Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Интервью с Юлией Колода
Только 10% эмбрионов нормальные
Российская империя
Как одевали детей
10 историй
Звезды занимаются спортом с детьми
28 декабря 2010, 16:20, Досуг, Обо всём на свете

День Поэзии: Серебряный век русской поэзии. Марина Цветаева

Здравствуйте, дорогие форумчане. Последний в уходящем году День Поэзии мы посвящаем Марине Цветаевой.

Итак, Марина Ивановна Цветаева. Родилась 26 сентября (8 октября н.с.) в Москве в высококультурной
семье. Отец, Иван Владимирович, профессор Московского университета,
известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором
Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (ныне
Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина). Мать
происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была талантливой
пианисткой. Умерла в 1906, оставив двух дочерей на попечение отца.

Детские годы Цветаевой прошли в Москве и на даче в Тарусе. Начав
образование в Москве, она продолжила его в пансионах Лозанны и
Фрейбурга. В шестнадцать лет совершила самостоятельную поездку в Париж,
чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс истории старофранцузской
литературы.

Стихи начала писать с шести лет (не только по-русски, но и
по-французски и по-немецки), печататься с шестнадцати, а два года спустя
тайком от семьи выпустила сборник «Вечерний альбом», который заметили и
одобрили такие взыскательные критики, как Брюсов, Гумилев и Волошин. С
первой встречи с Волошиным и беседы о поэзии началась их дружба,
несмотря на значительную разницу в возрасте. Она много раз была в гостях
у Волошина в Коктебеле. Сборники ее стихов следовали один за другим,
неизменно привлекая внимание своей творческой самобытностью и
оригинальностью. Она не примкнула ни к одному из литературных течений.

В 1912 Цветаева вышла замуж за Сергея Эфрона, который стал не только ее мужем, но и самым близким другом.

Годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны были
временем стремительного творческого роста Цветаевой. Она жила в Москве,
много писала, но почти не публиковалась. Октябрьскую революцию она не
приняла, видя в ней восстание «сатанинских сил». В литературном мире М.
Цветаева по-прежнему держалась особняком.

В мае 1922 ей с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу — к
мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь
стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью
недолго жили в Берлине, затем три года в предместьях Праги, а в ноябре
1925 после рождения сына семья перебралась в Париж. Жизнь была
эмигрантская, трудная, нищая. Жить в столицах было не по средствам,
приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях.

Творческая энергия Цветаевой, невзирая ни на что, не ослабевала: в
1923 в Берлине, в издательстве «Геликон», вышла книга «Ремесло»,
получившая высокую оценку критики. В 1924, в пражский период — поэмы
«Поэма Горы», «Поэма Конца». В 1926 закончила поэму «Крысолов», начатую
еще в Чехии, работала над поэмами «С моря», «Поэма Лестницы», «Поэма
Воздуха» и др. Большинство из созданного осталось неопубликованным: если
поначалу русская эмиграция приняла Цветаеву как свою, то очень скоро ее
независимость, ее бескомпромиссность, ее одержимость поэзией определяют
ее полное одиночество. Она не принимала участия ни в каких поэтических
или политических направлениях. Ей «некому прочесть, некого спросить, не с
кем порадоваться», «одна всю жизнь, без книг, без читателей, без
друзей...». Последний прижизненный сборник вышел в Париже в 1928 —
«После России», включивший стихотворения, написанные в 1922 — 1925.

К 1930-м годам Цветаевой казался ясным рубеж, отделивший ее от белой
эмиграции: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по
духу, т.е. по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда...» В 1939 она
восстановила свое советское гражданство и вслед за мужем и дочерью
возвратилась на родину. Она мечтала, что вернется в Россию «желанным и
жданным гостем». Но этого не случилось: муж и дочь были арестованы,
сестра Анастасия была в лагере. Цветаева жила в Москве по-прежнему в
одиночестве, кое-как перебиваясь переводами. Начавшаяся война, эвакуация
забросили ее с сыном в Елабугу. Измученная, безработная и одинокая
поэтесса 31 августа 1941 покончила с собой.

