Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиВКонтактеИгрыЗнакомстваНовостиПоискОблакоComboВсе проекты

Какое низкое коварство!

заставлять людей писать рассказы в паре
тема для тех, кому интересны форумские писательские конкурсы и эксперименты
низкоковарная Коза Агата (далее - организатор) воплотила очередную идею совместного творчества
приходите читать, угадывать, в экспериментах мы не голосуем
авторов угадываем по парам (по определенным причинам некоторые писали без пары)
КапсЮль - Надин Губер
Сквидвард – Женька-пенька 
 Божья Коровка – Мадам НД   
Некоторые люди такие дуры - Ящер
Любая женщина всегда в итоге осень - Некоторые люди такие дуры 
Роль второго плана – Кукушка
 Арсалана
Крысатуля


через пару дней выложу итоги
Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
335
Нет, здесь Божья Коровка и Мадам НД!)
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Да, я тоже предлагаю Божью Коровку сюда)
СсылкаПожаловаться
КапсЮль
Да, я тоже предлагаю Божью Коровку сюда)
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Предлагать ты можешь всё, что угодно! Только далеко не факт, что я тут
СсылкаПожаловаться
Божья Коровка
А может здесь Любая женщина и Некоторые люди?
Рассказ милый и светлый вышел.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Я такое не могла написать. У меня под рукой сейчас очень молодая дама, которую деревня вот вообще никак не восхищает))) И печи не впечатляют) Не представляю таких айтишников пасторальных)
СсылкаПожаловаться
Я такое не могла написать. У меня под рукой сейчас очень молодая дама, которую деревня вот вообще никак не восхищает))) И печи не впечатляют) Не представляю таких айтишников пасторальных)
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Да ладно. Фантазия - великая штука, а ради краснго словца и печкой впечатлиться можно
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Домик в наследство от дядюшки
 
