Дорогие пользователи! С 15 декабря Форум Дети закрыт для общения. Выражаем благодарность всем нашим пользователям, принимавшим участие в дискуссиях и горячих спорах. Редакция сосредоточится на выпуске увлекательных статей и новостей, которые вы сможете обсудить в комментариях. Не пропустите!

Конкурс рассказов. Не жалуемся, а голосуем

Здравствуйте, писатели и читатели. Сегодня голосуем на литературном конкурсе. 11 рассказов на тему «Я на вас жаловаться буду» с обязательной локацией «любое присутственное место». Ждут ваших оценок и комментариев
** Просматривайте периодически тему, вдруг добавлю новые рассказы (место для забывашек традиционно оставлю)
Правила не меняются:
Правила голосования остаются те же:
1. Авторам произведений нельзя раскрывать свою анонимность до конца голосования
2. Голосовать могут все пользователи со страницей на форуме;
3. Голосом за произведение считается только комментарий в виде   +1; оставленный под  данным рассказом. Голосование вне ветки или комментарии другого вида (+++++, плюс мильён, 1111111) учитываться не будут.  Если у вас нет на клавиатуре плюса, то ставьте *1, но маякните об этом мне.
4. Авторы просят конструктивной критики, поэтому прошу не стесняться выражать свое мнение. Только делайте это вежливо, указывая на конкретные недостатки.
5. Голосовать можно за любое количество произведений, но только один раз
6. Не тролльте и не оскорбляйте участников, такие комментаторы получают порицание и минус к карме
7.  Голосование продлится до вечера субботы (позднего) 27 ноября. После этого тема закрывается.
8. Победит рассказ, набравший больше всех +1, о чем будет сообщено в поздравительной теме, скорее всего в  понедельник 29 ноября.
    Также огромная просьба НЕ ФЛУДИТЬ, пока я не выложу все произведения  на суд критиков. А потом флудите сколько хотите))
    
П. С. Если у вас случилось озарение и вы вспомнили что конкурс сегодня, рассказ напечатан, но не отправлен, то напишите мне, я оставлю место для забывашек
 П.П.С. Если обнаружите, что нет вашего рассказа,  срочно пишите мне на почту (не в теме), я найду и добавлю
Тема закрытаТема скрыта
Комментарии
393
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
+1
Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт.
Так вот кого винить надо!!!
Божья Коровка
+1
Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт.
Так вот кого винить надо!!!
История переписки3
Это да!!)) только за одно это плюсануть хочется)) 7(+1)
Весёлый Аноним
Это да!!)) только за одно это плюсануть хочется)) 7(+1)
История переписки4
Я сама так пару раз попадала))))
Лучше бы сначала плюсанули, а то вдруг Маша не заметит.
Божья Коровка
Я сама так пару раз попадала))))
Лучше бы сначала плюсанули, а то вдруг Маша не заметит.
История переписки5
Замечу. С коротким комментом это не проблема. А вот с длинным да, коммент строк на 6 уже поглощает любой плюс в конце
Kuznetsova Maria
Замечу. С коротким комментом это не проблема. А вот с длинным да, коммент строк на 6 уже поглощает любой плюс в конце
История переписки6
А если +1 ещё и внутри стоит, то это ваще песТня))))))
Божья Коровка
Я сама так пару раз попадала))))
Лучше бы сначала плюсанули, а то вдруг Маша не заметит.
История переписки5
Спасибо за подсказку, сейчас продублирую)
Божья Коровка
+1
Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт.
Так вот кого винить надо!!!
История переписки3
7(+1)
Енотик гугенотик, 1 ребенокВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
Все поговорки с чертом автор использовал
Комментарий удален.Почему?
иринаВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки3
у меня
Комментарий удален.Почему?
иринаВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки5

да не надо, это я так, от неожиданности
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1
За правду жизни)))
Поликлиника нашим людям уже везде мерещится((
Львовна, 4 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1#7
Нелегко быть чертом
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1 номер 7.
Симпатично очень! Автор прям молодец.
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1. Нраица)))
Женечка-пенечка, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1
Энжи, 1 ребенокВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1 N7
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1
Крысатуля, 2 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1 № 7. Мило. И вообще люблю обыгрывание пословиц и поговорок
Mariyka, 3 ребенкаВ ответ на Kuznetsova Maria
Kuznetsova Maria
№7. Чёрт побери.
