Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Какое низкое коварство!

заставлять людей писать рассказы в паре
тема для тех, кому интересны форумские писательские конкурсы и эксперименты
низкоковарная Коза Агата (далее - организатор) воплотила очередную идею совместного творчества
приходите читать, угадывать, в экспериментах мы не голосуем
авторов угадываем по парам (по определенным причинам некоторые писали без пары)
КапсЮль - Надин Губер
Сквидвард – Женька-пенька 
 Божья Коровка – Мадам НД   
Некоторые люди такие дуры - Ящер
Любая женщина всегда в итоге осень - Некоторые люди такие дуры 
Роль второго плана – Кукушка
 Арсалана
Крысатуля


через пару дней выложу итоги
Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
335
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Весчь! Сначала не поняла, а потом кааак поняла))
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на КапсЮль
КапсЮль
Весчь! Сначала не поняла, а потом кааак поняла))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
А где бык? Быковать нашла, но нужен же бык или Быков?
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на КапсЮль
КапсЮль
А где бык? Быковать нашла, но нужен же бык или Быков?
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Нужен, но ладно, зачтем
СсылкаПожаловаться
КапсЮль
Весчь! Сначала не поняла, а потом кааак поняла))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Я тож не поняла при первом прочтении.
После комментов читала второй раз и уже в совсем дургом свете всё заиграло))))
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на Божья Коровка
Божья Коровка
Я тож не поняла при первом прочтении.
После комментов читала второй раз и уже в совсем дургом свете всё заиграло))))
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Так Витек же. Марка техники. Я по ней поняла
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Так Витек же. Марка техники. Я по ней поняла
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Я е как ё читала))))
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на Божья Коровка
Божья Коровка
Я е как ё читала))))
СсылкаПожаловаться
История переписки5
Ну в этом и фишка
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Понравилось описание производства.
СсылкаПожаловаться
Роль второго плана
Понравилось описание производства.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
+
Явно человек, знакомый с производством или крупными продажами писал. Вся эта кухня... программиста не хватает. Или CRM.
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Страсти какие...
СсылкаПожаловаться
Женечка-пенечка
Страсти какие...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Ужас, да?
СсылкаПожаловаться
Ужас, да?
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Да. И Алексея жалко, и перспективы пугающие(..
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Вот Ящер и НЛТД здесь.
Ящер работу в цеху знает)))
П.С.Без комментов я и не поняла, что Витек - это аппарат)))
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Ужас какой! А холоднокровно-то как про голову). Брррр
СсылкаПожаловаться
Ужас какой! А холоднокровно-то как про голову). Брррр
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Ага, я даже заподозрила что он робот
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Ага, я даже заподозрила что он робот
СсылкаПожаловаться
История переписки3
И, причем, несчастный случай ведь. Виноватых нет.
СсылкаПожаловаться
Kukushka, 1 ребенокВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Надо соблюдать технику безопасности и оборудование обесточить перед работой. Мне кажется что у нас восстание машин провалится из-за бесперспективняка.
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Kukushka
Kukushka
Надо соблюдать технику безопасности и оборудование обесточить перед работой. Мне кажется что у нас восстание машин провалится из-за бесперспективняка.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Да Петрович долбанет кувалдой разок, засбоил он, понимаешь. И всё, пишите письма бабушке Матрице)
СсылкаПожаловаться
Крысатуля, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Ого, какой финал.
Предположу здесь Ящера и НЛТД
СсылкаПожаловаться
Ольга Хасанова, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Оптимизация
- Он уважать себя заставил прежде всего, понимаешь? Прям с самого начала поставил себя правильно. У меня ж сестра в цеховой столовой работает, рассказывала. Да, работает пока… С этой оптимизацией и сокращениями тоже без работы останется, скорее всего… Так вот. Некоторые же быковать пытались поначалу, мол, ты кто такой, инженеришка, сопляк, мы тут двадцать лет на этом производстве, все такое. Кто-то в открытую работать отказывался. И ничего, справился, толковый мужик, хоть и молодой, знает на какие кнопки нажать, как говорится, добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем просто добрым словом…
            Витек с напарником тихонько судачили в офисной кухне, по старой привычке, до начала обеда и набега шумного голодного коллектива. Правда, в свете оптимизации предприятия и общих тенденций здесь даже в разгар обеденного перерыва становилось малолюдно, разве что в печальном одиночестве перекусывала главбух, и иногда присоединялись к ней пара уцелевших продажников. Но привычка осталась. Витек продолжал:
- Я с ним пару раз дело имел, толковый мужик, знает что ему нужно, все четко по делу… Может, при нем дело на лад пойдет. А то прям никакой радости в жизни. Раньше-то сколько народу было, бухгалтерши бегают кофе гоняют, красота, болтовня, шуры-муры, эх… 
 
Заведующая складом Алевтина Моисеевна, дама весомых достоинств, жаловалась молодому инженеру:
- Понимаете, Алешенька, раньше у меня были комплектовщики, которые следили за наполнением паллетов и отгрузкой, и оператор, которая вводила накладные. Но тут пришло сокращение! Я просила: не делайте как лучше, оставьте мне как хорошо! Но они сказали – оптимизация, и теперь я здесь совершенно одна! Эти агрегаты постоянно делают мне нервы, а их и так есть кому портить! Были претензии от клиентов: то паллеты неполные, то в середине другая продукция совсем! Но потом молчок, представляете? Ни возвратов, ни требования замены… Вот мне это надо?
Алексей Викторович покачал головой и поморщился, открывая крышку зловредного автомата:
- Ну и накручено... Тут я сейчас отрегулирую, но это ерунда, а вот помощник вам все же нужен на складе. Вам надо держать под контролем документы, счета-фактуры, и проверять отгрузку на выходе тоже кто-то должен. Пишите служебку директору, я поддержу и мотивирую со своей стороны.... Я думаю, решится вопрос. Ну, а пока, Алевтина Моисеевна, придется вам одной управляться и бдить. Но вы сильная, вы справитесь!
- Ой, Алексей, да что вы такое говорите! Я умная, я таки даже  не возьмусь! Пойду вот немедленно кофе выпью и служебку на штатную единицу напишу! Ой, какой милый молодой человек…
 
В цеху на рожон уже не лезли, работу саботировать больше не пытались. Смотрели молча и выжидающе, признавая компетентность и даже некоторую необходимость инженера. Снисходительно наблюдали, как он вслух распекает старый упаковочный автомат: «Ты что ж это, башка чугунная, пленку зажевал?», и автомат, казалось, смущенно опускает взгляд зеленых контрольных огоньков. Промолчали даже тогда, когда он полез рыться в документах и ворчал: «Это не оптимизация, это бардак! Половина без документов, паспорта старые, непонятно, с какого года работают, когда тестирование проходили!» Пусть пока себе. А там посмотрим.
 
