - Прежде чем передать вам мужчину для сожительства, мы должны подписать трехсторонний акт приема-передачи, а для этого убедиться, что вы сможете обеспечить нашему сотруднику достойные условия содержания.
- Анатольмихалыч! – позвала Анечка из глубины квартиры, - Это однушка!
- Ц-ц-ц, - Михалыч недовольно покрутил головой, - что же вы, гражданочка? Еще и отдельное спальное место обеспечить не сможете, наверное?
- Но… Ведь…, - слабо сопротивлялась хозяйка, - Это мужчина должен обеспечить мне достойные условия!
- Мда, - парировал начальник ЖКХ, - вы точно правильно понимаете происходящее? Мы передаем вам сотрудника на ответственное хранение! ОТВЕСТВЕННОЕ хранение! Какой-то у вас безответственный подход сразу…
- Анатолий Михайлович, - Аня вынырнула из недр холодильника, - запишите: первого блюда нет, свежих фруктов нет, свежих овощей…, - она вытянула за хвостик вялую морковку и предъявила ее присутствующим, - Овощи напишите есть.
Анатолий Михайлович укоризненно посмотрел на хозяйку.
- На данный момент я вынужден взять паузу до устранения недостатков. В течение девяноста дней вы можете подать повторную заявку, исправив замечания. Ждем вас в ЖКХ. Виталий, забери букет.
Троица сотрудников молча вышла из подъезда и погрузилась в авто, двигаясь осторожно и напряженно, как будто покинув клетку с диким зверем. Отъехав от дома, Виталий остановил автомобиль, оглянулся на заднее сиденье, и они расхохотались до слез.
С другой стороны двери заявительница облегченно привалилась к стене, вытирая пот со лба дрожащей рукой. Какое счастье, что ее условия не подошли.
КОНЕЦ
Виталий, забери букет))))))))))))
СНЕ-ГУ-РОччч-Ка!
Виталий, забери букет))))))))))))
История переписки2
+1
Kuznetsova Maria
№3. Условия
Анечка, подрабатывающая диспетчером ЖКХ, переводила растерянный взгляд с заявки на стоящую перед ней заявительницу. Та гневно раздувала ноздри и нервно теребила платок.
- Я не вполне понимаю, чего вы от нас хотите, женщина, - удивленно сказала Анечка.
- Женщина?! – лицо посетительницы пошло красными пятнами, - Как вы смеете ко мне так обращаться? Это этот, как его, эйджизм! Я девушка! Мне даже сорока еще нет!
- Вообще-то есть, - тихо проговорила Анечка, глядя в заполненную заявку.
- Хамка! – посетительница даже взвизгнула, - Позовите начальника! Я буду жаловаться!
- Анатольмихааалыч! – призыв Анечки был услышан, и у диспетчерского стола появилось новое действующее лицо.
- Вот, - Анечка сунула ему заявку. Анатолий Михалыч ознакомился, и его брови поползли вверх мохнатыми гусеницами.
- Женщ… Ой, то есть, девушка, - Вовремя исправился начальник, - Вы знаете, чем занимается ЖКХ? Если у вас кран там течет, или, не дай бог, крыша – то это к нам. А ваша заявка не в нашей компетенции.
- А вот голову мне дурить не надо, я имею высшее образование, и интернетом пользоваться умею. Вот, у меня записано, - посетительница достала бумажку, - ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство) – комплекс отраслей, обеспечивающих функционирование жилых зданий, и позволяющих людям жить в комфортных условиях. Так вот. Жилище у меня есть, коммунальные условия есть. Обеспечить хозяйство, то есть наличие мужчины, и мои комфортные условия – ваша задача. Вот заявка на мужчину, выполняйте. И предупреждаю, я знаю федеральные законы, вы должны рассмотреть мое обращение в течение тридцати дней. Жду. Иначе заявления в прокуратуру, следственный комитет и администрацию Президента отправятся адресатам.
Посетительница с победным видом покинула шокированную контору.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - обескуражено пробормотал Анатолий Михайлович, - а крышу бы проверить не мешало.
- Что будем делать-то? - простонала Анечка.
- Надо подумать, Ань. Позови пока Виталия.
Виталий, молодой и симпатичный электрик, оказался свободным от заявок и присоединился к обсуждению сразу.
- Виталь, ну может как-нибудь справишься? – жалобно улыбаясь предложил Анатолий Михалыч.
