Дорогие пользователи! С 15 декабря Форум Дети закрыт для общения. Выражаем благодарность всем нашим пользователям, принимавшим участие в дискуссиях и горячих спорах. Редакция сосредоточится на выпуске увлекательных статей и новостей, которые вы сможете обсудить в комментариях. Не пропустите!

Конкурс рассказов. Не жалуемся, а голосуем

Здравствуйте, писатели и читатели. Сегодня голосуем на литературном конкурсе. 11 рассказов на тему «Я на вас жаловаться буду» с обязательной локацией «любое присутственное место». Ждут ваших оценок и комментариев
** Просматривайте периодически тему, вдруг добавлю новые рассказы (место для забывашек традиционно оставлю)
Правила не меняются:
Правила голосования остаются те же:
1. Авторам произведений нельзя раскрывать свою анонимность до конца голосования
2. Голосовать могут все пользователи со страницей на форуме;
3. Голосом за произведение считается только комментарий в виде   +1; оставленный под  данным рассказом. Голосование вне ветки или комментарии другого вида (+++++, плюс мильён, 1111111) учитываться не будут.  Если у вас нет на клавиатуре плюса, то ставьте *1, но маякните об этом мне.
4. Авторы просят конструктивной критики, поэтому прошу не стесняться выражать свое мнение. Только делайте это вежливо, указывая на конкретные недостатки.
5. Голосовать можно за любое количество произведений, но только один раз
6. Не тролльте и не оскорбляйте участников, такие комментаторы получают порицание и минус к карме
7.  Голосование продлится до вечера субботы (позднего) 27 ноября. После этого тема закрывается.
8. Победит рассказ, набравший больше всех +1, о чем будет сообщено в поздравительной теме, скорее всего в  понедельник 29 ноября.
    Также огромная просьба НЕ ФЛУДИТЬ, пока я не выложу все произведения  на суд критиков. А потом флудите сколько хотите))
    
П. С. Если у вас случилось озарение и вы вспомнили что конкурс сегодня, рассказ напечатан, но не отправлен, то напишите мне, я оставлю место для забывашек
 П.П.С. Если обнаружите, что нет вашего рассказа,  срочно пишите мне на почту (не в теме), я найду и добавлю
Тема закрытаТема скрыта
Комментарии
393
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Енотик гугенотик
Енотик гугенотик
Модет они собирались на деДские состязания, а их на олимпиаду записали
История переписки4
Ха! ДеДские))
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
+1
Энжи, 1 ребенокВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Тоже не поняла причины )) . Хотя рассказ понравился .
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
Очень понравилось!
Енотик гугенотик, 1 ребенокВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Мне понравилось. Ярко
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Начало и развязка захватывающие. Напоминает старики-разбойники фильм. Непонятно на что жаловался дед. Описание в самом начале рассказа очень понравилось!)
Львовна, 4 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
+1#1
На одном дыхании прочлось.
И понятно, откуда скандал: надо же было повозмущаться беспорядком, из-за которого не на те соревнования попали. Хотя бы для прикрытия)))
Людмила Новикова, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
+1, мне понравилось.
Женечка-пенечка, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
+1
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Отчего Иван Яковлевич получал удовольствие от скандала? Чего жаловался? И какая была конечная цель сговора с Анечкой? Я не поняла.
Комментарий удален.Почему?
ЛанаЯВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки3
Это конечная цель? )
Для чего им нужно было на Олимпиаду? Были так уверены в своих силах? Или враги подложили такую свинью - о, смотрите, Россия отправила на Олимпиаду стариков? Еще что-то?
Комментарий удален.Почему?
ЛанаЯВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки5
Хочется понять смысл рассказа )
ЛанаЯ
Хочется понять смысл рассказа )
История переписки6
Смысл в том, что все держится на ответственности и патриотизме старшего поколения.
Но, недочёты пересилили все плюсы((((
Нечта зимнее
Смысл в том, что все держится на ответственности и патриотизме старшего поколения.
Но, недочёты пересилили все плюсы((((
История переписки7
Да, согласна
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Хотелось бы похвалить автора за идею, но...
Почему сюжет рваный? В чем причина скандала? Жанр конечно не требует реализма, но нельзя же совсем не разбираться в принципах работы РОК.
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Фрекен
Фрекен
Хотелось бы похвалить автора за идею, но...
Почему сюжет рваный? В чем причина скандала? Жанр конечно не требует реализма, но нельзя же совсем не разбираться в принципах работы РОК.
История переписки2
Прошу прощения, можно подробнее о принципах работы РОК?
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
А Анечка-то какая дрянюшка.
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
Начало просто прекрасно! Да и. Весь стиль мне очень понравился. Но вот некоторые нестыковки...
Mariyka, 3 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№1 Стратегическое превосходство.
В кабинете председателя российского олимпийского комитета бушевал скандал. Хозяин кабинета Александр Александрович Калелин, заслуженный мастер спорта, трёхкратный призёр олимпиад мужественно встречал его, принимая огонь на себя. Всей его спортивной выдержки хватало только на то, чтобы не втягивать голову в плечи и смотреть оппоненту в переносицу, не пряча глаза. Эта Олимпиада заставила Александра Александровича со всей мучительной ясностью осознать, почему офицеры царской армии предпочитали стреляться, лишь бы не оказаться в эпицентре позора.
 