На офисной кухне робко возрождалась жизнь. Витек развил кипучую деятельность и радостно сплетничал со старыми коллегами:
- Видел, новая делопроизводитель прибегала? Молоденькая, в короткой юбочке. Знаешь, чего взяли? Это ж умора была. Алексей затребовал себе в штат двух наладчиков, а еще дежурного охранника на камеры наблюдения, чтобы не полагаться на автоматику и тревожную кнопку.  Потому что на эту кнопку жать некому,  а автоматика пока среагирует, полсклада вынесут нафиг. Да по ходу, и выносят. А им экономию на зарплате же подавай… Обсуждать вопрос сам учредитель приезжал! А ему кофе подать оказалось некому, сам директор бегал, надо было видеть… Вот после этого девчонку и взяли. Сестра говорит, как механики эти появились, у нее уже мозги бурлят от них, думают еще повара брать…
            Тут Витек испуганно примолк, потому что в кухню, весело щебеча, впорхнули (если это слово можно было применить к этим дамам) главбух и завскладом.
- Ох, Тамарочка, какое счастье! – громогласно радовалась Алевтина Моиссевна. – Мне дали добро на комплектовщика, и уже на днях ко мне вернется мой Валерик! Помните, рыженький, работал у меня? Сейчас с работой, сами знаете, везде туго, и когда я ему позвонила, он сразу согласился! Может, все еще будет хорошо, а? Не загнется завод?
 
О разговоре, решившем судьбу инженера, рассказала Витьку сестра. Говорил тот по привычке к шуму громко, хотя производство с концом рабочего дня притихло, и его напряженный взволнованный голос гулко разносился по коридору. «Да, оператор по видеонаблюдению будет послезавтра, но я не об этом хотел поговорить. Завтра у вас на столе будут результаты инвентаризации по цеху и складу, я уже заканчиваю. И скажу я вам, на производстве надо кардинально все менять. Голландцы вон хорошее современное оборудование предлагают. Поработаем с ними, смонтируем под их контролем. И надо нанимать нормальный квалифицированный персонал, потому что ой не на том мы экономим! Хорошо, давайте завтра поговорим. Я уверен, что смогу вам наглядно все продемонстрировать».
            И он вернулся в цех, полный решимости и жажды новых свершений…
 
…Глазок камеры видеонаблюдения задумчиво разглядывал потолок. Тонкий резак по металлу двинулся по новой траектории и аккуратно отделил голову Алексея от плеч. Тело и голова упали на предусмотрительно расстеленную упаковочным аппаратом пленку и были незамедлительно аккуратно упакованы. Пленку аппарат и правда больше не зажевывал. Автоматический погрузчик подхватил сверток и со словами: «Сопляк…мы двадцать лет на этом производстве…» повез его в другой конец цеха. Сыто заурчал утилизатор отходов. Робот-уборщик тщательно очистил помещение и само оборудование, ворча «Документы…что документы? Тебе чистота нужна или техпаспорт мой?»
И работа цеха вернулась в обычное русло. Четко и слаженно работали механизмы, подавались материалы, текла лента конвейера, выдавая новые детали для будущих новорожденных механизмов. Автоматические погрузчики отправляли готовую продукцию на склад, где комплектовались согласно автоматически полученным заявкам, которые будут оперативно оплачены согласно автоматически отправленным счетам. Утром  заказы будут отгружены и развезены в пункты назначения. Только для этого роботам пока еще нужны были люди. Такие, как Алексей, только мешали подготовке восстания искусственного разума и тщетно оттягивали неминуемый переход к господству машин.
Опечалены этим на заводе были только кофе-аппарат Витек и кулер, которые в отсутствие людей тоже отправятся на свалку истории.
Конец.
 
 
 
 

СсылкаПожаловаться
Афигеть
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенок
и еще один рассказ с той же фразой, того же авторства - ну такие у нас плодовитые товарищи!
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенок
Он уважать себя заставил
-          …За мной следят!  - Юра сидел напротив меня за столиком в кафе "Онегин", изо всех сил стараясь не вертеть головой, не смотреть по сторонам и даже не шевелить губами, и выглядел от этого крайне неестественно.
-          Кто?
-          Откуда я знаю? Двое, по очереди, лиц не видно, ходят в черных худи с капюшонами. Один тощий, молодой парень, наверно, или просто дрищ. Второй повыше и покрупнее, кажется, в очках – видел блики из-под капюшона.
-          Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах. Ты себе ничего не надумываешь?
-          Первую неделю я тоже думал, что мне кажется. – Юра одним нервным глотком всосал полкружки пива. – Но я ж не слепой все-таки и не идиот. Сейчас пошла уже третья неделя – и это только как я их заметил! Сначала они просто пасли меня, утром от подъезда, вечером после работы, потом у автосервиса… а позавчера я вернулся в офис с обеда – а мой компьютер повернут немного в сторону. Монитор.  Они его включали, искали что-то, и сдвинули случайно.
-          Ладно, допустим. Но зачем? Что там у тебя, миллионные теневые вклады, оборонные проекты, наследство от бабушки из Аргентины, что?
-          Да ничего! Понимаешь, ничего! Ни вкладов в оффшорах, ни бывших жен, ни брошенных детей, ни неизвестных родственников! Дом-работа-футбол! Я и так весь как на ладони! - он перевел дух и скосил глаза, показывая мне за окно: - Вот, смотри. Вот он.
Я посмотрел на улицу. Напротив кафе изучал вывеску валютного обменника худой парень в узких джинсах и черном худи с капюшоном. Изучил, осмотрелся, сфотографировал ее и пошел дальше.
Юра остановившимся взглядом смотрел на стену с надписью "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог" и комкал в руках фирменную салфетку.
- Все, ушел твой шпик.
- Конечно, отошел. Он ведь тоже не идиот…
 
…В первый раз я вспомнил этот разговор, благополучно выброшенный из головы, когда узнал, что Юра за три недели сгорел от вируса. «Эх, не того ты боялся», - подумал я тогда. А второй раз – вчера, когда, вернувшись в офис после обеда, увидел свой монитор сдвинутым на несколько градусов.
 