- Ты чего, Михалыч, замыкание поймал? Я женат – это раз. И потом, следом ты меня всех пенсионерок района посещать заставишь? Я обычный российский электрик, а не немецкий сантехник из специальных фильмов!
 Анечка в это время лихорадочно листала форумы, чиркая на листочек какие-то схемки.
- Ребята, я придумала! Должно сработать!
И троица заговорщиков приступила к разработке плана.
Спустя неделю в квартире заявительницы раздался звонок. Осторожно накинув на дверь цепочку, она выглянула наружу и замерла. Высокий, красивый синеглазый блондин ослепительно улыбался ей из-за роскошного букета алых роз.
- Добрый вечер, - проворковал он, - Я по заявке.
Заявительница зарделась девичьим румянцем и, сняв цепочку, распахнула дверь и свои объятия.
- Минуточку, - девичий голосок вдребезги разбил романтическую атмосферу. Мимо красавца, а это был, конечно, Виталий, в квартиру протиснулись двое, диспетчер Анечка и Анатолий Михалыч.
- Ааааа… Эээээ? – интеллектуальный запрос хозяйки был принят, расшифрован, и на него ответили.
- Что «а»? Комиссия из ЖКХа, - грубовато срифмовал Анатолий Михалыч, - Прежде чем передать вам мужчину для сожительства, мы должны подписать трехсторонний акт приема-передачи, а для этого убедиться, что вы сможете обеспечить нашему сотруднику достойные условия содержания.
- Анатольмихалыч! – позвала Анечка из глубины квартиры, - Это однушка!
- Ц-ц-ц, - Михалыч недовольно покрутил головой, - что же вы, гражданочка? Еще и отдельное спальное место обеспечить не сможете, наверное?
- Но… Ведь…, - слабо сопротивлялась хозяйка, - Это мужчина должен обеспечить мне достойные условия!
- Мда, - парировал начальник ЖКХ, - вы точно правильно понимаете происходящее? Мы передаем вам сотрудника на ответственное хранение! ОТВЕСТВЕННОЕ хранение! Какой-то у вас безответственный подход сразу…
- Анатолий Михайлович, - Аня вынырнула из недр холодильника, - запишите: первого блюда нет, свежих фруктов нет, свежих овощей…, - она вытянула за хвостик вялую морковку и предъявила ее присутствующим, - Овощи напишите есть.
Анатолий Михайлович укоризненно посмотрел на хозяйку.
- На данный момент я вынужден взять паузу до устранения недостатков. В течение девяноста дней вы можете подать повторную заявку, исправив замечания. Ждем вас в ЖКХ. Виталий, забери букет.
Троица сотрудников молча вышла из подъезда и погрузилась в авто, двигаясь осторожно и напряженно, как будто покинув клетку с диким зверем. Отъехав от дома, Виталий остановил автомобиль, оглянулся на заднее сиденье, и они расхохотались до слез.
С другой стороны двери заявительница облегченно привалилась к стене, вытирая пот со лба дрожащей рукой. Какое счастье, что ее условия не подошли.
КОНЕЦ
+ 1
Kuznetsova Maria
№3. Условия
Анечка, подрабатывающая диспетчером ЖКХ, переводила растерянный взгляд с заявки на стоящую перед ней заявительницу. Та гневно раздувала ноздри и нервно теребила платок.
- Я не вполне понимаю, чего вы от нас хотите, женщина, - удивленно сказала Анечка.
- Женщина?! – лицо посетительницы пошло красными пятнами, - Как вы смеете ко мне так обращаться? Это этот, как его, эйджизм! Я девушка! Мне даже сорока еще нет!
- Вообще-то есть, - тихо проговорила Анечка, глядя в заполненную заявку.
- Хамка! – посетительница даже взвизгнула, - Позовите начальника! Я буду жаловаться!
- Анатольмихааалыч! – призыв Анечки был услышан, и у диспетчерского стола появилось новое действующее лицо.
- Вот, - Анечка сунула ему заявку. Анатолий Михалыч ознакомился, и его брови поползли вверх мохнатыми гусеницами.
- Женщ… Ой, то есть, девушка, - Вовремя исправился начальник, - Вы знаете, чем занимается ЖКХ? Если у вас кран там течет, или, не дай бог, крыша – то это к нам. А ваша заявка не в нашей компетенции.