Скандал принимал размах бразильского карнавала, вспыхивая фейерверками недовольства, распуская перья претензий, тихо шипя неразорвавшимися петардами проглоченных ругательств.
 
 - Я на вас жаловаться буду! - громыхал Иван Яковлевич Нечипоренко, автор, зачинщик и главное действующее лицо этого карнавала. Тряся перед лицом председателя сухоньким кулачком, он, впрочем, не забывал с холодной рассудительностью отслеживать эффект и получать удовольствие от происходящего. 
 
Справедливости ради, сложившаяся ситуация далеко переплюнула допинговые инциденты прошлого. По невероятному стечению обстоятельств в перечень участников летней Олимпиады в Париже попала сборная команда парка Победы г. Долгопрудного по шашкам, шахматам и домино, состоящая сплошь из пенсионеров. Каким образом заявка на турнир выходного дня по домино попала в РОК, каким образом участники пенсионерской сборной получили олимпийскую аккредитацию – над этими вопросами сейчас ломали головы сотрудники службы безопасности и технические специалисты. Российский олимпийский комитет, на автомате подтвердив списки спортсменов, дальше вынужден был делать хорошую мину при плохой игре и ввести старичков в состязания. Александр Александрович, ранее не отягощенный религиозностью, от отчаяния договорился с Патриархом, и на протяжении всех дней соревнований нашу сборную сопровождала незримая поддержка всей духовной мощи православной церкви. То ли за счет дьявольского везения, то ли за счет божественного благоволения, никто из участников-«зайцев» не только не травмировался, но некоторые даже поднялись на пьедестал.
 