* * *
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
– Нечитанным стихам! –
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Май 1913


Для того, чтобы отдать свой голос, необходимо зарегистрироваться или войти
Тема закрытаТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Света от заката до рассвета, 1 ребенок
Евгений Евтушенко
ЕЛАБУЖСКИЙ ГВОЗДЬ

Памяти М.Цветаевой

Помнишь, гераневая Елабуга,
ту городскую, что вечность назад
долго курила, курила, как плакала,
твой разъедающий самосад?

Бога просила молитвенно, ранено,
чтобы ей дали белье постирать.
Вы мне позвольте, Марина Ивановна,
там, где вы жили, чуть-чуть постоять.

Бабка открыла калитку зыбучую:
"Пытка под старость - незнамо за что.
Ходют и ходют - ну прямо замучили.
Дом бы продать, да не купит никто.

Помню - была она строгая, крупная.
Не подходила ей стирка белья.
Не получалось у ней с самокрутками.
Я их крутила. Веревку - не я".

Сирые сени. Слепые. Те самые,
где оказалась пенька хороша,
где напослед леденяющею Камою
губы смочить привелось из ковша.

Гвоздь, а не крюк.
Он граненый, увесистый -
для хомутов, для рыбацких снастей.
Слишком здесь низко,
чтоб взять и повеситься.
Вот удавиться - оно попростей.

Ну а старуха, что выжила впроголодь,
мне говорит, словно важный я гость:
"Как мне с гвоздем-то?
Все смотрят и трогают.
Может, возьмете себе этот гвоздь?"

Бабушка, я вас прошу как о милости, -
только не спрашивайте опять:
"А отчего она самоубилась-то?
Вы ведь ученый. Вам легче понять".

Бабушка, страшно мне в сенцах и комнате.
Мне бы поплакать на вашем плече.
Есть лишь убийства на свете, запомните.
Самоубийств не бывает вообще.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Света от заката до рассвета, 1 ребенок
Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле!- Неба дочь!
С полным передником роз!- Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре!- Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари - и ответной улыбки прорез...
- Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Света от заката до рассвета, 1 ребенок
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена, мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская.

Кто создан из глины, кто создан из плоти -
Тем гроб и нагробные плиты...
- В купели морской крещена - и в полете
Своем - непрестанно разбита!

Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьется мое своеволье.
Меня - видишь кудри беспутные эти?-
Земною не сделаешь солью.

Дробясь о гранитные ваши колена,
Я с каждой волной - воскресаю!
Да здравствует пена - веселая пена -
Высокая пена морская!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
Спасибо, Мama-Кsju, вернули в одну из самых интересных для меня тем Фионы, перечитываю...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Света от заката до рассвета, 1 ребенок
Сама с этой темой многое будто вновь пережила)) Мы в институте "проживали на сцене" потрясающие литературно-музыкальные вечера, из которых самые неповторимые были посвящены именно творчеству Марины Ивановны)) Очень благодарна Фионе за вечера, проведенные в гармонии с собой))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
+ много "Очень благодарна Фионе за вечера, проведенные в гармонии с собой)) "
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
черед настал) на века.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
* * *

Вы, идущие мимо меня
К не моим и сомнительным чарам, —
Если б знали вы, сколько огня,
Сколько жизни, растраченной даром,

И какой героический пыл
На случайную тень и на шорох...
И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох.

О, летящие в ночь поезда,
Уносящие сон на вокзале...
Впрочем, знаю я, что и тогда
Не узнали бы вы — если б знали —

Почему мои речи резки
В вечном дыме моей папиросы,—
Сколько темной и грозной тоски
В голове моей светловолосой.

17 мая 1913


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
МОЛИТВА

Христос и Бог! Я жажду чуда
Теперь, сейчас, в начале дня!
О, дай мне умереть, покуда
Вся жизнь как книга для меня.

Ты мудрый, ты не скажешь строго:
-"Терпи, еще не кончен срок".
Ты сам мне подал -- слишком много!
Я жажду сразу -- всех дорог!

Всего хочу: с душой цыгана
Идти под песни на разбой,
За всех страдать под звук органа
И амазонкой мчаться в бой;

Гадать по звездам в черной башне,
Вести детей вперед, сквозь тень...
Чтоб был легендой -- день вчерашний,
Чтоб был безумьем -- каждый день!