- А вот голову мне дурить не надо, я имею высшее образование, и интернетом пользоваться умею. Вот, у меня записано, - посетительница достала бумажку, - ЖКХ (жилищно-коммунальное хозяйство) – комплекс отраслей, обеспечивающих функционирование жилых зданий, и позволяющих людям жить в комфортных условиях. Так вот. Жилище у меня есть, коммунальные условия есть. Обеспечить хозяйство, то есть наличие мужчины, и мои комфортные условия – ваша задача. Вот заявка на мужчину, выполняйте. И предупреждаю, я знаю федеральные законы, вы должны рассмотреть мое обращение в течение тридцати дней. Жду. Иначе заявления в прокуратуру, следственный комитет и администрацию Президента отправятся адресатам.
Посетительница с победным видом покинула шокированную контору.
- Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - обескуражено пробормотал Анатолий Михайлович, - а крышу бы проверить не мешало.
- Что будем делать-то? - простонала Анечка.
- Надо подумать, Ань. Позови пока Виталия.
Виталий, молодой и симпатичный электрик, оказался свободным от заявок и присоединился к обсуждению сразу.
- Виталь, ну может как-нибудь справишься? – жалобно улыбаясь предложил Анатолий Михалыч.
- Ты чего, Михалыч, замыкание поймал? Я женат – это раз. И потом, следом ты меня всех пенсионерок района посещать заставишь? Я обычный российский электрик, а не немецкий сантехник из специальных фильмов!
 Анечка в это время лихорадочно листала форумы, чиркая на листочек какие-то схемки.
- Ребята, я придумала! Должно сработать!
И троица заговорщиков приступила к разработке плана.
Спустя неделю в квартире заявительницы раздался звонок. Осторожно накинув на дверь цепочку, она выглянула наружу и замерла. Высокий, красивый синеглазый блондин ослепительно улыбался ей из-за роскошного букета алых роз.
- Добрый вечер, - проворковал он, - Я по заявке.
Заявительница зарделась девичьим румянцем и, сняв цепочку, распахнула дверь и свои объятия.
- Минуточку, - девичий голосок вдребезги разбил романтическую атмосферу. Мимо красавца, а это был, конечно, Виталий, в квартиру протиснулись двое, диспетчер Анечка и Анатолий Михалыч.
- Ааааа… Эээээ? – интеллектуальный запрос хозяйки был принят, расшифрован, и на него ответили.
- Что «а»? Комиссия из ЖКХа, - грубовато срифмовал Анатолий Михалыч, - Прежде чем передать вам мужчину для сожительства, мы должны подписать трехсторонний акт приема-передачи, а для этого убедиться, что вы сможете обеспечить нашему сотруднику достойные условия содержания.
- Анатольмихалыч! – позвала Анечка из глубины квартиры, - Это однушка!
- Ц-ц-ц, - Михалыч недовольно покрутил головой, - что же вы, гражданочка? Еще и отдельное спальное место обеспечить не сможете, наверное?
- Но… Ведь…, - слабо сопротивлялась хозяйка, - Это мужчина должен обеспечить мне достойные условия!
- Мда, - парировал начальник ЖКХ, - вы точно правильно понимаете происходящее? Мы передаем вам сотрудника на ответственное хранение! ОТВЕСТВЕННОЕ хранение! Какой-то у вас безответственный подход сразу…
- Анатолий Михайлович, - Аня вынырнула из недр холодильника, - запишите: первого блюда нет, свежих фруктов нет, свежих овощей…, - она вытянула за хвостик вялую морковку и предъявила ее присутствующим, - Овощи напишите есть.
Анатолий Михайлович укоризненно посмотрел на хозяйку.
- На данный момент я вынужден взять паузу до устранения недостатков. В течение девяноста дней вы можете подать повторную заявку, исправив замечания. Ждем вас в ЖКХ. Виталий, забери букет.
Троица сотрудников молча вышла из подъезда и погрузилась в авто, двигаясь осторожно и напряженно, как будто покинув клетку с диким зверем. Отъехав от дома, Виталий остановил автомобиль, оглянулся на заднее сиденье, и они расхохотались до слез.
С другой стороны двери заявительница облегченно привалилась к стене, вытирая пот со лба дрожащей рукой. Какое счастье, что ее условия не подошли.
КОНЕЦ
Две Анечка в трех рассказах. Интересно, что будет дальше.
Подпишитесь на нас