– Мой дядя самых честных правил! – Евгения была готова прыгать от радости! Да, да, её дядя самый замечательный: он оставил ей наследство! Хотя он мало общался с семьёй и видела Женька его только однажды, на похоронах своего отца, но, оказывается, он о ней не забыл.
Узнала об этом Женька пару дней назад. Придя на работу, она увидела мужчину в классическом костюме-тройке, застёгнутом на все пуговицы, несмотря на одуряющую жару, стоявшую  в последние дни.
– Евгения Александровна Онегина? – спросил он, окинув ошарашенную Женьку строгим взглядом, и, дождавшись ответа, продолжил: – Позвольте представиться. Александр Юрьевич Быковский – душеприказчик вашего дяди. 
«Какое смешное слово "душеприказчик". Похоже на некроманта: он тоже приказывал душам», – хихикнула про себя Женька, прочитавшая массу книг про оборотней и прочих существ.
Заметив, что девушка его не слушает, мужчина откашлялся и повысил голос:
- Я должен озвучить волеизъявление вашего родственника. Ваш дядя, Онегин Лев Сергеевич, находясь в здравом уме и светлой памяти, завещал вам своё имущество в виде загородного дома, находящегося в посёлке Лукоморское, в полную собственность без права дальнейшей продажи. В течение месяца вы должны въехать в дом, привести его в порядок и оформить его на себя. Вот вам карта дороги, документы на дом и моя визитка. Имею честь кланяться, – с этими словами мужчина отбыл из кабинета.
– И что это было? – спросил, подойдя к Женьке, её лучший друг и коллега Владимир Ленский.
Когда-то Женька и Вова долго прикалывались над совпадением их имён и фамилий с героями Пушкинского романа и, ссорясь, даже грозились вызвать друг друга на дуэль. Со временем они подружились, и, хотя многие считали их "парой", были именно друзьями и во всём доверяли и помогали друг другу.
– Вовка, ты не поверишь! – воскликнула Женька. – Мне достался дом! Вот здорово!
– Погоди радоваться, – поумерил её пыл Владимир. – Может, в этом самом Лукоморском какая-нибудь "избушка на курьих ножках" стоит!
– Не завидуй! Тебе и избушки не досталось! Вот приедем и всё увидим на месте, – улыбнулась девушка и показала Вовке язык.
Ещё немного обсудив произошедшее, Женя и Вова окунулись в работу. Молодые люди были айтишниками и создавали программы для игровых консолей. Работать они могли и удалённо, но им нравилось находиться в бурлящем жизнью офисе. Сейчас они трудились над созданием новой квест-игры «Старый дом», но продвигались очень медленно, так как однотипных игр в сети было множество, а им хотелось создать что-то новое и оригинальное. До сдачи разработки оставался всего месяц, а Женя и Вова придумали лишь заставку и примерно набросали сюжет.
 В субботу, собрав и загрузив в верную "Тойоту" Владимира, любовно называемую "Тотошкой", целую кучу вещей, необходимых, по словам Жени, "на первое время проживания в деревне", молодые люди отправились в путь.
Дорога была отличной. Вовка наслаждался быстрой ездой и песнями, которые не столько пела, сколько от души орала Женя. Настроение у неё было чудесным. После смерти отца они жили с матерью в небольшом поселке очень небогато. Хоть и училась Женька на бюджете, но денег всегда не хватало, а мама могла помогать только припасами. Как только Женя немного освоилась в городе, то почти сразу начала подрабатывать – то официанткой в Макдональдсе, то написанием курсовых, а позже – созданием простейших сайтов для разных маленьких компаний. Поэтому она очень радовалась, ощущая себя домовладелицей пусть даже и избушки на курьих ножках, как пугал её Володя.
Свернув под указателем «Лукоморское. 3 км.», молодые люди сначала почувствовали всю прелесть российских дорог с их ухабами и кочками, а потом восторженно ахнули, так как справа открылся необычайно красивый вид на реку. А когда начали появляться первые домики – резные, выкрашенные в яркие цвета, с палисадниками и разными скульптурками возле ворот, Женя и Вова и вовсе почувствовали себя так, словно попали в сказку. Домик дяди находился в самом конце улицы и был не менее живописным.
Выйдя из машины, Женька закрыла глаза и с наслаждением втянула в себя чистейший воздух, а Вовка, подойдя к росшему рядом с домом раскидистому дубу и повиснув на нижней ветке, начал декламировать:
У Лукоморска дуб зелёный,
       Есть Интернет на дубе том,
       Там виснет в «аське» кот учёный, 
Отбросив песни на потом…
– Хватит подкалывать, Ленский! Не позорь своего создателя! – Женя шутливо толкнула локтём Вовку в бок. – Лучше посмотри, какая красота! Разве в городе такое увидишь?
Молодые люди ещё какое-то время полюбовались домом, восхищаясь резьбой и невероятно красивым крылечком, а затем Вовка спросил:
– Слушай, Онегина, а ключ-то у тебя есть?
– Душеприказчик мне его не давал, – растерянно ответила Женька.
– Прекрасно, просто прекрасно, – закатил глаза Вовка. – И как же мы в него попадём?
– А я откуда знаю? Ты ж у нас гений, вот и придумай что-нибудь, – ответила Женька, направляясь к дому. – Смотри, тут какая-то записка в дверях торчит.
– Так читай быстрей, а не любуйся ею.
Женя развернула сложенный вчетверо листок и прочла: «Вспомни, чем ты занимаешься, и всё получится!»
– И? – недоумённо произнесла Женька. – Как моя работа поможет ключ найти?
– Думай, Онегина, думай! Что ты делаешь на работе?
– Работаю.
– Не тупи, Жень. Что конкретно ты делаешь?
– Ну игры придумываю, квесты там всякие… Погоди, ты хочешь сказать?
Вовка кивнул и начал сосредоточенно рассматривать замочную скважину:
– Так я и думал. Смотри, ключ торчит с другой стороны. Надо подложить под дверь газету и вытолкнуть ключ. У тебя есть что-нибудь тонкое и лист бумаги?
Женька покопалась в рюкзаке и протянула Вовке ручку и карту:
– Подойдёт?
– То, что доктор прописал, – сказал Вовка и, взяв ручку, достал из неё стержень. – Учись, пока я жив.
Легко достав ключ, Вова вставил его в замочную скважину и отпер дверь. Та открылась со скрипом. Дом был явно недоволен, что его побеспокоили.
Женя и Вова осторожно перешагнули порог и оказались в сенях. Сени были небольшие. На стене слева находилось маленькое окошечко, а на стене справа было множество полочек.
 Потом следовала кухонька с раковиной и кухонным столом, пустыми полочками и шкафчиком для припасов. Осмотрев кухню, молодые люди заглянули в комнату.
Она была просторная и светлая. В одном углу стоял большой кожаный диван с круглыми подлокотниками. Над диваном была прибита маленькая деревянная полочка, на которой стояли семь слоников. Девушка даже ахнула от удовольствия, рассматривая их – такую прелесть она держала в руках впервые. В другом углу комнаты стояла большая русская печка, вызвавшая у Женьки неподдельный восторг, так как её она видела только на картинках в сказках. Дверь во вторую комнату была закрыта, и Женька решила осмотреть её немного позже.
Хоть дом был и небольшим, но в нём было уютно и совсем не тесно. Всюду на полах лежали домотканые полосатые коврики, на окнах висели разноцветные ситцевые занавесочки, Каждая вещь находилась именно на своём месте, от каждой детали интерьера веяло теплом и волшебством.
– Как же тут хорошо! Немного прибраться, и жить можно, – восхищённо протянула Женя и, деловито посмотрев на Вовку, начала давать указания.
Пока Володя справлялся с порученными ему обязанностями, Женька распахнула настежь окна, вымыла полы на кухне и в комнате, протёрла пыль и пошла осматривать вторую комнату. Подойдя к ней, девушка обнаружила, что дверь заперта и ключа в замке нет.
– Опять загадка? И где мне его искать? – нахмурилась Женя, осматриваясь в поисках ключа.
 Её взгляд задержался на столе, на котором лежала целая куча мелких пуговиц, каких-то блёсен и крючков, блестящих камешков и прочей мелкой чепухи.
– Ага, значит, как в игре – ищем нужное в куче ненужного. Что ж, поиграем.
– Бинго! – воскликнула Женя через несколько минут, перебрав всю мелочь и найдя ключик.
Комнатка оказалась небольшой спальней, с двумя железными кроватями с панцирными сетками и железными круглыми набалдашниками на верху ножек – таких девушка раньше вообще не видела. На кровати лежала целая гора подушек и подушечек, украшенных кружевными уголками. У Жени всплыло когда-то услышанное красивое слово "подзоры" – именно так назывались эти кружевные салфетки. Рядом стоял резной шкафчик без дверок.  
Наведя и здесь порядок, Женя отправилась на кухню и попыталась растопить печку. Но у неё ничего не вышло, так как дрова быстро тухли, и из печи валил чёрный дым, заставивший девушку раскашляться.
– Как же её растопить? – недоумевала Женька.
Вдруг она заметила прикреплённую к углу печи записку. Девушка готова была поклясться, что она появилась там только что. Взяв записку в руки, Женя прочла: "Позови  Домового, он поможет".
– Позвать Домового? А он тут есть? Хотя, конечно, если написано, значит есть. А как его позвать? Хотя, что я туплю? Сейчас у Гугла спрошу. Интересно только, есть ли тут Интернет? – вопросы  у девушки сыпались как из мешка.
Интернет, как ни странно, был, и всезнающий Гугл надоумил – надо налить молока, положить булочку и позвать Домового специальным приглашением.
   Внутренне смеясь над собой, Женя поставила блюдечко под печку и стала произносить подсказанные слова:
Дедушка домовой, прими в дом хозяев новых, не на час ночевать, а весь век вековать. Мы  тебя не обидим, и ты нас не обижай!
Ну, здравствуй, Женя! Давно тебя жду! девушка даже подскочила от удивления, увидев маленького человека, появившегося около печки. Он был одет в двубортный костюм и вышитую рубашку, такую носил когда-то дедушка Жени.
Ой, а вы кто? А вы откуда меня знаете? А как вас зовут?
Я-то кто? Домовой, конечно. Ты же меня звала. Зовут меня Юраем, что значит  "любящий свой дом, домовитый, хозяйственный". Это меня твой дядя, Лев Сергеевич, так назвал. Что тут у тебя за проблема?
– Да вот, печка не растапливается! Наверное, засорилась! – ответила Женя.
– Эх вы, дети города! "Засорилась!" Русская печь испокон века всех обогревает и кормит! Ну, давай, научу тебя!
И под чутким руководством Домового девушка начала складывать щепочки, а когда они загорелись, стала понемногу подкладывать дрова побольше. Печка быстро разгорелась, и Женя даже захлопала в ладоши от радости.
Чего хлопаешь? – поинтересовался вошедший в комнату Володя. В руках у него была целая охапка вещей, а на лбу красовалась огромная шишка.
– Тут такое дело, – начала Женька и осеклась. – Где это ты так?
– Да я ж дрова впервые рублю. Пока приноровился, колун, вместо чурбачка, с моим лбом познакомился.
– Эх, ты, чурбачок, – усмехнулась Женя. – Давай ссадину хоть перекисью промою.
Вовка мужественно выдержал процедуру и сказал:
Женька, что-то у меня аппетит разыгрался после всех этих трудов праведных! Ты там всего набрала, сварила бы чего-нибудь горяченького на скорую руку!
Сварила бы! А вот в чём? Ничего на кухне не вижу!
А вот отгадаете мои загадки, так всё и найдёте! вновь раздался голос из-под печки.
Эй, кто там? испуганно оглядываясь, спросил Вовка.
Это Домовой наш! Я уже с ним познакомилась, затараторила Женя. Его Юраем зовут. Он меня печку научил топить!
Онегина, ты чего? Не заболела часом? удивился Володя и подошёл к девушке, чтобы потрогать её лоб.
Ты не издевайся, а послушай, что сейчас было! и Женя рассказала, как она  закликала домового.
– Чудачка ты Женька, ей Богу, чудачка, – Вова обнял её за плечи и, повернувшись к Домовому, сказал:
– Ну, давайте ваши загадки! Мы их мигом!
– Не говори гоп, пока не перепрыгнешь! Загадки хитрые, старинные! Начну с той, что попроще: "Новая посуда, а вся в дырках"?
– Решето! – ответили хором Женька и Вовка.
– Правильно, – закряхтел Домовой. – Теперь посложнее будет: "В брюхе баня, в носу решето, на голове пупок, есть одна рука, да и та на спине".
– Я знаю, знаю! – обрадовалась Женька. – Это чайник! Эту загадку нам ещё в садике загадывали!
– Ладно, угадала! А вот такую знаете: «В небо дыра, в землю дыра, в посреди огонь и вода».
Тут уж пришлось голову поломать молодым людям, пока Вова не воскликнул:
– Так это же самовар! Ну ты, батюшка Юрай, даёшь! Не сразу и догадаешься!
Домовой довольно хихикнул и продолжил:
– Вот вам последняя загадка, самая хитрая: "Возле тела уши, а головы нет".
И так, и этак чесала молодежь головы, но никак не могли догадаться.
– То-то же! – закряхтел Домовой. – Это же самая обычная кастрюля!
– Ну и загадка! – восхитилась Женька. – Можно её в наш квест вставить. А ещё знаете?
– Полным полно знаю. А что за квест такой?
– Да задания всякие хитрые, которые выполнить надо.
– Так бы и сказали, – пробурчал Домовой. – Вот любите вы всякие слова непонятные, заковыристые, ненашенские, а про русскую мудрость совсем забывать стали. Ну, ладно, вот вам в награду!
И не успели Женя с Вовой даже глазом моргнуть, как увидели на печи кастрюльку, от которой  шёл очень вкусный запах свежеприготовленных щей.
Молодые люди от всей души поблагодарили заботливого хозяина и с удовольствием принялись за угощение. Досыта наевшись, Женька попросила:
– Дедушка Юрай, а расскажите нам про моего дядю, а то я его совсем не знаю. Почему он дом именно мне оставил? Как он тут жил?
– Не спеши, торопыжка! Обо всём расскажу. Дядя твой, Лев Сергеевич, был помладше твоего отца. Тот-то сразу в город уехал, а Льву в деревне нравилось. Честный он был, правдивый. Но не все его любили за это. Даже с братом своим, Александром, как-то поссорился и не ездил больше к нему и не писал. Болел часто, поэтому и учиться дальше не пошёл, здесь работал, животных лечил – они его хорошо слушались. Так и прожил свой век один, да вот я ему помогал. А под конец решил дом тебе в наследство оставить, чтобы, значит, не пропало добро его, да и вину свою исправить хотел. Вот такие дела.
Женя с Володей призадумались, а потом девушка сказала:
– Теперь я тут жить буду, и дом поправлю, и огородом займусь. Мне тут очень нравится! Только ты уж меня не бросай, дедушка Юрай. Я без тебя не справлюсь.
– Не брошу. Понравилась ты мне. Да и дом без человека хиреет, и Домовой болеть начинает, – ответил Домовой и, попрощавшись, исчез.    
Женька ещё какое-то время обдумывала услышанное, а потом повернулась к Вовке:
– Давай-ка займёмся делом! Нам ведь надо игру закончить! И я, кажется, знаю, как!
Игру они переименовали в "Домик в наследство от дядюшки" и решили отразить в ней все необычные события, произошедшие за эти несколько дней. Они так увлеклись, что не услышали, как часы пробили полночь и кукушка, высунувшись, прокуковала: «Спать пора, спать пора!»
   Через три дня Женька и Вовка обжились в доме. Работа над игрой продвигалась на удивление быстро, и молодые люди были уверены, что сдадут её вовремя.
Володя, немного помучавшись, научился колоть дрова, и они наконец затопили баню. Тут тоже не обошлось без приключений. Первым пошёл париться Вовка. Сначала всё было хорошо, но потом у него пропали мыло и полотенце и почему-то закончилась холодная вода. Женька обратилась за советом к Домовому, и тот, смеясь, объяснил, что это Банник шалит. Девушка быстро поискала в Интернете, что надо делать.
Оказывается, Банник любит чёрный хлеб, круто посыпанный крупной солью. Он требует неторопливости в бане, спокойного поведения, не любит, когда люди моются поздно вечером или ночью – это время для его семьи и других мифических существ. А уж если Банник рассердится, то может даже ошпарить моющихся кипятком, расколоть  камни в печке-каменке и "стрелять" ими в людей. Может он и в горячую печку затащить, и клок кожи с живого содрать. Чтобы задобрить Банника, Женя одарила его маленьким полотенцем и куском пахучего мыла, и, попарившись от души, третий пар ему оставила.
Много ещё разных чудес у них произошло. И неизвестно, чего в этом было больше – шуточной игры или вечной веры в  русские сказки с их героями-помощниками.  
Евгения была очень благодарна своему дяде. Хотя она никогда его не видела, но от души благодарила за чудесный домик и повторяла про себя: «Мой дядя самых честных правил! Он самый лучший дядя на свете! Он подарил мне сказку!»
Конец. 
 