Теперь Александр Александрович принимал капитана сборной победителей у себя, впервые лично знакомясь Иваном Яковлевичем Нечипоренко. Борцовским чутьем, отточенным годами тренировок и тысячами схваток, Александр Александрович почувствовал, что соперник выдыхается, и начал мягко перехватывать инициативу:
- Иван Яковлевич, но вы ведь могли отказаться…
- Отказаться? Действительно, - желчно проговорил капитан, - Наша страна позвала нас защитить ее спортивную честь, а мы должны были отказаться? Уважаемый, среди нас есть бывшие офицеры, мы принимали присягу…
- То есть вы приняли на себя риски, понимая всю опасность мероприятия, как бывший офицер, - Александр Александрович со всей возможной деликатностью взял старичка в захват. Впрочем, он не искал ссоры, просто обозначил свою позицию. А сейчас нужно было показать пряник, - Я, как первое лицо российского олимпийского движения, хочу пригласить вас в качестве тренера-консультанта в специально созданную комиссию. Не совру, сказав, что мы потрясены успехами ваших подопечных. Ваша стратегия тренировок могла бы дать России импульс для дальнейших побед.
- Что, пригодилась старая гвардия? – удовлетворенно заклокотал Иван Яковлевич, - конечно, я принимаю предложение. Лихо мы вам нос утерли? Спрашивайте, я готов к сотрудничеству.
- Я борец, как вы знаете, и в первую очередь, хотел бы услышать о вашей методике в борьбе.
- Конечно-конечно, - меленько захихикал Иван  Яковлевич, - в вольной борьбе у нас выступал Степан Григорьевич. Для подготовки, а у нас было очень мало времени, мы отправили его проходить ежегодную диспансеризацию в районную поликлинику. Этот метод хорошо развивает ловкость, увертливость и гибкость. То, что нужно для борьбы.
- Хорошо, а стрельба? - Александр Александрович чиркал в блокноте, прикидывая, как можно устроить подобную полосу препятствий.
- Оружия нам взять было неоткуда, - Иван Яковлевич уже сам увлекся рассказом, - поэтому мы посовещались и приняли решение тренироваться на голубях нашего парка. Хлебными крошками ежедневно Юрий Вениаминович сбивал до трехсот голубей, постепенно увеличивая дистанцию поражения.
Две головы, бритая, с тяжелыми складками на затылке, и лысая, в венчике седых волос, склонились над блокнотом.
 
***
Расставались довольные друг другом. Александр Александрович улыбался с дружелюбием крокодила, тряс руку Ивана Яковлевича и мечтал о коньяке. Иван Яковлевич устало прикрывал глаза и похлопывал Александра Александровича по плечу.
Уже уходя, в приемной Иван Яковлевич улыбнулся уголком губ секретарше Анечке, приходившейся ему троюродной внучатой племянницей. Анечка, не глядя на него, чуть заметно кивнула. У них получилось.
 
КОНЕЦ
+1. В целом понравилось, несмотря на некоторую недосказанность!
Надеюсь не опаздала с голосованием) почти никогда не попадаю на начало конкурса. И редко успеваю прочесть больше половины рассказов(
Mariyka
+1. В целом понравилось, несмотря на некоторую недосказанность!
Надеюсь не опаздала с голосованием) почти никогда не попадаю на начало конкурса. И редко успеваю прочесть больше половины рассказов(
История переписки2
Пока тема открыта можно голосовать. Продолжайте:)
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
Комментарий удален.Почему?
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№2  Изделие № …
 