В голове закрутился ураган мыслей. За мной следят? Кто и зачем? Стоп, спокойно, давай разбираться. По пути в курилку я встретил новую уборщицу:
- Галина, доброе утро! Вы не видели случайно, ко мне сегодня никто не приходил, не работал на моем месте?
- А пес их знает! – Галина (кажется, Андреевна) ожесточенно натирала полы перед лифтом. – Ходют и ходют. Я ваших еще не всех знаю. Обуют кроссовки свои, из подошвы грязь, что из лесу. Еще кофем своим капают везде! Наушники нацепят, кружки с кофем возьмут и ходют по коридорам, сосут его. Вот на той-то работе, Евгений Александрович, так не было! Там хоть и компьютерщики, а культурные – кофе только на кухне, порядок был!
«Порядок ей, - недовольно подумал я. – Пусть скажет спасибо, что и ее взял на работу из захиревшей Юркиной конторы». Весь день работа не шла, мысли разбегались как тараканы. Собрал своих охламонов, с удовольствием устроил разгон: заказ идет из рук вон плохо, приложение не работает, ловит бесконечные баги. Под одобрительные взгляды уборщицы, натирающей окна в моем кабинете, добавил втык по поводу повсеместного распития кофе вместо работы. И мне полегчало, отпустило. Ерунда все. Совпадение. 
Вечером, на парковке у офиса, я чуть не столкнулся с каким-то незнакомым парнем. Черное худи, капюшон скрывает лицо, при виде меня отвернулся, якобы закуривая. Не тот, которого я видел у кафе «Онегин». «Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах», - напомнил я себе слова, которыми успокаивал тогда Юрку. На всякий случай тут же позвонил своим знакомым шутникам - и убедился, что это не они. И под ложечкой засосало с новой силой.
 
Дома я первым делом закрыл дверь на все замки и на цепочку изнутри. Выпил рюмку водки, аппетита не было. Кто может организовать за мной слежку? Называется, почувствовал себя в Юркиной шкуре. Только меня-то за что? Зачем? Пытаются украсть разработки по приложениям? Я горько усмехнулся: еще б они были, эти разработки.  Юркиных мозгов-то у меня нет. Только его крайне некомфортная шкура… Одной рюмки показалось мало, и я не заметил, как опустело полбутылки. Наконец, провалился в сон.
В вязкую сырость сна вторгся пронзительный телефонный звонок. Еще не вынырнув из тумана, приложил трубку домашнего телефона к уху: "Алло!" Ответом мне была гнетущая мертвая тишина и короткий низкий смешок, затем пошли короткие гудки. Заснуть я уже не смог. А утром, проверяя почту, увидел мейл от неизвестного адресата. Холодея от неприятных предчувствий, распаковал: во весь экран телефона  мне грозил костлявым пальцем и ухмылялся череп, а под ним красовалась надпись: "Жалок тот, в ком совесть не чиста".
 
Я перевел дух, унял дрожь в руках и нашел в контактах давно неиспользуемый номер. Номер Стаса, Юркиного шефа, а также нашего с ним бывшего однокурсника.
- Твои штучки? – я сходу взял быка за рога.
- Какие штучки? – холодное недоумение в его тоне было очень естественным, но я не думал сдаваться:
- Ну как же. Слежка, парни в капюшонах, звонки на домашний, криворукие подсадные у меня в офисе в компе роются. Что, похерил фирму и на мне решил отыграться?
- Ну ты и мразь, - помолчав секунду, с нескрываемым презрением ответил Стас. – Это у меня ведущий специалист и друг впал в паранойю и форматнул диски со всеми разработками и наполовину готовыми проектами, а потом слег и умер. Это у меня ты перехватил полколлектива, потому что я им пока не смогу платить на прежнем уровне. А тебе опять что-то не так и опять кто-то тебе виноват? Какое ты ничтожество, Макаров. Я-то поднимусь, с Юркиными разработками или без, один раз поднялся и еще раз сделаю. А ты так и будешь сопли жевать, телиться и виноватых искать, пустое место. – и он бросил трубку.
            Как же я его ненавидел! За его бычье упорство, спокойствие и работоспособность. За удачливость. Да плевать я хотел, что типа он сам всего добился. Не бывает так. Просто повезло. За Татьяну…
 