 
- Ну вот, что ты жалуешься? Ведь сам виноват!
- Да знаю, что сам…
- Это же надо было додуматься, посоветовать даме средних лет, отправляющей самокат в посылке – поехать на нем до места назначения! И это, имея к отправке двадцать заказных писем с подтверждением доставки!
- Да не собирался я никому ничего советовать! Но ты же знаешь нашу почту! Очередь собрали невозможную. У одного письмо потерялось, у другого посылка пришла наполовину выпотрошенная, третьему индекс найти не могут.  А тут ещё тётка эта никак  самокат упаковать не может, то коробка не подходит, то про вес спорит, то начала уточнять, не разобьют ли его в дороге. Уже сил не было это терпеть, ну черт меня и дёрнул…
- Не дёргал я его, не дёргал! Я вообще в это время в поликлинике был!
- Зачем?  Опять развлекался?
- Слушай, ну, в конце концов, могут у меня быть маленькие радости? Это же так весело - подначить главврача затянуть совещание, и смотреть, как народ у кабинетов собачится, потому что врачей нет, а время приёма идёт. А на почте меня и в помине не было, они и без меня справились. Такую склоку устроили, любо-дорого посмотреть! И мужика этого с двадцатью письмами просто вытолкали, хорошо хоть не линчевали.
- Ну и чем ты тогда не доволен? В поликлинике развлёкся, на почте всё как ты любишь случилось, да ещё и без усилий с твоей стороны.
- Да всем я доволен! Но почему они каждый раз меня приплетают без надобности? Только и слышно «Чёрт меня дёрнул», да не дёргаю я всех подряд! А ещё, мальчишка этот туда же: «чёрт его знает, где этот Гибралтар». Да, я знаю! А он нет! Ему не мешало бы географией заняться вместо Майнкрафта. Или, чуть что – потеряют, и сразу «Чёртик, чёртик поиграй»! Вот делать мне нечего, только их кошельки, ключи, документы прятать. Можно подумать меня это развлечёт… У меня других радостей хватает.
- Ну ладно, ладно, не кипятись. Люди несовершенны,  им трудно признать свои ошибки, вот они в сердцах тебя и приплетают.
- А не надо меня приплетать! Почему это Его нельзя упоминать всуе, а меня можно? Чуть что, сразу чёрта вспоминают. «Сам чёрт не брат»! Конечно не брат, нету у меня братьев. Или вот туда же «чёрта лысого», чего это я лысый? Наоборот, я очень даже шерстяной.  Напридумывали себе за тысячи лет разных глупостей, никакого уважения. А я, между прочим,  должен трепет вызывать, страх, понимаешь ли.
- Да вызывай себе на здоровье! Просто они так этот страх сами в себе приглушают, заигрывают с тобой, типа чёрта за хвост ловят.
- И ты туда же! А ещё жена. Поддержка. Опора.
- А что, раз жена, то должна тебя в твоём нытье поддерживать? Какой смысл в этом? Людей ты не переделаешь, выражения эти веками придумывались. А ты вечно недоволен. Радуйся, что о тебе помнят.
- Помнят, как же! Только глупости говорить горазды. Вот дались им мои рога.  Как послать кого, так к чёртовой матери, как далеко идти, так к чёрту на кулички, как напиться, так до чёртиков, как что не получается, так ни к чёрту.
- Папа!
- Что ещё случилось?
- Ты только посмотри, что эти чертенята наделали! Мне в универ надо к понедельнику чертёж сдать, а пока я на занятиях был, эта мелочь несовершеннолетняя решила мне помочь. Мало того, что мне теперь всё переделывать, так они ещё, как черти, перемазались!
- Важные вещи убирать надо!
- За детьми следить надо! Мама, что с тобой?
- Ой, не могу! Это же просто «четыре чёрненьких чумазеньких чертёнка» получилось!
- Да ну вас! В собственном доме насмехаются, чего уж тогда про людей говорить…
- Папа, у тебя телефон звонит. Это Он!
- Слушаю.
- Ну и где тебя черти носят? Мы же договаривались сегодня встретиться. Опять скажешь, забыл? Или бес попутал?
Конец
+1
Kuznetsova Maria
№8. Шарашкина контора
 
- Розочка, - низенький щупленький мужчина еле-еле поспевал за своей экстравагантной тучной женой. – Я тебя прошу, золотце, успокойся. Давай я сам поговорю.