СсылкаПожаловаться
Пушкина перечитать, что ли?
СсылкаПожаловаться
Надин Губер, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Домик в наследство от дядюшки
 
– Мой дядя самых честных правил! – Евгения была готова прыгать от радости! Да, да, её дядя самый замечательный: он оставил ей наследство! Хотя он мало общался с семьёй и видела Женька его только однажды, на похоронах своего отца, но, оказывается, он о ней не забыл.
Узнала об этом Женька пару дней назад. Придя на работу, она увидела мужчину в классическом костюме-тройке, застёгнутом на все пуговицы, несмотря на одуряющую жару, стоявшую  в последние дни.
– Евгения Александровна Онегина? – спросил он, окинув ошарашенную Женьку строгим взглядом, и, дождавшись ответа, продолжил: – Позвольте представиться. Александр Юрьевич Быковский – душеприказчик вашего дяди. 
«Какое смешное слово "душеприказчик". Похоже на некроманта: он тоже приказывал душам», – хихикнула про себя Женька, прочитавшая массу книг про оборотней и прочих существ.
Заметив, что девушка его не слушает, мужчина откашлялся и повысил голос:
- Я должен озвучить волеизъявление вашего родственника. Ваш дядя, Онегин Лев Сергеевич, находясь в здравом уме и светлой памяти, завещал вам своё имущество в виде загородного дома, находящегося в посёлке Лукоморское, в полную собственность без права дальнейшей продажи. В течение месяца вы должны въехать в дом, привести его в порядок и оформить его на себя. Вот вам карта дороги, документы на дом и моя визитка. Имею честь кланяться, – с этими словами мужчина отбыл из кабинета.
– И что это было? – спросил, подойдя к Женьке, её лучший друг и коллега Владимир Ленский.
Когда-то Женька и Вова долго прикалывались над совпадением их имён и фамилий с героями Пушкинского романа и, ссорясь, даже грозились вызвать друг друга на дуэль. Со временем они подружились, и, хотя многие считали их "парой", были именно друзьями и во всём доверяли и помогали друг другу.
– Вовка, ты не поверишь! – воскликнула Женька. – Мне достался дом! Вот здорово!
– Погоди радоваться, – поумерил её пыл Владимир. – Может, в этом самом Лукоморском какая-нибудь "избушка на курьих ножках" стоит!
– Не завидуй! Тебе и избушки не досталось! Вот приедем и всё увидим на месте, – улыбнулась девушка и показала Вовке язык.
Ещё немного обсудив произошедшее, Женя и Вова окунулись в работу. Молодые люди были айтишниками и создавали программы для игровых консолей. Работать они могли и удалённо, но им нравилось находиться в бурлящем жизнью офисе. Сейчас они трудились над созданием новой квест-игры «Старый дом», но продвигались очень медленно, так как однотипных игр в сети было множество, а им хотелось создать что-то новое и оригинальное. До сдачи разработки оставался всего месяц, а Женя и Вова придумали лишь заставку и примерно набросали сюжет.
 В субботу, собрав и загрузив в верную "Тойоту" Владимира, любовно называемую "Тотошкой", целую кучу вещей, необходимых, по словам Жени, "на первое время проживания в деревне", молодые люди отправились в путь.
Дорога была отличной. Вовка наслаждался быстрой ездой и песнями, которые не столько пела, сколько от души орала Женя. Настроение у неё было чудесным. После смерти отца они жили с матерью в небольшом поселке очень небогато. Хоть и училась Женька на бюджете, но денег всегда не хватало, а мама могла помогать только припасами. Как только Женя немного освоилась в городе, то почти сразу начала подрабатывать – то официанткой в Макдональдсе, то написанием курсовых, а позже – созданием простейших сайтов для разных маленьких компаний. Поэтому она очень радовалась, ощущая себя домовладелицей пусть даже и избушки на курьих ножках, как пугал её Володя.
Свернув под указателем «Лукоморское. 3 км.», молодые люди сначала почувствовали всю прелесть российских дорог с их ухабами и кочками, а потом восторженно ахнули, так как справа открылся необычайно красивый вид на реку. А когда начали появляться первые домики – резные, выкрашенные в яркие цвета, с палисадниками и разными скульптурками возле ворот, Женя и Вова и вовсе почувствовали себя так, словно попали в сказку. Домик дяди находился в самом конце улицы и был не менее живописным.
Выйдя из машины, Женька закрыла глаза и с наслаждением втянула в себя чистейший воздух, а Вовка, подойдя к росшему рядом с домом раскидистому дубу и повиснув на нижней ветке, начал декламировать:
У Лукоморска дуб зелёный,
       Есть Интернет на дубе том,
       Там виснет в «аське» кот учёный, 
Отбросив песни на потом…
– Хватит подкалывать, Ленский! Не позорь своего создателя! – Женя шутливо толкнула локтём Вовку в бок. – Лучше посмотри, какая красота! Разве в городе такое увидишь?
Молодые люди ещё какое-то время полюбовались домом, восхищаясь резьбой и невероятно красивым крылечком, а затем Вовка спросил:
– Слушай, Онегина, а ключ-то у тебя есть?
– Душеприказчик мне его не давал, – растерянно ответила Женька.
– Прекрасно, просто прекрасно, – закатил глаза Вовка. – И как же мы в него попадём?
– А я откуда знаю? Ты ж у нас гений, вот и придумай что-нибудь, – ответила Женька, направляясь к дому. – Смотри, тут какая-то записка в дверях торчит.
– Так читай быстрей, а не любуйся ею.
Женя развернула сложенный вчетверо листок и прочла: «Вспомни, чем ты занимаешься, и всё получится!»
– И? – недоумённо произнесла Женька. – Как моя работа поможет ключ найти?
– Думай, Онегина, думай! Что ты делаешь на работе?
– Работаю.
– Не тупи, Жень. Что конкретно ты делаешь?
– Ну игры придумываю, квесты там всякие… Погоди, ты хочешь сказать?
Вовка кивнул и начал сосредоточенно рассматривать замочную скважину:
– Так я и думал. Смотри, ключ торчит с другой стороны. Надо подложить под дверь газету и вытолкнуть ключ. У тебя есть что-нибудь тонкое и лист бумаги?
Женька покопалась в рюкзаке и протянула Вовке ручку и карту:
– Подойдёт?
– То, что доктор прописал, – сказал Вовка и, взяв ручку, достал из неё стержень. – Учись, пока я жив.
Легко достав ключ, Вова вставил его в замочную скважину и отпер дверь. Та открылась со скрипом. Дом был явно недоволен, что его побеспокоили.
Женя и Вова осторожно перешагнули порог и оказались в сенях. Сени были небольшие. На стене слева находилось маленькое окошечко, а на стене справа было множество полочек.
 Потом следовала кухонька с раковиной и кухонным столом, пустыми полочками и шкафчиком для припасов. Осмотрев кухню, молодые люди заглянули в комнату.
Она была просторная и светлая. В одном углу стоял большой кожаный диван с круглыми подлокотниками. Над диваном была прибита маленькая деревянная полочка, на которой стояли семь слоников. Девушка даже ахнула от удовольствия, рассматривая их – такую прелесть она держала в руках впервые. В другом углу комнаты стояла большая русская печка, вызвавшая у Женьки неподдельный восторг, так как её она видела только на картинках в сказках. Дверь во вторую комнату была закрыта, и Женька решила осмотреть её немного позже.
Хоть дом был и небольшим, но в нём было уютно и совсем не тесно. Всюду на полах лежали домотканые полосатые коврики, на окнах висели разноцветные ситцевые занавесочки, Каждая вещь находилась именно на своём месте, от каждой детали интерьера веяло теплом и волшебством.
– Как же тут хорошо! Немного прибраться, и жить можно, – восхищённо протянула Женя и, деловито посмотрев на Вовку, начала давать указания.
Пока Володя справлялся с порученными ему обязанностями, Женька распахнула настежь окна, вымыла полы на кухне и в комнате, протёрла пыль и пошла осматривать вторую комнату. Подойдя к ней, девушка обнаружила, что дверь заперта и ключа в замке нет.
– Опять загадка? И где мне его искать? – нахмурилась Женя, осматриваясь в поисках ключа.
 Её взгляд задержался на столе, на котором лежала целая куча мелких пуговиц, каких-то блёсен и крючков, блестящих камешков и прочей мелкой чепухи.
– Ага, значит, как в игре – ищем нужное в куче ненужного. Что ж, поиграем.
– Бинго! – воскликнула Женя через несколько минут, перебрав всю мелочь и найдя ключик.