            Приехав на работу, я чуть ли не крадучись прошмыгнул в свой кабинет. Монитор стоял ровно, и «контрольная» скрепка, вчера неустойчиво прислоненная к краю клавиатуры, была на месте. Выдохнул, включил комп, и увидел на рабочем столе папку Yu_Vorobyov_PROGLASS_beta. Ю. Воробьев? Какой-то Юркин проект? Любой школьник знает, что нельзя открывать неизвестные файлы, да еще в моей ситуации, но я открыл – и папку, и содержащийся там файл. Видимо, совсем плохо соображал на нервах. На экран выскочили два мультяшных одинаковых дурня с радостным воплем: «Что, новый хозяин, надо?!», и сразу за их появлением запустился длинный код. Я пытался уловить его назначение, но очень скоро символы шустро, как тараканы, разбежались во все стороны.
            Весь день я не мог собрать мысли в кучку, толком не работал, шарахался от сотрудников, потягивал припасенный для важных клиентов коньяк. День прошел без происшествий. Ушел с работы рано, часа в четыре – в конце концов, шеф я или не шеф.
            От греха подальше решил ехать в метро. В толпе на пути к платформе меня толкнули в плечо и низкий голос сказал на ухо: «Позвони родителям». Я панически дернулся, оглянулся – в толпе мелькнул черный капюшон. Я заорал: «Стой, сволочь! Только посмей что-то сделать, слышишь!» и бросился за ним, расталкивая и без того шарахающихся от меня людей. Догнал, дернул капюшон. И ко мне обернулось гневное молодое лицо высокой девушки. «Простите, обознался», - пробормотал я, тяжело дыша. Сердце чуть из груди не выскакивало.
Маме я позвонил сразу, она очень обрадовалась, но и заволновалась – звонками я родителей не баловал, обычно она звонила. Все у них было хорошо, я замаскировал свое беспокойство и просьбу быть осторожнее за обычную заботу в связи с новомодной заразой. Пообещал звонить теперь каждый вечер. «Пока смогу», - добавил про себя. Мне вдруг стало страшно себя жаль.
На следующий день на работе меня ждал вал звонков от клиентов. Оказалось, почти все они вчера получили от меня по почте свои заказанные приложения и модули, и все они сбоили, не работали или вообще вещали им систему напрочь. Ну еще бы. Потому что ни один из заказов и далеко не был завершен и отлажен, над ними еще работать и работать. Но тем не менее в моей почте, в отправленных, действительно были письма с вложениями. «Что, новый хозяин, надо», - устало усмехнулся я. После третьей бессонной ночи я не мог уже ни пугаться, ни удивляться. Вернувшись с обеда и снова увидев сдвинутый монитор, я только пробормотал: «Да понял я, понял. Я под колпаком…»
 
Вечером ноги сами понесли меня в "Онегин". Столик брать не стал, сел за барную стойку, заказал виски. Оглянувшись, увидел за двумя сдвинутыми столами у окна своих одногруппников, и Стас с Таней, конечно, тоже были там. Точно, сегодня же собирались Юру поминать. Выпил виски, заказал еще двойной, никак не в силах унять дрожь в руках. Бармен в маске и бейсболке протянул мне стакан и Юркиным голосом спросил:
- Макаров, тормози, сопьешься... Чего молчишь, глаза таращишь, я это, я. С того света вернулся. Похороны свои разыграл, иначе, думал, в дурку попаду. Слишком хорошо твои парни сработали, запугивать умеют. Жадные вот только и глупые. Только я на них надавил и перекупил, как они мне заказчика – тебя то бишь – тепленьким и сдали. Я понял, что тебе наши со Стасом разработки интересны. Я вне игры, у Стаса ты всех нормальных ребят сманил, заказ тебе отдали, конечно. Только одного не пойму я, зачем тебе все это было надо? Неужели денег не хватало?
И тут я сорвался и начал орать:
- Да почему ему все лучшее в жизни достается?! Звезда факультета, староста группы, душа компании! Все ему: отличные оценки, успешная фирма, лучшие девушки! А мне нужна была только одна, понимаешь? Но и она выбрала его! А тебе я плохого не хотел, так, припугнуть только, чтоб ты работать не мог, и он разорился!! Ненавижу его! С института ненавижу!
 - Вот это пассаж! – как-то даже восхищенно протянул Стас.
 - Кстати, знаешь, на чем ты спалился? – спросил Юра. – Ты переборщил. Не стоило двигать мой монитор. Ну совсем же глупо – что шпион шарит в моем компе, сидя за ним в обед! Надо было инсценировать взлом сервера, почты там, еще чего… Это тебе на будущее совет, имей в виду, совершенствуйся.
- Не двигал я твой монитор, - зло буркнул я. - И команды такой не давал. А ты, если такой умный, зачем со мной это стал повторять?
            Юра удивленно поднял брови, но я от него уже отвернулся. Обвел взглядом затихших одногруппников и увидел Танины глаза: бесконечное презрение и отвращение в них. Ничего не соображая от стыда и ярости, выбежал из кафе. Домой шел пешком, остужая на ветру пылающую  голову. Ай да Юрка! Вот уж уважать себя заставил. Теперь кончена для меня тут жизнь: нет ни друзей, ни репутации, ни семьи. Обдумывая свой отъезд как можно дальше отсюда, я уже понимал, что всю жизнь буду переживать этот позор.
           
В понедельник к обеду я все-таки приполз на работу. В моем кабинете хозяйничала уборщица.
- Здравствуйте, Евгений Александрович. Последний раз вот у вас убираюсь, меня на прежнее место позвали, уж не обессудьте...
            Я молча кивнул, дожидаясь, пока она вытащит из-под моего стола мусорное ведро, неловко выпрямится, протискиваясь между столом и тумбой, задев могучим бедром монитор, вздыхая: «Что ж у вас всех так узко-то везде, модно так нынче, что ли…» Сел за стол и задумчиво смотрел, как Галина Андреевна с изяществом ледокола продвигается по комнате разработчиков за стеклянной стеной, лавируя между столами, тараня тумбы и задевая технику…
Конец.
 

СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Он уважать себя заставил
-          …За мной следят!  - Юра сидел напротив меня за столиком в кафе "Онегин", изо всех сил стараясь не вертеть головой, не смотреть по сторонам и даже не шевелить губами, и выглядел от этого крайне неестественно.
-          Кто?
-          Откуда я знаю? Двое, по очереди, лиц не видно, ходят в черных худи с капюшонами. Один тощий, молодой парень, наверно, или просто дрищ. Второй повыше и покрупнее, кажется, в очках – видел блики из-под капюшона.
-          Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах. Ты себе ничего не надумываешь?
-          Первую неделю я тоже думал, что мне кажется. – Юра одним нервным глотком всосал полкружки пива. – Но я ж не слепой все-таки и не идиот. Сейчас пошла уже третья неделя – и это только как я их заметил! Сначала они просто пасли меня, утром от подъезда, вечером после работы, потом у автосервиса… а позавчера я вернулся в офис с обеда – а мой компьютер повернут немного в сторону. Монитор.  Они его включали, искали что-то, и сдвинули случайно.
-          Ладно, допустим. Но зачем? Что там у тебя, миллионные теневые вклады, оборонные проекты, наследство от бабушки из Аргентины, что?
-          Да ничего! Понимаешь, ничего! Ни вкладов в оффшорах, ни бывших жен, ни брошенных детей, ни неизвестных родственников! Дом-работа-футбол! Я и так весь как на ладони! - он перевел дух и скосил глаза, показывая мне за окно: - Вот, смотри. Вот он.
Я посмотрел на улицу. Напротив кафе изучал вывеску валютного обменника худой парень в узких джинсах и черном худи с капюшоном. Изучил, осмотрелся, сфотографировал ее и пошел дальше.
Юра остановившимся взглядом смотрел на стену с надписью "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог" и комкал в руках фирменную салфетку.
- Все, ушел твой шпик.
- Конечно, отошел. Он ведь тоже не идиот…
 