- Сеня, не нервируй меня ещё больше! – Розочка остановилась и сурово посмотрела на мужа, который тут же съёжился под её тяжёлым взглядом. - Ты мямля, Сеня. Ты абсолютно не умеешь разговаривать.
- Да разве…
- Молчи, Сеня. И даже не думай со мной спорить. Говорить буду я. Твоё дело - во всём со мной соглашаться. Понял?
Сеня кивнул.
- И смотри мне! – Розалинда Ивановна грозно сверкнула глазами и, помахав перед лицом Сени указательным пальцем, ледоколом продолжила путь, не обращая внимания на возгласы людей, которых она задевала своими широкими, обтянутыми ярко-алой юбкой бёдрами. А Сеня трусил следом и смущённо бросал задетым торопливое «простите».
Подойдя к агентству, Розалинда Ивановна решительно распахнула двери, шерифским взглядом обвела офис и с грацией разъярённого быка двинулась к молодому человеку, сидевшему за столом возле окна.
- Как это понимать, голубчик? – сто пятнадцать килограмм гнева оперлось о стол и нависло над агентом. - Почему вы обманываете своих клиентов? Я требую, слышите, тре-бу-ю, чтобы вы вернули мне деньги…
- Подождите… Подождите минуточку, - молодой человек изумлённо посмотрел на пылающую жаждой возмездия женщину.
. - Вы почему меня перебиваете? – Розалинда Ивановна пригвоздила наглеца взглядом. – Я же не договорила. Так вот, я требую вернуть мне деньги за испорченный отпуск. Подтверди, Сеня?
Сеня скромно кивнул и потупился.
- Как я могу к вам обращаться? – вкрадчиво спросил турагент.
- Вот это отношение к клиентам! – Розалинда Ивановна покраснела от возмущения. - Нет, Сеня, ты только подумай! Он даже не помнит, как меня зовут. Как путёвку мне всучать, так соловьём заливался: «Розалинда Ивановна, посмотрите… Розалинда Ивановна, а не хотите ли?» - Розалинда Ивановна смерила агента негодующим взглядом и чопорно бросила: - Хам!
Молодой человек, наконец вспомнив свою мозговыносящую клиентку и в тысячный раз прокляв тот день, когда она вошла в двери офиса и села за его стол, расплылся в улыбке доктора Ливси и с наигранным радушием заговорил:
- Ну что вы, Розалинда Ивановна. Я вас прекрасно помню. Разве можно забыть такую… - он откашлялся, подыскивая подходящее слово, - умопомрачительную женщину?! В нашей фирме всегда очень трепетно относятся к клиентам и всегда стараются сделать так, чтобы они остались довольны…
- А чем же я вам не угодила? – гневно перебила его Розалинда Ивановна. - Почему остальные довольны, а я нет? – щедро накрашенные яркими тенями глаза, обрамлённые жирночёрными паучьими лапками, так свирепо уставились на агента, что тому показалось, будто на него смотрит взбешённый проигрышем команды футбольный фанат, и от этого почему-то даже закололо в печени. Подавив острейшее желание скрыться в подсобном помещении, он примирительно произнёс:
- Расскажите, что случилось, а я…
- Он ещё спрашивает! Сеня, слышишь? Он ещё имеет наглость спрашивать, что случилось, - Розалинда Ивановна распахнула веер и принялась яростно им обмахиваться. - А я расскажу. Я всё расскажу. Так вот. Мы купили у вас, - она чуть ли не по носу щёлкнула агента веером, - тур на престижный курорт. Вы что нам обещали? – заметив, что агент собирается ответить, Розалинда Ивановна предостерегающе подняла руку. - Вы обещали, что это будет прекрасный отпуск, о котором мы будем помнить ещё очень долго. Сеня, подтверди!
Сеня снова кивнул и продолжил сосредоточенно рассматривать узоры на полу.
- Так вот. В одном вы всё-таки оказались правы, - Розалинда Ивановна выдержала паузу и сказала полным трагизма голосом: - Я запомню этот отпуск и запомню надолго.
Затем она достала из внушительных размеров аляповатой сумки несколько листков и заговорила тоном прокурора, обличающего самого матёрого преступника:
- Во-первых, два дня было пасмурно и накрапывал дождь. Из-за этого вместо семи дней, обещанных вами, я понежилась на морском песочке только пять.
- Но мы же не можем предугадать погоду. И к тому же вы сами выбирали время, - попытался возразить агент.