Комнатка оказалась небольшой спальней, с двумя железными кроватями с панцирными сетками и железными круглыми набалдашниками на верху ножек – таких девушка раньше вообще не видела. На кровати лежала целая гора подушек и подушечек, украшенных кружевными уголками. У Жени всплыло когда-то услышанное красивое слово "подзоры" – именно так назывались эти кружевные салфетки. Рядом стоял резной шкафчик без дверок.  
Наведя и здесь порядок, Женя отправилась на кухню и попыталась растопить печку. Но у неё ничего не вышло, так как дрова быстро тухли, и из печи валил чёрный дым, заставивший девушку раскашляться.
– Как же её растопить? – недоумевала Женька.
Вдруг она заметила прикреплённую к углу печи записку. Девушка готова была поклясться, что она появилась там только что. Взяв записку в руки, Женя прочла: "Позови  Домового, он поможет".
– Позвать Домового? А он тут есть? Хотя, конечно, если написано, значит есть. А как его позвать? Хотя, что я туплю? Сейчас у Гугла спрошу. Интересно только, есть ли тут Интернет? – вопросы  у девушки сыпались как из мешка.
Интернет, как ни странно, был, и всезнающий Гугл надоумил – надо налить молока, положить булочку и позвать Домового специальным приглашением.
   Внутренне смеясь над собой, Женя поставила блюдечко под печку и стала произносить подсказанные слова:
Дедушка домовой, прими в дом хозяев новых, не на час ночевать, а весь век вековать. Мы  тебя не обидим, и ты нас не обижай!
Ну, здравствуй, Женя! Давно тебя жду! девушка даже подскочила от удивления, увидев маленького человека, появившегося около печки. Он был одет в двубортный костюм и вышитую рубашку, такую носил когда-то дедушка Жени.
Ой, а вы кто? А вы откуда меня знаете? А как вас зовут?
Я-то кто? Домовой, конечно. Ты же меня звала. Зовут меня Юраем, что значит  "любящий свой дом, домовитый, хозяйственный". Это меня твой дядя, Лев Сергеевич, так назвал. Что тут у тебя за проблема?
– Да вот, печка не растапливается! Наверное, засорилась! – ответила Женя.
– Эх вы, дети города! "Засорилась!" Русская печь испокон века всех обогревает и кормит! Ну, давай, научу тебя!
И под чутким руководством Домового девушка начала складывать щепочки, а когда они загорелись, стала понемногу подкладывать дрова побольше. Печка быстро разгорелась, и Женя даже захлопала в ладоши от радости.
Чего хлопаешь? – поинтересовался вошедший в комнату Володя. В руках у него была целая охапка вещей, а на лбу красовалась огромная шишка.
– Тут такое дело, – начала Женька и осеклась. – Где это ты так?
– Да я ж дрова впервые рублю. Пока приноровился, колун, вместо чурбачка, с моим лбом познакомился.
– Эх, ты, чурбачок, – усмехнулась Женя. – Давай ссадину хоть перекисью промою.
Вовка мужественно выдержал процедуру и сказал:
Женька, что-то у меня аппетит разыгрался после всех этих трудов праведных! Ты там всего набрала, сварила бы чего-нибудь горяченького на скорую руку!
Сварила бы! А вот в чём? Ничего на кухне не вижу!
А вот отгадаете мои загадки, так всё и найдёте! вновь раздался голос из-под печки.
Эй, кто там? испуганно оглядываясь, спросил Вовка.
Это Домовой наш! Я уже с ним познакомилась, затараторила Женя. Его Юраем зовут. Он меня печку научил топить!
Онегина, ты чего? Не заболела часом? удивился Володя и подошёл к девушке, чтобы потрогать её лоб.
Ты не издевайся, а послушай, что сейчас было! и Женя рассказала, как она  закликала домового.
– Чудачка ты Женька, ей Богу, чудачка, – Вова обнял её за плечи и, повернувшись к Домовому, сказал:
– Ну, давайте ваши загадки! Мы их мигом!
– Не говори гоп, пока не перепрыгнешь! Загадки хитрые, старинные! Начну с той, что попроще: "Новая посуда, а вся в дырках"?
– Решето! – ответили хором Женька и Вовка.
– Правильно, – закряхтел Домовой. – Теперь посложнее будет: "В брюхе баня, в носу решето, на голове пупок, есть одна рука, да и та на спине".
– Я знаю, знаю! – обрадовалась Женька. – Это чайник! Эту загадку нам ещё в садике загадывали!
– Ладно, угадала! А вот такую знаете: «В небо дыра, в землю дыра, в посреди огонь и вода».
Тут уж пришлось голову поломать молодым людям, пока Вова не воскликнул:
– Так это же самовар! Ну ты, батюшка Юрай, даёшь! Не сразу и догадаешься!
Домовой довольно хихикнул и продолжил:
– Вот вам последняя загадка, самая хитрая: "Возле тела уши, а головы нет".
И так, и этак чесала молодежь головы, но никак не могли догадаться.
– То-то же! – закряхтел Домовой. – Это же самая обычная кастрюля!
– Ну и загадка! – восхитилась Женька. – Можно её в наш квест вставить. А ещё знаете?
– Полным полно знаю. А что за квест такой?
– Да задания всякие хитрые, которые выполнить надо.
– Так бы и сказали, – пробурчал Домовой. – Вот любите вы всякие слова непонятные, заковыристые, ненашенские, а про русскую мудрость совсем забывать стали. Ну, ладно, вот вам в награду!
И не успели Женя с Вовой даже глазом моргнуть, как увидели на печи кастрюльку, от которой  шёл очень вкусный запах свежеприготовленных щей.
Молодые люди от всей души поблагодарили заботливого хозяина и с удовольствием принялись за угощение. Досыта наевшись, Женька попросила:
– Дедушка Юрай, а расскажите нам про моего дядю, а то я его совсем не знаю. Почему он дом именно мне оставил? Как он тут жил?
– Не спеши, торопыжка! Обо всём расскажу. Дядя твой, Лев Сергеевич, был помладше твоего отца. Тот-то сразу в город уехал, а Льву в деревне нравилось. Честный он был, правдивый. Но не все его любили за это. Даже с братом своим, Александром, как-то поссорился и не ездил больше к нему и не писал. Болел часто, поэтому и учиться дальше не пошёл, здесь работал, животных лечил – они его хорошо слушались. Так и прожил свой век один, да вот я ему помогал. А под конец решил дом тебе в наследство оставить, чтобы, значит, не пропало добро его, да и вину свою исправить хотел. Вот такие дела.
Женя с Володей призадумались, а потом девушка сказала:
– Теперь я тут жить буду, и дом поправлю, и огородом займусь. Мне тут очень нравится! Только ты уж меня не бросай, дедушка Юрай. Я без тебя не справлюсь.
– Не брошу. Понравилась ты мне. Да и дом без человека хиреет, и Домовой болеть начинает, – ответил Домовой и, попрощавшись, исчез.    
Женька ещё какое-то время обдумывала услышанное, а потом повернулась к Вовке:
– Давай-ка займёмся делом! Нам ведь надо игру закончить! И я, кажется, знаю, как!
Игру они переименовали в "Домик в наследство от дядюшки" и решили отразить в ней все необычные события, произошедшие за эти несколько дней. Они так увлеклись, что не услышали, как часы пробили полночь и кукушка, высунувшись, прокуковала: «Спать пора, спать пора!»
   Через три дня Женька и Вовка обжились в доме. Работа над игрой продвигалась на удивление быстро, и молодые люди были уверены, что сдадут её вовремя.
Володя, немного помучавшись, научился колоть дрова, и они наконец затопили баню. Тут тоже не обошлось без приключений. Первым пошёл париться Вовка. Сначала всё было хорошо, но потом у него пропали мыло и полотенце и почему-то закончилась холодная вода. Женька обратилась за советом к Домовому, и тот, смеясь, объяснил, что это Банник шалит. Девушка быстро поискала в Интернете, что надо делать.
Оказывается, Банник любит чёрный хлеб, круто посыпанный крупной солью. Он требует неторопливости в бане, спокойного поведения, не любит, когда люди моются поздно вечером или ночью – это время для его семьи и других мифических существ. А уж если Банник рассердится, то может даже ошпарить моющихся кипятком, расколоть  камни в печке-каменке и "стрелять" ими в людей. Может он и в горячую печку затащить, и клок кожи с живого содрать. Чтобы задобрить Банника, Женя одарила его маленьким полотенцем и куском пахучего мыла, и, попарившись от души, третий пар ему оставила.
Много ещё разных чудес у них произошло. И неизвестно, чего в этом было больше – шуточной игры или вечной веры в  русские сказки с их героями-помощниками.  
Евгения была очень благодарна своему дяде. Хотя она никогда его не видела, но от души благодарила за чудесный домик и повторяла про себя: «Мой дядя самых честных правил! Он самый лучший дядя на свете! Он подарил мне сказку!»
Конец. 
 