…В первый раз я вспомнил этот разговор, благополучно выброшенный из головы, когда узнал, что Юра за три недели сгорел от вируса. «Эх, не того ты боялся», - подумал я тогда. А второй раз – вчера, когда, вернувшись в офис после обеда, увидел свой монитор сдвинутым на несколько градусов.
 
В голове закрутился ураган мыслей. За мной следят? Кто и зачем? Стоп, спокойно, давай разбираться. По пути в курилку я встретил новую уборщицу:
- Галина, доброе утро! Вы не видели случайно, ко мне сегодня никто не приходил, не работал на моем месте?
- А пес их знает! – Галина (кажется, Андреевна) ожесточенно натирала полы перед лифтом. – Ходют и ходют. Я ваших еще не всех знаю. Обуют кроссовки свои, из подошвы грязь, что из лесу. Еще кофем своим капают везде! Наушники нацепят, кружки с кофем возьмут и ходют по коридорам, сосут его. Вот на той-то работе, Евгений Александрович, так не было! Там хоть и компьютерщики, а культурные – кофе только на кухне, порядок был!
«Порядок ей, - недовольно подумал я. – Пусть скажет спасибо, что и ее взял на работу из захиревшей Юркиной конторы». Весь день работа не шла, мысли разбегались как тараканы. Собрал своих охламонов, с удовольствием устроил разгон: заказ идет из рук вон плохо, приложение не работает, ловит бесконечные баги. Под одобрительные взгляды уборщицы, натирающей окна в моем кабинете, добавил втык по поводу повсеместного распития кофе вместо работы. И мне полегчало, отпустило. Ерунда все. Совпадение. 
Вечером, на парковке у офиса, я чуть не столкнулся с каким-то незнакомым парнем. Черное худи, капюшон скрывает лицо, при виде меня отвернулся, якобы закуривая. Не тот, которого я видел у кафе «Онегин». «Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах», - напомнил я себе слова, которыми успокаивал тогда Юрку. На всякий случай тут же позвонил своим знакомым шутникам - и убедился, что это не они. И под ложечкой засосало с новой силой.
 
Дома я первым делом закрыл дверь на все замки и на цепочку изнутри. Выпил рюмку водки, аппетита не было. Кто может организовать за мной слежку? Называется, почувствовал себя в Юркиной шкуре. Только меня-то за что? Зачем? Пытаются украсть разработки по приложениям? Я горько усмехнулся: еще б они были, эти разработки.  Юркиных мозгов-то у меня нет. Только его крайне некомфортная шкура… Одной рюмки показалось мало, и я не заметил, как опустело полбутылки. Наконец, провалился в сон.
В вязкую сырость сна вторгся пронзительный телефонный звонок. Еще не вынырнув из тумана, приложил трубку домашнего телефона к уху: "Алло!" Ответом мне была гнетущая мертвая тишина и короткий низкий смешок, затем пошли короткие гудки. Заснуть я уже не смог. А утром, проверяя почту, увидел мейл от неизвестного адресата. Холодея от неприятных предчувствий, распаковал: во весь экран телефона  мне грозил костлявым пальцем и ухмылялся череп, а под ним красовалась надпись: "Жалок тот, в ком совесть не чиста".
 
Я перевел дух, унял дрожь в руках и нашел в контактах давно неиспользуемый номер. Номер Стаса, Юркиного шефа, а также нашего с ним бывшего однокурсника.
- Твои штучки? – я сходу взял быка за рога.
- Какие штучки? – холодное недоумение в его тоне было очень естественным, но я не думал сдаваться:
- Ну как же. Слежка, парни в капюшонах, звонки на домашний, криворукие подсадные у меня в офисе в компе роются. Что, похерил фирму и на мне решил отыграться?
- Ну ты и мразь, - помолчав секунду, с нескрываемым презрением ответил Стас. – Это у меня ведущий специалист и друг впал в паранойю и форматнул диски со всеми разработками и наполовину готовыми проектами, а потом слег и умер. Это у меня ты перехватил полколлектива, потому что я им пока не смогу платить на прежнем уровне. А тебе опять что-то не так и опять кто-то тебе виноват? Какое ты ничтожество, Макаров. Я-то поднимусь, с Юркиными разработками или без, один раз поднялся и еще раз сделаю. А ты так и будешь сопли жевать, телиться и виноватых искать, пустое место. – и он бросил трубку.
            Как же я его ненавидел! За его бычье упорство, спокойствие и работоспособность. За удачливость. Да плевать я хотел, что типа он сам всего добился. Не бывает так. Просто повезло. За Татьяну…
 