- Нет, Сеня, ты только посмотри на этого нахала. У него ещё хватает наглости обвинять меня в том, что это я виновата, что погода испортилась. Ну нет. Не на ту напали, голубчик. Я вам устрою, - Розалинда Ивановна угрожающе постучала веером по столу и продолжила:
- Во-вторых, почему вы не сказали, что в море есть рыбы? Их было так много, что иногда они тёрлись о мои бёдра и мешали мне плавать. Вы хоть представляете, что я при этом чувствовала? - Розалинда Ивановна просверлила агента взглядом.  - Хотя, о чём я спрашиваю? Конечно же, не представляете. Откуда вам знать, что может чувствовать такая нежная и утончённая женщина, как я.
Агент явно опешил от такой претензии и даже не нашёлся, что ответить.
- Сеня, посмотри. Ему и возразить нечего, - победоносно засияла Розалинда Ивановна и тут же перешла к новой жалобе:
- В-третьих, почему вы не сказали, что шведский стол не включает в себя супы и борщи? Мой Сенечка привык на обед есть первое. И из-за вас он 7 дней, слышите, 7 дней был лишён жидкого! А это плохо сказалось на его пищеварении. Сеня, подтверди сей факт и расскажи этому обманщику, как тебе было плохо.
Сеня изо всех сил пытался что-то придумать, но смог только промычать что-то невнятное.
- Вот видите. Он даже говорить об этом не может, - Розалинда Ивановна укоризненно покачала головой, и её серьги в виде пирамиды из монеток так же укоризненно зазвенели. - В-четвёртых, почему вы умолчали, что тамошние мужчины неравнодушны к таким прекрасным женщинам, как я? Я не могла спокойно отдыхать! Мне казалось, что они, как мартовские коты, кружат рядом со мной. Если бы не мой Сенечка… - Розалинда Ивановна приложила одну руку к своей пышной груди, а другой, как бы в поиске поддержки, ухватилась за рубашку мужа. Сеня ободряюще похлопал жену по плечу:
- Всё хорошо, Розочка. Ты…
Но Розалинда Ивановна не дала мужу договорить:
- В-пятых, почему вы не предупредили, что бельё в отеле атласное? Как вообще возможно спать на таком белье? Мне это доставляло жуткое неудобство. Я не высыпалась и была похожа на панду. Слава Богу, Клавдия Петровна дала мне рецепт шикарного лосьона, и теперь я опять блистаю, - Розалинда Ивановна достала из сумочки пудреницу, посмотрелась в зеркало и слегка похлопала себя пальцами под глазами: - Определенно, я выгляжу просто сногсшибательно. Сеня, - обратилась она к мужу, - напомни купить Клавдии тортик. Хотя нет. Торт для неё слишком жирно будет. Купим пирожные.
- Как скажешь, Розочка, - Сеня достал из кармана небольшой блокнотик и сделал там пометку, а Розалинда Ивановна повернулась к турагенту:
- В-шестых. Ваш тур включает экскурсию на катере. Почему вы не предупредили, что меня может укачать? Вместо того, чтобы наслаждаться морскими красотами, я жевала… - Розалинда Ивановна наморщила лоб и стала быстро перебирать пальцами левой руки. – Ну, как его? Сеня, что я там жевала?
- Лайм, Розочка.
- Господи, почему не сказать просто лимон? – закатила глаза Розалинда Ивановна.
- Розочка, я тебе уже объяснял разницу, - Сеня ласково прикоснулся к плечу жены. - Лимон, он…
- Сеееня, избавь меня от своих лекций. Мне совершенно всё равно, какая между ними разница. Всю прогулку я вынуждена была жевать кусочки этого ужасного фрукта. А ты знаешь, как я ненавижу кислое. Если бы этот жулик, меня предупредил, я бы ни за что эту экскурсию не брала, - Розалинда Ивановна не сводила с источника её несчастий пылающего гневом взгляда.
- Розалинда Ивановна, ну откуда я мог знать, что вы плохо переносите качку? – снова рискнул возразить турагент, за что тут же был награждён убийственным взглядом.
-  Знаете, голубчик, меня совершенно не интересует, знали вы или не знали. Вы должны были меня предупредить. А из-за вашей халатности, меня три часа тошнило, причём за мои же деньги.  Где это видано, чтобы приличное агентство так людей обманывало? Хотя, какое же вы приличное, раз продаете туры всяким вульгарным особам? Эти бесстыжие девицы разгуливали возле бассейна практически в чём мать родила, думая, что три жалких кусочка ткани прикрывают их срамные места. Вы хоть знаете, как смущался мой бедный Сенечка? Сеня, подтверди.