СсылкаПожаловаться
Вот, они там в игрушки играют, а рождаемость падает!)))))
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Надин Губер
Надин Губер
Вот, они там в игрушки играют, а рождаемость падает!)))))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Прям не в бровь, а в глаз))
СсылкаПожаловаться
Kukushka, 1 ребенокВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Домик в наследство от дядюшки
 
– Мой дядя самых честных правил! – Евгения была готова прыгать от радости! Да, да, её дядя самый замечательный: он оставил ей наследство! Хотя он мало общался с семьёй и видела Женька его только однажды, на похоронах своего отца, но, оказывается, он о ней не забыл.
Узнала об этом Женька пару дней назад. Придя на работу, она увидела мужчину в классическом костюме-тройке, застёгнутом на все пуговицы, несмотря на одуряющую жару, стоявшую  в последние дни.
– Евгения Александровна Онегина? – спросил он, окинув ошарашенную Женьку строгим взглядом, и, дождавшись ответа, продолжил: – Позвольте представиться. Александр Юрьевич Быковский – душеприказчик вашего дяди. 
«Какое смешное слово "душеприказчик". Похоже на некроманта: он тоже приказывал душам», – хихикнула про себя Женька, прочитавшая массу книг про оборотней и прочих существ.
Заметив, что девушка его не слушает, мужчина откашлялся и повысил голос:
- Я должен озвучить волеизъявление вашего родственника. Ваш дядя, Онегин Лев Сергеевич, находясь в здравом уме и светлой памяти, завещал вам своё имущество в виде загородного дома, находящегося в посёлке Лукоморское, в полную собственность без права дальнейшей продажи. В течение месяца вы должны въехать в дом, привести его в порядок и оформить его на себя. Вот вам карта дороги, документы на дом и моя визитка. Имею честь кланяться, – с этими словами мужчина отбыл из кабинета.
– И что это было? – спросил, подойдя к Женьке, её лучший друг и коллега Владимир Ленский.
Когда-то Женька и Вова долго прикалывались над совпадением их имён и фамилий с героями Пушкинского романа и, ссорясь, даже грозились вызвать друг друга на дуэль. Со временем они подружились, и, хотя многие считали их "парой", были именно друзьями и во всём доверяли и помогали друг другу.
– Вовка, ты не поверишь! – воскликнула Женька. – Мне достался дом! Вот здорово!
– Погоди радоваться, – поумерил её пыл Владимир. – Может, в этом самом Лукоморском какая-нибудь "избушка на курьих ножках" стоит!
– Не завидуй! Тебе и избушки не досталось! Вот приедем и всё увидим на месте, – улыбнулась девушка и показала Вовке язык.
Ещё немного обсудив произошедшее, Женя и Вова окунулись в работу. Молодые люди были айтишниками и создавали программы для игровых консолей. Работать они могли и удалённо, но им нравилось находиться в бурлящем жизнью офисе. Сейчас они трудились над созданием новой квест-игры «Старый дом», но продвигались очень медленно, так как однотипных игр в сети было множество, а им хотелось создать что-то новое и оригинальное. До сдачи разработки оставался всего месяц, а Женя и Вова придумали лишь заставку и примерно набросали сюжет.
 В субботу, собрав и загрузив в верную "Тойоту" Владимира, любовно называемую "Тотошкой", целую кучу вещей, необходимых, по словам Жени, "на первое время проживания в деревне", молодые люди отправились в путь.
Дорога была отличной. Вовка наслаждался быстрой ездой и песнями, которые не столько пела, сколько от души орала Женя. Настроение у неё было чудесным. После смерти отца они жили с матерью в небольшом поселке очень небогато. Хоть и училась Женька на бюджете, но денег всегда не хватало, а мама могла помогать только припасами. Как только Женя немного освоилась в городе, то почти сразу начала подрабатывать – то официанткой в Макдональдсе, то написанием курсовых, а позже – созданием простейших сайтов для разных маленьких компаний. Поэтому она очень радовалась, ощущая себя домовладелицей пусть даже и избушки на курьих ножках, как пугал её Володя.
Свернув под указателем «Лукоморское. 3 км.», молодые люди сначала почувствовали всю прелесть российских дорог с их ухабами и кочками, а потом восторженно ахнули, так как справа открылся необычайно красивый вид на реку. А когда начали появляться первые домики – резные, выкрашенные в яркие цвета, с палисадниками и разными скульптурками возле ворот, Женя и Вова и вовсе почувствовали себя так, словно попали в сказку. Домик дяди находился в самом конце улицы и был не менее живописным.
Выйдя из машины, Женька закрыла глаза и с наслаждением втянула в себя чистейший воздух, а Вовка, подойдя к росшему рядом с домом раскидистому дубу и повиснув на нижней ветке, начал декламировать:
У Лукоморска дуб зелёный,
       Есть Интернет на дубе том,
       Там виснет в «аське» кот учёный, 
Отбросив песни на потом…
– Хватит подкалывать, Ленский! Не позорь своего создателя! – Женя шутливо толкнула локтём Вовку в бок. – Лучше посмотри, какая красота! Разве в городе такое увидишь?
Молодые люди ещё какое-то время полюбовались домом, восхищаясь резьбой и невероятно красивым крылечком, а затем Вовка спросил:
– Слушай, Онегина, а ключ-то у тебя есть?
– Душеприказчик мне его не давал, – растерянно ответила Женька.
– Прекрасно, просто прекрасно, – закатил глаза Вовка. – И как же мы в него попадём?
– А я откуда знаю? Ты ж у нас гений, вот и придумай что-нибудь, – ответила Женька, направляясь к дому. – Смотри, тут какая-то записка в дверях торчит.
– Так читай быстрей, а не любуйся ею.
Женя развернула сложенный вчетверо листок и прочла: «Вспомни, чем ты занимаешься, и всё получится!»
– И? – недоумённо произнесла Женька. – Как моя работа поможет ключ найти?
– Думай, Онегина, думай! Что ты делаешь на работе?
– Работаю.
– Не тупи, Жень. Что конкретно ты делаешь?
– Ну игры придумываю, квесты там всякие… Погоди, ты хочешь сказать?
Вовка кивнул и начал сосредоточенно рассматривать замочную скважину:
– Так я и думал. Смотри, ключ торчит с другой стороны. Надо подложить под дверь газету и вытолкнуть ключ. У тебя есть что-нибудь тонкое и лист бумаги?
Женька покопалась в рюкзаке и протянула Вовке ручку и карту:
– Подойдёт?
– То, что доктор прописал, – сказал Вовка и, взяв ручку, достал из неё стержень. – Учись, пока я жив.
Легко достав ключ, Вова вставил его в замочную скважину и отпер дверь. Та открылась со скрипом. Дом был явно недоволен, что его побеспокоили.
Женя и Вова осторожно перешагнули порог и оказались в сенях. Сени были небольшие. На стене слева находилось маленькое окошечко, а на стене справа было множество полочек.
 Потом следовала кухонька с раковиной и кухонным столом, пустыми полочками и шкафчиком для припасов. Осмотрев кухню, молодые люди заглянули в комнату.
Она была просторная и светлая. В одном углу стоял большой кожаный диван с круглыми подлокотниками. Над диваном была прибита маленькая деревянная полочка, на которой стояли семь слоников. Девушка даже ахнула от удовольствия, рассматривая их – такую прелесть она держала в руках впервые. В другом углу комнаты стояла большая русская печка, вызвавшая у Женьки неподдельный восторг, так как её она видела только на картинках в сказках. Дверь во вторую комнату была закрыта, и Женька решила осмотреть её немного позже.
Хоть дом был и небольшим, но в нём было уютно и совсем не тесно. Всюду на полах лежали домотканые полосатые коврики, на окнах висели разноцветные ситцевые занавесочки, Каждая вещь находилась именно на своём месте, от каждой детали интерьера веяло теплом и волшебством.
– Как же тут хорошо! Немного прибраться, и жить можно, – восхищённо протянула Женя и, деловито посмотрев на Вовку, начала давать указания.
Пока Володя справлялся с порученными ему обязанностями, Женька распахнула настежь окна, вымыла полы на кухне и в комнате, протёрла пыль и пошла осматривать вторую комнату. Подойдя к ней, девушка обнаружила, что дверь заперта и ключа в замке нет.
– Опять загадка? И где мне его искать? – нахмурилась Женя, осматриваясь в поисках ключа.
 Её взгляд задержался на столе, на котором лежала целая куча мелких пуговиц, каких-то блёсен и крючков, блестящих камешков и прочей мелкой чепухи.
– Ага, значит, как в игре – ищем нужное в куче ненужного. Что ж, поиграем.