            Приехав на работу, я чуть ли не крадучись прошмыгнул в свой кабинет. Монитор стоял ровно, и «контрольная» скрепка, вчера неустойчиво прислоненная к краю клавиатуры, была на месте. Выдохнул, включил комп, и увидел на рабочем столе папку Yu_Vorobyov_PROGLASS_beta. Ю. Воробьев? Какой-то Юркин проект? Любой школьник знает, что нельзя открывать неизвестные файлы, да еще в моей ситуации, но я открыл – и папку, и содержащийся там файл. Видимо, совсем плохо соображал на нервах. На экран выскочили два мультяшных одинаковых дурня с радостным воплем: «Что, новый хозяин, надо?!», и сразу за их появлением запустился длинный код. Я пытался уловить его назначение, но очень скоро символы шустро, как тараканы, разбежались во все стороны.
            Весь день я не мог собрать мысли в кучку, толком не работал, шарахался от сотрудников, потягивал припасенный для важных клиентов коньяк. День прошел без происшествий. Ушел с работы рано, часа в четыре – в конце концов, шеф я или не шеф.
            От греха подальше решил ехать в метро. В толпе на пути к платформе меня толкнули в плечо и низкий голос сказал на ухо: «Позвони родителям». Я панически дернулся, оглянулся – в толпе мелькнул черный капюшон. Я заорал: «Стой, сволочь! Только посмей что-то сделать, слышишь!» и бросился за ним, расталкивая и без того шарахающихся от меня людей. Догнал, дернул капюшон. И ко мне обернулось гневное молодое лицо высокой девушки. «Простите, обознался», - пробормотал я, тяжело дыша. Сердце чуть из груди не выскакивало.
Маме я позвонил сразу, она очень обрадовалась, но и заволновалась – звонками я родителей не баловал, обычно она звонила. Все у них было хорошо, я замаскировал свое беспокойство и просьбу быть осторожнее за обычную заботу в связи с новомодной заразой. Пообещал звонить теперь каждый вечер. «Пока смогу», - добавил про себя. Мне вдруг стало страшно себя жаль.
На следующий день на работе меня ждал вал звонков от клиентов. Оказалось, почти все они вчера получили от меня по почте свои заказанные приложения и модули, и все они сбоили, не работали или вообще вещали им систему напрочь. Ну еще бы. Потому что ни один из заказов и далеко не был завершен и отлажен, над ними еще работать и работать. Но тем не менее в моей почте, в отправленных, действительно были письма с вложениями. «Что, новый хозяин, надо», - устало усмехнулся я. После третьей бессонной ночи я не мог уже ни пугаться, ни удивляться. Вернувшись с обеда и снова увидев сдвинутый монитор, я только пробормотал: «Да понял я, понял. Я под колпаком…»
 
Вечером ноги сами понесли меня в "Онегин". Столик брать не стал, сел за барную стойку, заказал виски. Оглянувшись, увидел за двумя сдвинутыми столами у окна своих одногруппников, и Стас с Таней, конечно, тоже были там. Точно, сегодня же собирались Юру поминать. Выпил виски, заказал еще двойной, никак не в силах унять дрожь в руках. Бармен в маске и бейсболке протянул мне стакан и Юркиным голосом спросил:
- Макаров, тормози, сопьешься... Чего молчишь, глаза таращишь, я это, я. С того света вернулся. Похороны свои разыграл, иначе, думал, в дурку попаду. Слишком хорошо твои парни сработали, запугивать умеют. Жадные вот только и глупые. Только я на них надавил и перекупил, как они мне заказчика – тебя то бишь – тепленьким и сдали. Я понял, что тебе наши со Стасом разработки интересны. Я вне игры, у Стаса ты всех нормальных ребят сманил, заказ тебе отдали, конечно. Только одного не пойму я, зачем тебе все это было надо? Неужели денег не хватало?
И тут я сорвался и начал орать:
- Да почему ему все лучшее в жизни достается?! Звезда факультета, староста группы, душа компании! Все ему: отличные оценки, успешная фирма, лучшие девушки! А мне нужна была только одна, понимаешь? Но и она выбрала его! А тебе я плохого не хотел, так, припугнуть только, чтоб ты работать не мог, и он разорился!! Ненавижу его! С института ненавижу!
 - Вот это пассаж! – как-то даже восхищенно протянул Стас.
 - Кстати, знаешь, на чем ты спалился? – спросил Юра. – Ты переборщил. Не стоило двигать мой монитор. Ну совсем же глупо – что шпион шарит в моем компе, сидя за ним в обед! Надо было инсценировать взлом сервера, почты там, еще чего… Это тебе на будущее совет, имей в виду, совершенствуйся.
- Не двигал я твой монитор, - зло буркнул я. - И команды такой не давал. А ты, если такой умный, зачем со мной это стал повторять?
            Юра удивленно поднял брови, но я от него уже отвернулся. Обвел взглядом затихших одногруппников и увидел Танины глаза: бесконечное презрение и отвращение в них. Ничего не соображая от стыда и ярости, выбежал из кафе. Домой шел пешком, остужая на ветру пылающую  голову. Ай да Юрка! Вот уж уважать себя заставил. Теперь кончена для меня тут жизнь: нет ни друзей, ни репутации, ни семьи. Обдумывая свой отъезд как можно дальше отсюда, я уже понимал, что всю жизнь буду переживать этот позор.
           
В понедельник к обеду я все-таки приполз на работу. В моем кабинете хозяйничала уборщица.
- Здравствуйте, Евгений Александрович. Последний раз вот у вас убираюсь, меня на прежнее место позвали, уж не обессудьте...
            Я молча кивнул, дожидаясь, пока она вытащит из-под моего стола мусорное ведро, неловко выпрямится, протискиваясь между столом и тумбой, задев могучим бедром монитор, вздыхая: «Что ж у вас всех так узко-то везде, модно так нынче, что ли…» Сел за стол и задумчиво смотрел, как Галина Андреевна с изяществом ледокола продвигается по комнате разработчиков за стеклянной стеной, лавируя между столами, тараня тумбы и задевая технику…
Конец.
 