Сеня послушно кивнул, но в его глазах промелькнул чувственный огонёк воспоминания, говоривший о том, что подобный факт не доставил ему ни малейшего беспокойства. Скорее даже наоборот.
- Так вот, - Розалинда Ивановна подалась вперёд и её пышная грудь, словно экскаватор, очищающий от снега дороги, сгрудила в кучу разложенные на столе папки и брошюры, - я требую, чтобы вы немедленно вернули мне деньги.
- Розалинда Ивановна, - турагент, откинувшись на спинку стула и практически вжавшись в стену, чтобы хоть как-то увеличить расстояние, постарался говорить мягко, чтобы нависший над ним вулкан неожиданностей не взорвался, - мне очень жаль, что некоторые моменты доставили вам неудобства. Но в этом нет вины нашей фирмы. Все озвученные вами жалобы не подпадают под пункты несоблюдения условий заключенного с вами договора.
 - Чтооо? – зарычала Розалинда Ивановна, ещё больше подавшись вперёд. – Что значит «не соответствует»? Что вы себе позволяете? Сеня, ты слышал? Он отказывается возвращать деньги. Как тебе это нравится?
- Розочка, успокойся, - Сеня попытался оттащить жену от агента.
- Что значит «успокойся»? Это же чистой воды надувательство! Шарашкина контора! – Розалинда Ивановна так стукнула ладонью по столу, что сэкономь директор на качестве мебели, стол раскололся бы пополам. - Я вам покажу «не соответствует»! Я вам устрою «не подпадают». Вы у меня….! Да я до Малахова дойду, чтобы вашу конторку на всю Россию прославить. Андрюша уж постарается, он любит в грязном белье покопаться, - Розалинда Ивановна наконец выпрямилась и испепеляющее посмотрела на мужа. – Ну а ты что молчишь, Сеня? Меня тут грабят, а ты молчишь.
- Я сейчас разберусь, Розочка. Ты только успокойся. Выйди, подыши немного. А я пока разберусь, - Семён Альбертович обхватил жену за талию и попытался выпроводить её из офиса, но Розалинда Ивановна не унималась:
- Нет. Это просто возмутительно. Хам! Подлец! Нахал! Орангутанг невоспитанный! Анус двуликий!
- Розочка, не анус, а Янус…
- Какая разница! Чтобы я ещё когда-нибудь переступила этот порог! Да я Зинаиде Марковне всё расскажу. Она главная сплетница в городе. Да у вас, - Розалинда Ивановна тыкнула пальцем в агента, - клиентов мигом не станет. Вы у меня попляшете. Не соответствует! Да я на вас в суд подам и ещё моральную компенсацию потребую! Завтра же напишу жалобу и отправлю заказным письмом. И только попробуйте хоть на день ответ просрочить. Я вам устрою! Сеня, мы уходим. Я больше ни минуты не останусь в этой обители обмана и разврата. Найди мне телефон Моисея Игоревича. Кем там его дочка в суде работает?
- Уборщицей, Розочка.
- Отлично. Через неё на судью и выйдем. А вы, - Розалинда Ивановна уставилась на агента, как боксёр на противника, - а вы просто деньгосос!
Затем она танком направилась к выходу и с такой силой хлопнула дверью, что висящие над ней колокольчики залились яростным перезвоном.
Сеня посмотрел на агента и, смущённо разведя руки, сказал:
- Вы на неё не обижайтесь, пожалуйста. Она громко лает, да не кусает. Письмо напишет, конечно, но дальше не пойдёт. Она у меня хорошая, только вот жаловаться любит. А отдых был замечательный. Мы к вам летом ещё придём, - Сеня ещё раз смущённо-извиняющеся улыбнулся и побежал догонять жену, шедшую на почту, чтобы устроить разнос за то, что газеты стали приносить позже обычного.
- Розочка, я тебя прошу, успокойся! Давай я поговорю!
- Сеня, не нервируй меня ещё больше! Ты мямля, Сеня. Ты абсолютно не умеешь разговаривать.
 КОНЕЦ
 
 
Kuznetsova Maria
№8. Шарашкина контора
 
- Розочка, - низенький щупленький мужчина еле-еле поспевал за своей экстравагантной тучной женой. – Я тебя прошу, золотце, успокойся. Давай я сам поговорю.