– Бинго! – воскликнула Женя через несколько минут, перебрав всю мелочь и найдя ключик.
Комнатка оказалась небольшой спальней, с двумя железными кроватями с панцирными сетками и железными круглыми набалдашниками на верху ножек – таких девушка раньше вообще не видела. На кровати лежала целая гора подушек и подушечек, украшенных кружевными уголками. У Жени всплыло когда-то услышанное красивое слово "подзоры" – именно так назывались эти кружевные салфетки. Рядом стоял резной шкафчик без дверок.  
Наведя и здесь порядок, Женя отправилась на кухню и попыталась растопить печку. Но у неё ничего не вышло, так как дрова быстро тухли, и из печи валил чёрный дым, заставивший девушку раскашляться.
– Как же её растопить? – недоумевала Женька.
Вдруг она заметила прикреплённую к углу печи записку. Девушка готова была поклясться, что она появилась там только что. Взяв записку в руки, Женя прочла: "Позови  Домового, он поможет".
– Позвать Домового? А он тут есть? Хотя, конечно, если написано, значит есть. А как его позвать? Хотя, что я туплю? Сейчас у Гугла спрошу. Интересно только, есть ли тут Интернет? – вопросы  у девушки сыпались как из мешка.
Интернет, как ни странно, был, и всезнающий Гугл надоумил – надо налить молока, положить булочку и позвать Домового специальным приглашением.
   Внутренне смеясь над собой, Женя поставила блюдечко под печку и стала произносить подсказанные слова:
Дедушка домовой, прими в дом хозяев новых, не на час ночевать, а весь век вековать. Мы  тебя не обидим, и ты нас не обижай!
Ну, здравствуй, Женя! Давно тебя жду! девушка даже подскочила от удивления, увидев маленького человека, появившегося около печки. Он был одет в двубортный костюм и вышитую рубашку, такую носил когда-то дедушка Жени.
Ой, а вы кто? А вы откуда меня знаете? А как вас зовут?
Я-то кто? Домовой, конечно. Ты же меня звала. Зовут меня Юраем, что значит  "любящий свой дом, домовитый, хозяйственный". Это меня твой дядя, Лев Сергеевич, так назвал. Что тут у тебя за проблема?
– Да вот, печка не растапливается! Наверное, засорилась! – ответила Женя.
– Эх вы, дети города! "Засорилась!" Русская печь испокон века всех обогревает и кормит! Ну, давай, научу тебя!
И под чутким руководством Домового девушка начала складывать щепочки, а когда они загорелись, стала понемногу подкладывать дрова побольше. Печка быстро разгорелась, и Женя даже захлопала в ладоши от радости.
Чего хлопаешь? – поинтересовался вошедший в комнату Володя. В руках у него была целая охапка вещей, а на лбу красовалась огромная шишка.
– Тут такое дело, – начала Женька и осеклась. – Где это ты так?
– Да я ж дрова впервые рублю. Пока приноровился, колун, вместо чурбачка, с моим лбом познакомился.
– Эх, ты, чурбачок, – усмехнулась Женя. – Давай ссадину хоть перекисью промою.
Вовка мужественно выдержал процедуру и сказал:
Женька, что-то у меня аппетит разыгрался после всех этих трудов праведных! Ты там всего набрала, сварила бы чего-нибудь горяченького на скорую руку!
Сварила бы! А вот в чём? Ничего на кухне не вижу!
А вот отгадаете мои загадки, так всё и найдёте! вновь раздался голос из-под печки.
Эй, кто там? испуганно оглядываясь, спросил Вовка.
Это Домовой наш! Я уже с ним познакомилась, затараторила Женя. Его Юраем зовут. Он меня печку научил топить!
Онегина, ты чего? Не заболела часом? удивился Володя и подошёл к девушке, чтобы потрогать её лоб.
Ты не издевайся, а послушай, что сейчас было! и Женя рассказала, как она  закликала домового.
– Чудачка ты Женька, ей Богу, чудачка, – Вова обнял её за плечи и, повернувшись к Домовому, сказал:
– Ну, давайте ваши загадки! Мы их мигом!
– Не говори гоп, пока не перепрыгнешь! Загадки хитрые, старинные! Начну с той, что попроще: "Новая посуда, а вся в дырках"?
– Решето! – ответили хором Женька и Вовка.
– Правильно, – закряхтел Домовой. – Теперь посложнее будет: "В брюхе баня, в носу решето, на голове пупок, есть одна рука, да и та на спине".
– Я знаю, знаю! – обрадовалась Женька. – Это чайник! Эту загадку нам ещё в садике загадывали!
– Ладно, угадала! А вот такую знаете: «В небо дыра, в землю дыра, в посреди огонь и вода».
Тут уж пришлось голову поломать молодым людям, пока Вова не воскликнул:
– Так это же самовар! Ну ты, батюшка Юрай, даёшь! Не сразу и догадаешься!
Домовой довольно хихикнул и продолжил:
– Вот вам последняя загадка, самая хитрая: "Возле тела уши, а головы нет".
И так, и этак чесала молодежь головы, но никак не могли догадаться.
– То-то же! – закряхтел Домовой. – Это же самая обычная кастрюля!
– Ну и загадка! – восхитилась Женька. – Можно её в наш квест вставить. А ещё знаете?
– Полным полно знаю. А что за квест такой?
– Да задания всякие хитрые, которые выполнить надо.
– Так бы и сказали, – пробурчал Домовой. – Вот любите вы всякие слова непонятные, заковыристые, ненашенские, а про русскую мудрость совсем забывать стали. Ну, ладно, вот вам в награду!
И не успели Женя с Вовой даже глазом моргнуть, как увидели на печи кастрюльку, от которой  шёл очень вкусный запах свежеприготовленных щей.
Молодые люди от всей души поблагодарили заботливого хозяина и с удовольствием принялись за угощение. Досыта наевшись, Женька попросила:
– Дедушка Юрай, а расскажите нам про моего дядю, а то я его совсем не знаю. Почему он дом именно мне оставил? Как он тут жил?
– Не спеши, торопыжка! Обо всём расскажу. Дядя твой, Лев Сергеевич, был помладше твоего отца. Тот-то сразу в город уехал, а Льву в деревне нравилось. Честный он был, правдивый. Но не все его любили за это. Даже с братом своим, Александром, как-то поссорился и не ездил больше к нему и не писал. Болел часто, поэтому и учиться дальше не пошёл, здесь работал, животных лечил – они его хорошо слушались. Так и прожил свой век один, да вот я ему помогал. А под конец решил дом тебе в наследство оставить, чтобы, значит, не пропало добро его, да и вину свою исправить хотел. Вот такие дела.
Женя с Володей призадумались, а потом девушка сказала:
– Теперь я тут жить буду, и дом поправлю, и огородом займусь. Мне тут очень нравится! Только ты уж меня не бросай, дедушка Юрай. Я без тебя не справлюсь.
– Не брошу. Понравилась ты мне. Да и дом без человека хиреет, и Домовой болеть начинает, – ответил Домовой и, попрощавшись, исчез.    
Женька ещё какое-то время обдумывала услышанное, а потом повернулась к Вовке:
– Давай-ка займёмся делом! Нам ведь надо игру закончить! И я, кажется, знаю, как!
Игру они переименовали в "Домик в наследство от дядюшки" и решили отразить в ней все необычные события, произошедшие за эти несколько дней. Они так увлеклись, что не услышали, как часы пробили полночь и кукушка, высунувшись, прокуковала: «Спать пора, спать пора!»
   Через три дня Женька и Вовка обжились в доме. Работа над игрой продвигалась на удивление быстро, и молодые люди были уверены, что сдадут её вовремя.
Володя, немного помучавшись, научился колоть дрова, и они наконец затопили баню. Тут тоже не обошлось без приключений. Первым пошёл париться Вовка. Сначала всё было хорошо, но потом у него пропали мыло и полотенце и почему-то закончилась холодная вода. Женька обратилась за советом к Домовому, и тот, смеясь, объяснил, что это Банник шалит. Девушка быстро поискала в Интернете, что надо делать.
Оказывается, Банник любит чёрный хлеб, круто посыпанный крупной солью. Он требует неторопливости в бане, спокойного поведения, не любит, когда люди моются поздно вечером или ночью – это время для его семьи и других мифических существ. А уж если Банник рассердится, то может даже ошпарить моющихся кипятком, расколоть  камни в печке-каменке и "стрелять" ими в людей. Может он и в горячую печку затащить, и клок кожи с живого содрать. Чтобы задобрить Банника, Женя одарила его маленьким полотенцем и куском пахучего мыла, и, попарившись от души, третий пар ему оставила.
Много ещё разных чудес у них произошло. И неизвестно, чего в этом было больше – шуточной игры или вечной веры в  русские сказки с их героями-помощниками.  
Евгения была очень благодарна своему дяде. Хотя она никогда его не видела, но от души благодарила за чудесный домик и повторяла про себя: «Мой дядя самых честных правил! Он самый лучший дядя на свете! Он подарил мне сказку!»
Конец. 
 