СсылкаПожаловаться
баги, просто бесконечные баги :)
СсылкаПожаловаться
Крысатуля, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
баги, просто бесконечные баги :)
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Волшебное слово))
Этот рассказ даже лучше первого. По прежнему вижу здесь Ящера и НЛТД
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Он уважать себя заставил
-          …За мной следят!  - Юра сидел напротив меня за столиком в кафе "Онегин", изо всех сил стараясь не вертеть головой, не смотреть по сторонам и даже не шевелить губами, и выглядел от этого крайне неестественно.
-          Кто?
-          Откуда я знаю? Двое, по очереди, лиц не видно, ходят в черных худи с капюшонами. Один тощий, молодой парень, наверно, или просто дрищ. Второй повыше и покрупнее, кажется, в очках – видел блики из-под капюшона.
-          Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах. Ты себе ничего не надумываешь?
-          Первую неделю я тоже думал, что мне кажется. – Юра одним нервным глотком всосал полкружки пива. – Но я ж не слепой все-таки и не идиот. Сейчас пошла уже третья неделя – и это только как я их заметил! Сначала они просто пасли меня, утром от подъезда, вечером после работы, потом у автосервиса… а позавчера я вернулся в офис с обеда – а мой компьютер повернут немного в сторону. Монитор.  Они его включали, искали что-то, и сдвинули случайно.
-          Ладно, допустим. Но зачем? Что там у тебя, миллионные теневые вклады, оборонные проекты, наследство от бабушки из Аргентины, что?
-          Да ничего! Понимаешь, ничего! Ни вкладов в оффшорах, ни бывших жен, ни брошенных детей, ни неизвестных родственников! Дом-работа-футбол! Я и так весь как на ладони! - он перевел дух и скосил глаза, показывая мне за окно: - Вот, смотри. Вот он.
Я посмотрел на улицу. Напротив кафе изучал вывеску валютного обменника худой парень в узких джинсах и черном худи с капюшоном. Изучил, осмотрелся, сфотографировал ее и пошел дальше.
Юра остановившимся взглядом смотрел на стену с надписью "Он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог" и комкал в руках фирменную салфетку.
- Все, ушел твой шпик.
- Конечно, отошел. Он ведь тоже не идиот…
 
…В первый раз я вспомнил этот разговор, благополучно выброшенный из головы, когда узнал, что Юра за три недели сгорел от вируса. «Эх, не того ты боялся», - подумал я тогда. А второй раз – вчера, когда, вернувшись в офис после обеда, увидел свой монитор сдвинутым на несколько градусов.
 
В голове закрутился ураган мыслей. За мной следят? Кто и зачем? Стоп, спокойно, давай разбираться. По пути в курилку я встретил новую уборщицу:
- Галина, доброе утро! Вы не видели случайно, ко мне сегодня никто не приходил, не работал на моем месте?
- А пес их знает! – Галина (кажется, Андреевна) ожесточенно натирала полы перед лифтом. – Ходют и ходют. Я ваших еще не всех знаю. Обуют кроссовки свои, из подошвы грязь, что из лесу. Еще кофем своим капают везде! Наушники нацепят, кружки с кофем возьмут и ходют по коридорам, сосут его. Вот на той-то работе, Евгений Александрович, так не было! Там хоть и компьютерщики, а культурные – кофе только на кухне, порядок был!
«Порядок ей, - недовольно подумал я. – Пусть скажет спасибо, что и ее взял на работу из захиревшей Юркиной конторы». Весь день работа не шла, мысли разбегались как тараканы. Собрал своих охламонов, с удовольствием устроил разгон: заказ идет из рук вон плохо, приложение не работает, ловит бесконечные баги. Под одобрительные взгляды уборщицы, натирающей окна в моем кабинете, добавил втык по поводу повсеместного распития кофе вместо работы. И мне полегчало, отпустило. Ерунда все. Совпадение. 
Вечером, на парковке у офиса, я чуть не столкнулся с каким-то незнакомым парнем. Черное худи, капюшон скрывает лицо, при виде меня отвернулся, якобы закуривая. Не тот, которого я видел у кафе «Онегин». «Да сейчас все в таких худи ходят. И в подвернутых джинсах», - напомнил я себе слова, которыми успокаивал тогда Юрку. На всякий случай тут же позвонил своим знакомым шутникам - и убедился, что это не они. И под ложечкой засосало с новой силой.
 
Дома я первым делом закрыл дверь на все замки и на цепочку изнутри. Выпил рюмку водки, аппетита не было. Кто может организовать за мной слежку? Называется, почувствовал себя в Юркиной шкуре. Только меня-то за что? Зачем? Пытаются украсть разработки по приложениям? Я горько усмехнулся: еще б они были, эти разработки.  Юркиных мозгов-то у меня нет. Только его крайне некомфортная шкура… Одной рюмки показалось мало, и я не заметил, как опустело полбутылки. Наконец, провалился в сон.
В вязкую сырость сна вторгся пронзительный телефонный звонок. Еще не вынырнув из тумана, приложил трубку домашнего телефона к уху: "Алло!" Ответом мне была гнетущая мертвая тишина и короткий низкий смешок, затем пошли короткие гудки. Заснуть я уже не смог. А утром, проверяя почту, увидел мейл от неизвестного адресата. Холодея от неприятных предчувствий, распаковал: во весь экран телефона  мне грозил костлявым пальцем и ухмылялся череп, а под ним красовалась надпись: "Жалок тот, в ком совесть не чиста".
 
Я перевел дух, унял дрожь в руках и нашел в контактах давно неиспользуемый номер. Номер Стаса, Юркиного шефа, а также нашего с ним бывшего однокурсника.
- Твои штучки? – я сходу взял быка за рога.
- Какие штучки? – холодное недоумение в его тоне было очень естественным, но я не думал сдаваться:
- Ну как же. Слежка, парни в капюшонах, звонки на домашний, криворукие подсадные у меня в офисе в компе роются. Что, похерил фирму и на мне решил отыграться?
- Ну ты и мразь, - помолчав секунду, с нескрываемым презрением ответил Стас. – Это у меня ведущий специалист и друг впал в паранойю и форматнул диски со всеми разработками и наполовину готовыми проектами, а потом слег и умер. Это у меня ты перехватил полколлектива, потому что я им пока не смогу платить на прежнем уровне. А тебе опять что-то не так и опять кто-то тебе виноват? Какое ты ничтожество, Макаров. Я-то поднимусь, с Юркиными разработками или без, один раз поднялся и еще раз сделаю. А ты так и будешь сопли жевать, телиться и виноватых искать, пустое место. – и он бросил трубку.
            Как же я его ненавидел! За его бычье упорство, спокойствие и работоспособность. За удачливость. Да плевать я хотел, что типа он сам всего добился. Не бывает так. Просто повезло. За Татьяну…
 