- Сеня, не нервируй меня ещё больше! – Розочка остановилась и сурово посмотрела на мужа, который тут же съёжился под её тяжёлым взглядом. - Ты мямля, Сеня. Ты абсолютно не умеешь разговаривать.
- Да разве…
- Молчи, Сеня. И даже не думай со мной спорить. Говорить буду я. Твоё дело - во всём со мной соглашаться. Понял?
Сеня кивнул.
- И смотри мне! – Розалинда Ивановна грозно сверкнула глазами и, помахав перед лицом Сени указательным пальцем, ледоколом продолжила путь, не обращая внимания на возгласы людей, которых она задевала своими широкими, обтянутыми ярко-алой юбкой бёдрами. А Сеня трусил следом и смущённо бросал задетым торопливое «простите».
Подойдя к агентству, Розалинда Ивановна решительно распахнула двери, шерифским взглядом обвела офис и с грацией разъярённого быка двинулась к молодому человеку, сидевшему за столом возле окна.
- Как это понимать, голубчик? – сто пятнадцать килограмм гнева оперлось о стол и нависло над агентом. - Почему вы обманываете своих клиентов? Я требую, слышите, тре-бу-ю, чтобы вы вернули мне деньги…
- Подождите… Подождите минуточку, - молодой человек изумлённо посмотрел на пылающую жаждой возмездия женщину.
. - Вы почему меня перебиваете? – Розалинда Ивановна пригвоздила наглеца взглядом. – Я же не договорила. Так вот, я требую вернуть мне деньги за испорченный отпуск. Подтверди, Сеня?
Сеня скромно кивнул и потупился.
- Как я могу к вам обращаться? – вкрадчиво спросил турагент.
- Вот это отношение к клиентам! – Розалинда Ивановна покраснела от возмущения. - Нет, Сеня, ты только подумай! Он даже не помнит, как меня зовут. Как путёвку мне всучать, так соловьём заливался: «Розалинда Ивановна, посмотрите… Розалинда Ивановна, а не хотите ли?» - Розалинда Ивановна смерила агента негодующим взглядом и чопорно бросила: - Хам!
Молодой человек, наконец вспомнив свою мозговыносящую клиентку и в тысячный раз прокляв тот день, когда она вошла в двери офиса и села за его стол, расплылся в улыбке доктора Ливси и с наигранным радушием заговорил:
- Ну что вы, Розалинда Ивановна. Я вас прекрасно помню. Разве можно забыть такую… - он откашлялся, подыскивая подходящее слово, - умопомрачительную женщину?! В нашей фирме всегда очень трепетно относятся к клиентам и всегда стараются сделать так, чтобы они остались довольны…
- А чем же я вам не угодила? – гневно перебила его Розалинда Ивановна. - Почему остальные довольны, а я нет? – щедро накрашенные яркими тенями глаза, обрамлённые жирночёрными паучьими лапками, так свирепо уставились на агента, что тому показалось, будто на него смотрит взбешённый проигрышем команды футбольный фанат, и от этого почему-то даже закололо в печени. Подавив острейшее желание скрыться в подсобном помещении, он примирительно произнёс:
- Расскажите, что случилось, а я…
- Он ещё спрашивает! Сеня, слышишь? Он ещё имеет наглость спрашивать, что случилось, - Розалинда Ивановна распахнула веер и принялась яростно им обмахиваться. - А я расскажу. Я всё расскажу. Так вот. Мы купили у вас, - она чуть ли не по носу щёлкнула агента веером, - тур на престижный курорт. Вы что нам обещали? – заметив, что агент собирается ответить, Розалинда Ивановна предостерегающе подняла руку. - Вы обещали, что это будет прекрасный отпуск, о котором мы будем помнить ещё очень долго. Сеня, подтверди!
Сеня снова кивнул и продолжил сосредоточенно рассматривать узоры на полу.
- Так вот. В одном вы всё-таки оказались правы, - Розалинда Ивановна выдержала паузу и сказала полным трагизма голосом: - Я запомню этот отпуск и запомню надолго.
Затем она достала из внушительных размеров аляповатой сумки несколько листков и заговорила тоном прокурора, обличающего самого матёрого преступника:
- Во-первых, два дня было пасмурно и накрапывал дождь. Из-за этого вместо семи дней, обещанных вами, я понежилась на морском песочке только пять.