СсылкаПожаловаться
Сказочная атмосфера, хороший рассказ, немного непонятно что за отношения между Евгенией и Вовкой, но как бы люди не жили, если их все устраивает, то хорошо :-)
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
К вам
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
магический реализм
СсылкаПожаловаться
Ольга Хасанова, 2 ребенкаВ ответ на Ящер
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
Ну Витуся, это ж сказочка.
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенок
Когда не в шутку занемог
 
Как во всей Земли, да во святой Руси появилось зло неуемное. Зло коварное, чужестранное, золотой короной увенчанное.
То не смог на землю опускается, не эуфиллин по венам разливаются, то идет Андрей-богатырь по проспектам и улицам локдаунным. Закручинилась его головушка, злой тоской изъедена душенька, затуманился его ясный взор. Снял он верный свой богатырский шлем, утер слезы рукавицей железною.
Вдруг, отколе ни возьмись налетела рать злобных вирусов новоявленных, с королем своим да во главии. Огляделся окрест богатырь Андрей, он один пред врагами стоит одинешенек, как кассир в людный час во «Пятерочке». Нет ни коника под ним железного, ни меча его верного, закаленного, ни проверенных сотоварищей.
Завопил тогда Андрей-богатырь, громким голосом, будто вой сирен, да с картавыми переливами:
- Вы придите ко мне, товарищи, верны други мои, дебилушки, долбоящеры разлюбезные! Богатыри мои самоназванные, трое, как один - дуболомные . Как первой богатырь, да Семен-Лобан, а второй – Борис-очкозаврище, ну а третий – Глеб, свет Романович.
И пришли богатыри, крепкой встав стеной. Принесли острый меч миллиграмм на пять. Не простой меч – лекарством наполненный. Ещё взяли с собой чудо-чудное, всемогущее, цефтриокое, да с могучей Д-тришной поддержкою. Ну а вслед за ними – Варвара-краса, с щедрой скатертью самобранною, с кашкой масляной, рыбой пареной да бульоном крепким, наваристым для поддержки сил и для здравия.
Как взял в руки меч богатырь Андрей, как взмахнул им над короною грозною, оросил ее зельем сказочным. Побежали прочь злые вирусы, вплоть до следующей вакцинации…
 
***
- Андрюшенька! Андрей, просыпайся!
- Отойди, Купитманище поганое! Без тебя тошно.
- Андрей! Как ты себя чувствуешь?
- О, и Кисегач-разбойница тут как тут. Уйдите все! Когда ваш помощь была нужна, что-то вас рядом не было.
- Быков, ты совсем офигел? Я понимаю, тяжело, когда не в шутку занемог. Но обзываться-то зачем? Сам же принял решение о самоизоляции, хотя в больнице гораздо спокойнее было бы. Но к тебе и мы с Купитманом заходили, и интерны все по очереди уколы делали и капельницы ставили. Варя Черноус  еще и бульон специально для тебя варила, с ложки поила. А Любаня все это время Игоря твоего поливала, чтобы не засох.
Андрей Евгеньевич Быков с трудом разлепил глаза и попытался сосредоточить взгляд на окружающих его людях.
- А чёй-то? Мне все приснилось? И богатырей не было против рати зловредной, вирусной?
Лучший друг Быкова, доктор Купитман, слегка откашлялся и вкрадчиво произнес:
- Андрюшенька, ты не волнуйся, так бывает во время тяжелого заболевания. Это не совсем сон, скорее дисморфофобический бред, или бред воображения Дюпре. Но ты уже всех победил и рать, и вирус и уверенно движешься к полному выздоровлению.  
Собравшиеся вокруг постели больного любимая женщина-главврач, сплоченная четверка интернов и старшая медсестра Любаня согласно закивали головами, энергично демонстрируя свою полную уверенность в неминуемости этого скорого выздоровления. Доктор Быков успокоился, закрыл глаза и почти счастливым откинулся на подушку.
И только сидящая под кроватью мышь роняла крошечные жемчужные слезки. Она сломала свой маленький белый зуб об лежащие под кроватью железные богатырские доспехи.
Конец.

СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Когда не в шутку занемог
 
Как во всей Земли, да во святой Руси появилось зло неуемное. Зло коварное, чужестранное, золотой короной увенчанное.
То не смог на землю опускается, не эуфиллин по венам разливаются, то идет Андрей-богатырь по проспектам и улицам локдаунным. Закручинилась его головушка, злой тоской изъедена душенька, затуманился его ясный взор. Снял он верный свой богатырский шлем, утер слезы рукавицей железною.
Вдруг, отколе ни возьмись налетела рать злобных вирусов новоявленных, с королем своим да во главии. Огляделся окрест богатырь Андрей, он один пред врагами стоит одинешенек, как кассир в людный час во «Пятерочке». Нет ни коника под ним железного, ни меча его верного, закаленного, ни проверенных сотоварищей.
Завопил тогда Андрей-богатырь, громким голосом, будто вой сирен, да с картавыми переливами:
- Вы придите ко мне, товарищи, верны други мои, дебилушки, долбоящеры разлюбезные! Богатыри мои самоназванные, трое, как один - дуболомные . Как первой богатырь, да Семен-Лобан, а второй – Борис-очкозаврище, ну а третий – Глеб, свет Романович.
И пришли богатыри, крепкой встав стеной. Принесли острый меч миллиграмм на пять. Не простой меч – лекарством наполненный. Ещё взяли с собой чудо-чудное, всемогущее, цефтриокое, да с могучей Д-тришной поддержкою. Ну а вслед за ними – Варвара-краса, с щедрой скатертью самобранною, с кашкой масляной, рыбой пареной да бульоном крепким, наваристым для поддержки сил и для здравия.
Как взял в руки меч богатырь Андрей, как взмахнул им над короною грозною, оросил ее зельем сказочным. Побежали прочь злые вирусы, вплоть до следующей вакцинации…
 
***
- Андрюшенька! Андрей, просыпайся!
- Отойди, Купитманище поганое! Без тебя тошно.
- Андрей! Как ты себя чувствуешь?
- О, и Кисегач-разбойница тут как тут. Уйдите все! Когда ваш помощь была нужна, что-то вас рядом не было.
- Быков, ты совсем офигел? Я понимаю, тяжело, когда не в шутку занемог. Но обзываться-то зачем? Сам же принял решение о самоизоляции, хотя в больнице гораздо спокойнее было бы. Но к тебе и мы с Купитманом заходили, и интерны все по очереди уколы делали и капельницы ставили. Варя Черноус  еще и бульон специально для тебя варила, с ложки поила. А Любаня все это время Игоря твоего поливала, чтобы не засох.
Андрей Евгеньевич Быков с трудом разлепил глаза и попытался сосредоточить взгляд на окружающих его людях.
- А чёй-то? Мне все приснилось? И богатырей не было против рати зловредной, вирусной?
Лучший друг Быкова, доктор Купитман, слегка откашлялся и вкрадчиво произнес:
- Андрюшенька, ты не волнуйся, так бывает во время тяжелого заболевания. Это не совсем сон, скорее дисморфофобический бред, или бред воображения Дюпре. Но ты уже всех победил и рать, и вирус и уверенно движешься к полному выздоровлению.  
Собравшиеся вокруг постели больного любимая женщина-главврач, сплоченная четверка интернов и старшая медсестра Любаня согласно закивали головами, энергично демонстрируя свою полную уверенность в неминуемости этого скорого выздоровления. Доктор Быков успокоился, закрыл глаза и почти счастливым откинулся на подушку.
И только сидящая под кроватью мышь роняла крошечные жемчужные слезки. Она сломала свой маленький белый зуб об лежащие под кроватью железные богатырские доспехи.
Конец.

СсылкаПожаловаться
я протестую, где Фил
порадовал "верный свой богатырский шлем". ладно конь или меч верный. а шлем... :)
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Когда не в шутку занемог
 
Как во всей Земли, да во святой Руси появилось зло неуемное. Зло коварное, чужестранное, золотой короной увенчанное.
То не смог на землю опускается, не эуфиллин по венам разливаются, то идет Андрей-богатырь по проспектам и улицам локдаунным. Закручинилась его головушка, злой тоской изъедена душенька, затуманился его ясный взор. Снял он верный свой богатырский шлем, утер слезы рукавицей железною.
Вдруг, отколе ни возьмись налетела рать злобных вирусов новоявленных, с королем своим да во главии. Огляделся окрест богатырь Андрей, он один пред врагами стоит одинешенек, как кассир в людный час во «Пятерочке». Нет ни коника под ним железного, ни меча его верного, закаленного, ни проверенных сотоварищей.
Завопил тогда Андрей-богатырь, громким голосом, будто вой сирен, да с картавыми переливами:
- Вы придите ко мне, товарищи, верны други мои, дебилушки, долбоящеры разлюбезные! Богатыри мои самоназванные, трое, как один - дуболомные . Как первой богатырь, да Семен-Лобан, а второй – Борис-очкозаврище, ну а третий – Глеб, свет Романович.
И пришли богатыри, крепкой встав стеной. Принесли острый меч миллиграмм на пять. Не простой меч – лекарством наполненный. Ещё взяли с собой чудо-чудное, всемогущее, цефтриокое, да с могучей Д-тришной поддержкою. Ну а вслед за ними – Варвара-краса, с щедрой скатертью самобранною, с кашкой масляной, рыбой пареной да бульоном крепким, наваристым для поддержки сил и для здравия.
Как взял в руки меч богатырь Андрей, как взмахнул им над короною грозною, оросил ее зельем сказочным. Побежали прочь злые вирусы, вплоть до следующей вакцинации…
 
***
- Андрюшенька! Андрей, просыпайся!
- Отойди, Купитманище поганое! Без тебя тошно.
- Андрей! Как ты себя чувствуешь?
- О, и Кисегач-разбойница тут как тут. Уйдите все! Когда ваш помощь была нужна, что-то вас рядом не было.
- Быков, ты совсем офигел? Я понимаю, тяжело, когда не в шутку занемог. Но обзываться-то зачем? Сам же принял решение о самоизоляции, хотя в больнице гораздо спокойнее было бы. Но к тебе и мы с Купитманом заходили, и интерны все по очереди уколы делали и капельницы ставили. Варя Черноус  еще и бульон специально для тебя варила, с ложки поила. А Любаня все это время Игоря твоего поливала, чтобы не засох.
Андрей Евгеньевич Быков с трудом разлепил глаза и попытался сосредоточить взгляд на окружающих его людях.
- А чёй-то? Мне все приснилось? И богатырей не было против рати зловредной, вирусной?
Лучший друг Быкова, доктор Купитман, слегка откашлялся и вкрадчиво произнес:
- Андрюшенька, ты не волнуйся, так бывает во время тяжелого заболевания. Это не совсем сон, скорее дисморфофобический бред, или бред воображения Дюпре. Но ты уже всех победил и рать, и вирус и уверенно движешься к полному выздоровлению.  
Собравшиеся вокруг постели больного любимая женщина-главврач, сплоченная четверка интернов и старшая медсестра Любаня согласно закивали головами, энергично демонстрируя свою полную уверенность в неминуемости этого скорого выздоровления. Доктор Быков успокоился, закрыл глаза и почти счастливым откинулся на подушку.
И только сидящая под кроватью мышь роняла крошечные жемчужные слезки. Она сломала свой маленький белый зуб об лежащие под кроватью железные богатырские доспехи.
Конец.

СсылкаПожаловаться
Ха) Последний богатырь в Интерны подался))
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на КапсЮль
КапсЮль
Ха) Последний богатырь в Интерны подался))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Блин. Лобанов.
СсылкаПожаловаться
Роль второго плана
Блин. Лобанов.
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Ильин :)
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Ильин :)
СсылкаПожаловаться
История переписки5
Для меня он навсегда Лобанов) где бы он не снялся.
Ильиных много, а Лобанов такой один.
СсылкаПожаловаться
Роль второго плана
Для меня он навсегда Лобанов) где бы он не снялся.
Ильиных много, а Лобанов такой один.
СсылкаПожаловаться
История переписки6
Он мне нравится, поэтому не только лобанов. И план ломоносова, и олег. А вы смотрели фильм Переводчик? С ним
СсылкаПожаловаться
КапсЮль, 2 ребенкаВ ответ на Коза Агата
Коза Агата
Он мне нравится, поэтому не только лобанов. И план ломоносова, и олег. А вы смотрели фильм Переводчик? С ним
СсылкаПожаловаться
История переписки7
Стоит посмотреть?
СсылкаПожаловаться
Коза Агата, 1 ребенокВ ответ на КапсЮль
КапсЮль
Стоит посмотреть?
СсылкаПожаловаться
История переписки8
да обычный фильмец такой, ярмольник и ильин в гл ролях
СсылкаПожаловаться
Коза Агата
Он мне нравится, поэтому не только лобанов. И план ломоносова, и олег. А вы смотрели фильм Переводчик? С ним
СсылкаПожаловаться
История переписки7
Я с ним Таинственная страсть смотрела. Он там Р.Рождественский.
Но там вообще состав яркий.
СсылкаПожаловаться
Роль второго плана
Я с ним Таинственная страсть смотрела. Он там Р.Рождественский.
Но там вообще состав яркий.
СсылкаПожаловаться
История переписки8
Очень он мне Таинственной страсти понравился.
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария
Подпишитесь на нас