            Приехав на работу, я чуть ли не крадучись прошмыгнул в свой кабинет. Монитор стоял ровно, и «контрольная» скрепка, вчера неустойчиво прислоненная к краю клавиатуры, была на месте. Выдохнул, включил комп, и увидел на рабочем столе папку Yu_Vorobyov_PROGLASS_beta. Ю. Воробьев? Какой-то Юркин проект? Любой школьник знает, что нельзя открывать неизвестные файлы, да еще в моей ситуации, но я открыл – и папку, и содержащийся там файл. Видимо, совсем плохо соображал на нервах. На экран выскочили два мультяшных одинаковых дурня с радостным воплем: «Что, новый хозяин, надо?!», и сразу за их появлением запустился длинный код. Я пытался уловить его назначение, но очень скоро символы шустро, как тараканы, разбежались во все стороны.
            Весь день я не мог собрать мысли в кучку, толком не работал, шарахался от сотрудников, потягивал припасенный для важных клиентов коньяк. День прошел без происшествий. Ушел с работы рано, часа в четыре – в конце концов, шеф я или не шеф.
            От греха подальше решил ехать в метро. В толпе на пути к платформе меня толкнули в плечо и низкий голос сказал на ухо: «Позвони родителям». Я панически дернулся, оглянулся – в толпе мелькнул черный капюшон. Я заорал: «Стой, сволочь! Только посмей что-то сделать, слышишь!» и бросился за ним, расталкивая и без того шарахающихся от меня людей. Догнал, дернул капюшон. И ко мне обернулось гневное молодое лицо высокой девушки. «Простите, обознался», - пробормотал я, тяжело дыша. Сердце чуть из груди не выскакивало.
Маме я позвонил сразу, она очень обрадовалась, но и заволновалась – звонками я родителей не баловал, обычно она звонила. Все у них было хорошо, я замаскировал свое беспокойство и просьбу быть осторожнее за обычную заботу в связи с новомодной заразой. Пообещал звонить теперь каждый вечер. «Пока смогу», - добавил про себя. Мне вдруг стало страшно себя жаль.
На следующий день на работе меня ждал вал звонков от клиентов. Оказалось, почти все они вчера получили от меня по почте свои заказанные приложения и модули, и все они сбоили, не работали или вообще вещали им систему напрочь. Ну еще бы. Потому что ни один из заказов и далеко не был завершен и отлажен, над ними еще работать и работать. Но тем не менее в моей почте, в отправленных, действительно были письма с вложениями. «Что, новый хозяин, надо», - устало усмехнулся я. После третьей бессонной ночи я не мог уже ни пугаться, ни удивляться. Вернувшись с обеда и снова увидев сдвинутый монитор, я только пробормотал: «Да понял я, понял. Я под колпаком…»
 
Вечером ноги сами понесли меня в "Онегин". Столик брать не стал, сел за барную стойку, заказал виски. Оглянувшись, увидел за двумя сдвинутыми столами у окна своих одногруппников, и Стас с Таней, конечно, тоже были там. Точно, сегодня же собирались Юру поминать. Выпил виски, заказал еще двойной, никак не в силах унять дрожь в руках. Бармен в маске и бейсболке протянул мне стакан и Юркиным голосом спросил:
- Макаров, тормози, сопьешься... Чего молчишь, глаза таращишь, я это, я. С того света вернулся. Похороны свои разыграл, иначе, думал, в дурку попаду. Слишком хорошо твои парни сработали, запугивать умеют. Жадные вот только и глупые. Только я на них надавил и перекупил, как они мне заказчика – тебя то бишь – тепленьким и сдали. Я понял, что тебе наши со Стасом разработки интересны. Я вне игры, у Стаса ты всех нормальных ребят сманил, заказ тебе отдали, конечно. Только одного не пойму я, зачем тебе все это было надо? Неужели денег не хватало?
И тут я сорвался и начал орать:
- Да почему ему все лучшее в жизни достается?! Звезда факультета, староста группы, душа компании! Все ему: отличные оценки, успешная фирма, лучшие девушки! А мне нужна была только одна, понимаешь? Но и она выбрала его! А тебе я плохого не хотел, так, припугнуть только, чтоб ты работать не мог, и он разорился!! Ненавижу его! С института ненавижу!
 - Вот это пассаж! – как-то даже восхищенно протянул Стас.
 - Кстати, знаешь, на чем ты спалился? – спросил Юра. – Ты переборщил. Не стоило двигать мой монитор. Ну совсем же глупо – что шпион шарит в моем компе, сидя за ним в обед! Надо было инсценировать взлом сервера, почты там, еще чего… Это тебе на будущее совет, имей в виду, совершенствуйся.
- Не двигал я твой монитор, - зло буркнул я. - И команды такой не давал. А ты, если такой умный, зачем со мной это стал повторять?
            Юра удивленно поднял брови, но я от него уже отвернулся. Обвел взглядом затихших одногруппников и увидел Танины глаза: бесконечное презрение и отвращение в них. Ничего не соображая от стыда и ярости, выбежал из кафе. Домой шел пешком, остужая на ветру пылающую  голову. Ай да Юрка! Вот уж уважать себя заставил. Теперь кончена для меня тут жизнь: нет ни друзей, ни репутации, ни семьи. Обдумывая свой отъезд как можно дальше отсюда, я уже понимал, что всю жизнь буду переживать этот позор.
           
В понедельник к обеду я все-таки приполз на работу. В моем кабинете хозяйничала уборщица.
- Здравствуйте, Евгений Александрович. Последний раз вот у вас убираюсь, меня на прежнее место позвали, уж не обессудьте...
            Я молча кивнул, дожидаясь, пока она вытащит из-под моего стола мусорное ведро, неловко выпрямится, протискиваясь между столом и тумбой, задев могучим бедром монитор, вздыхая: «Что ж у вас всех так узко-то везде, модно так нынче, что ли…» Сел за стол и задумчиво смотрел, как Галина Андреевна с изяществом ледокола продвигается по комнате разработчиков за стеклянной стеной, лавируя между столами, тараня тумбы и задевая технику…
Конец.
 

СсылкаПожаловаться
Лихо закрутили, а финиш не впечатлил. Перечитаю еще.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Подпишитесь на нас