- Но мы же не можем предугадать погоду. И к тому же вы сами выбирали время, - попытался возразить агент.
- Нет, Сеня, ты только посмотри на этого нахала. У него ещё хватает наглости обвинять меня в том, что это я виновата, что погода испортилась. Ну нет. Не на ту напали, голубчик. Я вам устрою, - Розалинда Ивановна угрожающе постучала веером по столу и продолжила:
- Во-вторых, почему вы не сказали, что в море есть рыбы? Их было так много, что иногда они тёрлись о мои бёдра и мешали мне плавать. Вы хоть представляете, что я при этом чувствовала? - Розалинда Ивановна просверлила агента взглядом.  - Хотя, о чём я спрашиваю? Конечно же, не представляете. Откуда вам знать, что может чувствовать такая нежная и утончённая женщина, как я.
Агент явно опешил от такой претензии и даже не нашёлся, что ответить.
- Сеня, посмотри. Ему и возразить нечего, - победоносно засияла Розалинда Ивановна и тут же перешла к новой жалобе:
- В-третьих, почему вы не сказали, что шведский стол не включает в себя супы и борщи? Мой Сенечка привык на обед есть первое. И из-за вас он 7 дней, слышите, 7 дней был лишён жидкого! А это плохо сказалось на его пищеварении. Сеня, подтверди сей факт и расскажи этому обманщику, как тебе было плохо.
Сеня изо всех сил пытался что-то придумать, но смог только промычать что-то невнятное.
- Вот видите. Он даже говорить об этом не может, - Розалинда Ивановна укоризненно покачала головой, и её серьги в виде пирамиды из монеток так же укоризненно зазвенели. - В-четвёртых, почему вы умолчали, что тамошние мужчины неравнодушны к таким прекрасным женщинам, как я? Я не могла спокойно отдыхать! Мне казалось, что они, как мартовские коты, кружат рядом со мной. Если бы не мой Сенечка… - Розалинда Ивановна приложила одну руку к своей пышной груди, а другой, как бы в поиске поддержки, ухватилась за рубашку мужа. Сеня ободряюще похлопал жену по плечу:
- Всё хорошо, Розочка. Ты…
Но Розалинда Ивановна не дала мужу договорить:
- В-пятых, почему вы не предупредили, что бельё в отеле атласное? Как вообще возможно спать на таком белье? Мне это доставляло жуткое неудобство. Я не высыпалась и была похожа на панду. Слава Богу, Клавдия Петровна дала мне рецепт шикарного лосьона, и теперь я опять блистаю, - Розалинда Ивановна достала из сумочки пудреницу, посмотрелась в зеркало и слегка похлопала себя пальцами под глазами: - Определенно, я выгляжу просто сногсшибательно. Сеня, - обратилась она к мужу, - напомни купить Клавдии тортик. Хотя нет. Торт для неё слишком жирно будет. Купим пирожные.
- Как скажешь, Розочка, - Сеня достал из кармана небольшой блокнотик и сделал там пометку, а Розалинда Ивановна повернулась к турагенту:
- В-шестых. Ваш тур включает экскурсию на катере. Почему вы не предупредили, что меня может укачать? Вместо того, чтобы наслаждаться морскими красотами, я жевала… - Розалинда Ивановна наморщила лоб и стала быстро перебирать пальцами левой руки. – Ну, как его? Сеня, что я там жевала?
- Лайм, Розочка.
- Господи, почему не сказать просто лимон? – закатила глаза Розалинда Ивановна.
- Розочка, я тебе уже объяснял разницу, - Сеня ласково прикоснулся к плечу жены. - Лимон, он…
- Сеееня, избавь меня от своих лекций. Мне совершенно всё равно, какая между ними разница. Всю прогулку я вынуждена была жевать кусочки этого ужасного фрукта. А ты знаешь, как я ненавижу кислое. Если бы этот жулик, меня предупредил, я бы ни за что эту экскурсию не брала, - Розалинда Ивановна не сводила с источника её несчастий пылающего гневом взгляда.
- Розалинда Ивановна, ну откуда я мог знать, что вы плохо переносите качку? – снова рискнул возразить турагент, за что тут же был награждён убийственным взглядом.