- Я жаловаться буду! – злорадно заявила влетевшая в приемную женщина. Сопровождавший ее мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь. Вместе с ними ворвался маленький сквознячок, подхватил падающее белое перо, погонял его по кабинету и бережно опустил на пол. «Витаминов пропить, что ли», - рассеянно подумал дежурный, а вслух спросил:
- Что на этот раз? – и с обреченной готовностью открыл книгу жалоб и журнал дефектов. Последняя, позавчерашняя запись гласила: «Жалоба на крайне неприятные ощущения при попытке дышать под водой. Временное решение: рефлекторная задержка дыхания при погружении. Встроенное реле для возвращения в воздушную среду до исчерпания запасов кислорода в легких. Техзадание на перспективу: разработка внешнего устройства, позволяющего функционировать в безвоздушном пространстве». Жалобы, завидно регулярные, становились все сложнее, осмысленнее и изобретательнее.
- А вот почему они разные?! – азартно спросила посетительница.
- Кто? – кротко спросил дежурный.
- Вот они! – женщина подалась вперед, поддерживая ладонями и наглядно предъявляя дежурному две приятные глазу округлости. – Видите, левая чуть больше! Что это за халтура?
            Уже набравшийся опыта дежурный если и замешкался, то только на секунду:
- Это не халтура. Это признак ручной работы, эксклюзивности, изюминка, можно даже сказать, подпись творца. Любое выдающееся произведение, как правило, таит в себе некое несовершенство, зацепку, в качестве отличительной особенности…
            Женщина приумолкла, подумала, приосанилась и победно кивнула на мужчину, с интересом рассматривающего аквариум в углу:
- А у него одинаковые, хоть и хиленькие совсем. Значит ли это, что он – серийная штамповка, и только я – эксклюзивный экземпляр?
- Нет, - строго ответил дежурный, отмечая для себя, что пора вносить в свое резюме пункт «ангельское терпение». – Он – первый номер, единственный и уникальный. У него тоже где-нибудь непременно найдется такая вот ассиметричная изюминка. Творец может подписываться по-разному. Ну и вы же сами видите, у него в этой области минималистичный дизайн, а у вас определенный рельеф за счет физиологических особенностей и жировой ткани…
            Она на секунду задумалась и почти обрадовано возмутилась:
- Жировой ткани? Хотите сказать, что я жирная?!
- Вовсе нет, - дежурный потянулся к полке, за папкой с технической документацией: - Вот смотрите, ваш рост - 160 см, вес – 54 кг, индекс массы тела при таком соотношении составляет 21,1, то есть находится практически в золотой середине диапазона нормального веса – от 18,5 до 25…
- В середине? – нахмурилась женщина. - То есть меня создали середнячком, посредственностью?! Он, видите ли, первый и уникальный, а я так, посередине диапазона?
- О господи, - громко выдохнул дежурный и прикусил язык, с сожалением поняв, что до дополнений в графе компетенций еще малость не дотягивает.
            Из-за двери начальственного кабинета донесся громкий стук, как будто о стол хлопнули тяжелой книгой или папкой, и страдальческий стон:
- Да что там еще?! Мне дадут когда-нибудь спокойно поработать?!
- Нет-нет, ничего, все в порядке, мы тут разберемся! Извините! – крикнул в сторону двери дежурный.
- А можно мне…к нему? – вытягивая шею, пытаясь заглянуть хотя бы в щелочку, - с надеждой спросила посетительница.
- Нельзя, - строго отрезал дежурный. – Слышите же, Он занят.
- Да вас послушать, он всегда занят! Безобразие! Проблемы не решаются, к начальству не пробьешься… Ничего, я ходы найду!
- Ну ищите, - он пожал плечами, подумав, что пункт «креативность и нестандартный подход» в резюме тоже не помешает, и кивнул на аквариум с небольшой желто-серой черепашкой: – Одна вон уже нашла. Тоже… зубы мне заговорила и мимо меня в дверь и прошмыгнула. А он тоже не в духе был. И теперь вот так… Ну впрочем, дело ваше…
Женщина осеклась, расширенными глазами уставившись на черепашку. Та, прикрыв глаза и вытягивая морщинистую шею, задумчиво жевала капустный листик. Лапки ее бессмысленно шевелились, оставляя бороздки на песке.
- А таких видели? – продолжил дежурный, кивая на старый просроченный календарь на стене, с яркой иллюстрацией по закрытому проекту.
- Нет…
- И не увидите. Тоже все им было не слава богу – то ручки им коротенькие неудобно, то цвет кожи нездоровый, то зубы во рту не помещаются. Оказалось проще снять с производства.
Женщина окинула взглядом черепашку, картинку на календаре, потом себя, призадумалась и присмиревшим голосом спросила:
- Так, говорите, это ничего, что они разные?
- Это почти и незаметно, - заверил дежурный.
- Значит, я идеальна?
- Идеальны и уникальны, - подтвердил он. – Хотя как хотите, можем и жалобу опять оформить…
- Так и быть, не надо! Но смотрите мне! А то ведь я и в другую контору могу обратиться! – гордо заявила женщина и направилась к выходу, небрежным движением руки поманив за собой мужчину.
- А у вас жалобы есть? – на всякий случай ему вдогонку поинтересовался дежурный.
- Неа. Мне норм, - мужчина добродушно улыбнулся, уже выходя, подобрал с пола белое перо, воткнул его в свою густую шевелюру. – Спасибо.
КОНЕЦ
+1 № 2
Женщины...
Подпишитесь на нас