-  Знаете, голубчик, меня совершенно не интересует, знали вы или не знали. Вы должны были меня предупредить. А из-за вашей халатности, меня три часа тошнило, причём за мои же деньги.  Где это видано, чтобы приличное агентство так людей обманывало? Хотя, какое же вы приличное, раз продаете туры всяким вульгарным особам? Эти бесстыжие девицы разгуливали возле бассейна практически в чём мать родила, думая, что три жалких кусочка ткани прикрывают их срамные места. Вы хоть знаете, как смущался мой бедный Сенечка? Сеня, подтверди.
Сеня послушно кивнул, но в его глазах промелькнул чувственный огонёк воспоминания, говоривший о том, что подобный факт не доставил ему ни малейшего беспокойства. Скорее даже наоборот.
- Так вот, - Розалинда Ивановна подалась вперёд и её пышная грудь, словно экскаватор, очищающий от снега дороги, сгрудила в кучу разложенные на столе папки и брошюры, - я требую, чтобы вы немедленно вернули мне деньги.
- Розалинда Ивановна, - турагент, откинувшись на спинку стула и практически вжавшись в стену, чтобы хоть как-то увеличить расстояние, постарался говорить мягко, чтобы нависший над ним вулкан неожиданностей не взорвался, - мне очень жаль, что некоторые моменты доставили вам неудобства. Но в этом нет вины нашей фирмы. Все озвученные вами жалобы не подпадают под пункты несоблюдения условий заключенного с вами договора.
 - Чтооо? – зарычала Розалинда Ивановна, ещё больше подавшись вперёд. – Что значит «не соответствует»? Что вы себе позволяете? Сеня, ты слышал? Он отказывается возвращать деньги. Как тебе это нравится?
- Розочка, успокойся, - Сеня попытался оттащить жену от агента.
- Что значит «успокойся»? Это же чистой воды надувательство! Шарашкина контора! – Розалинда Ивановна так стукнула ладонью по столу, что сэкономь директор на качестве мебели, стол раскололся бы пополам. - Я вам покажу «не соответствует»! Я вам устрою «не подпадают». Вы у меня….! Да я до Малахова дойду, чтобы вашу конторку на всю Россию прославить. Андрюша уж постарается, он любит в грязном белье покопаться, - Розалинда Ивановна наконец выпрямилась и испепеляющее посмотрела на мужа. – Ну а ты что молчишь, Сеня? Меня тут грабят, а ты молчишь.
- Я сейчас разберусь, Розочка. Ты только успокойся. Выйди, подыши немного. А я пока разберусь, - Семён Альбертович обхватил жену за талию и попытался выпроводить её из офиса, но Розалинда Ивановна не унималась:
- Нет. Это просто возмутительно. Хам! Подлец! Нахал! Орангутанг невоспитанный! Анус двуликий!
- Розочка, не анус, а Янус…
- Какая разница! Чтобы я ещё когда-нибудь переступила этот порог! Да я Зинаиде Марковне всё расскажу. Она главная сплетница в городе. Да у вас, - Розалинда Ивановна тыкнула пальцем в агента, - клиентов мигом не станет. Вы у меня попляшете. Не соответствует! Да я на вас в суд подам и ещё моральную компенсацию потребую! Завтра же напишу жалобу и отправлю заказным письмом. И только попробуйте хоть на день ответ просрочить. Я вам устрою! Сеня, мы уходим. Я больше ни минуты не останусь в этой обители обмана и разврата. Найди мне телефон Моисея Игоревича. Кем там его дочка в суде работает?
- Уборщицей, Розочка.
- Отлично. Через неё на судью и выйдем. А вы, - Розалинда Ивановна уставилась на агента, как боксёр на противника, - а вы просто деньгосос!
Затем она танком направилась к выходу и с такой силой хлопнула дверью, что висящие над ней колокольчики залились яростным перезвоном.
Сеня посмотрел на агента и, смущённо разведя руки, сказал:
- Вы на неё не обижайтесь, пожалуйста. Она громко лает, да не кусает. Письмо напишет, конечно, но дальше не пойдёт. Она у меня хорошая, только вот жаловаться любит. А отдых был замечательный. Мы к вам летом ещё придём, - Сеня ещё раз смущённо-извиняющеся улыбнулся и побежал догонять жену, шедшую на почту, чтобы устроить разнос за то, что газеты стали приносить позже обычного.
- Розочка, я тебя прошу, успокойся! Давай я поговорю!
- Сеня, не нервируй меня ещё больше! Ты мямля, Сеня. Ты абсолютно не умеешь разговаривать.
 КОНЕЦ
 
 
+1