Люблю и крест и шелк, и каски,
Моя душа мгновений след...
Ты дал мне детство -- лучше сказки
И дай мне смерть -- в семнадцать лет!

Таруса, 26 сентября 1909


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
ЕЩЕ МОЛИТВА

И опять пред Тобой я склоняю колени,
В отдаленье завидев Твой звездный венец.
Дай понять мне, Христос, что не все только тени
Дай не тень мне обнять, наконец!

Я измучена этими длинными днями
Без заботы, без цели, всегда в полумгле...
Можно тени любить, но живут ли тенями
Восемнадцати лет на земле?

И поют ведь, и пишут, что счастье вначале!
Расцвести всей душой бы ликующей, всей!
Но не правда ль: ведь счастия нет, вне печали?
Кроме мертвых, ведь нету друзей?

Ведь от века зажженные верой иною
Укрывались от мира в безлюдье пустынь?
Нет, не надо улыбок, добытых ценою
Осквернения высших святынь.

Мне не надо блаженства ценой унижений.
Мне не надо любви! Я грущу - не о ней.
Дай мне душу, Спаситель, отдать - только тени
В тихом царстве любимых теней.

Осень 1910, Москва
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
КНИГИ В КРАСНОМ ПЕРЕПЛЕТЕ

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном переплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тотчас же к вам бывало.
- "Уж поздно!" - "Мама, десять строк!"...
Но к счастью мама забывала.
Дрожат на люстрах огоньки...
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.
Темнеет... В воздухе свежо...
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры...
Кладбище... Вещий крик совы...
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген живущий в бочке.
Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком - корона...
Вдруг - нищий! Боже! Он сказал:
"Позвольте, я наследник трона!"
Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы...
- О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?
О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
МАМА ЗА КНИГОЙ

...Сдавленный шепот... Сверканье кинжала.
- "Мама, построй мне из кубиков домик!"
Мама взволнованно к сердцу прижала
Маленький томик.

... Гневом глаза загорелись у графа:
"Здесь я, княгиня, по благости рока!"
- "Мама, а в море не тонет жирафа?"
Мама душою - далеко!

- "Мама, смотри: паутинка в котлете!"
В голосе детском упрек и угроза.
Мама очнулась от вымыслов: дети -
Горькая проза!


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
В РАЮ

Воспоминанье слишком давит плечи,
Я о земном заплачу и в раю,
Я старых слов при нашей новой встрече
Не утаю.

Где сонмы ангелов летают стройно,
Где арфы, лилии и детский хор,
Где всё покой, я буду беспокойно
Ловить твой взор.

Виденья райские с усмешкой провожая,
Одна в кругу невинно-строгих дев,
Я буду петь, земная и чужая,
Земной напев!

Воспоминанье слишком давит плечи,
Настанет миг,- я слез не утаю...
Ни здесь, ни там,- нигде не надо встречи,
И не для встреч проснемся мы в раю!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Дарт Вейдер
Марина

Быть голубкой его орлиной!
Больше матери быть, - Мариной!
Вестовым - часовым - гонцом -

Знаменосцем - льстецом придворным!
Серафимом и псом дозорным
Охранять неспокойный сон.

Сальных карт захватив колоду,
Ногу в стремя! - сквозь огнь и воду!
Где верхом - где ползком - где вплавь!

Тростником - ивняком - болотом,
А где конь не берет, - там летом,
Все ветра полонивши в плащ!

Черным вихрем летя беззвучным,
Не подругою быть - сподручным!
Не единою быть - вторым!

Близнецом - двойником - крестовым
Стройным братом, огнем костровым,
Ятаганом его кривым.

Гул кремлевских гостей незваных.
Если имя твое - Басманов,
Отстранись. - Уступи любви!

Распахнула платок нагрудный.
- Руки настежь! - Чтоб в день свой судный
Не в басмановской встал крови.

28 апреля 1921
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.

Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.

Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
точно)
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Котя, 1 ребенок
Люблю Цветаеву, удивительные стихи, волшебная женщина...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
И такая трагическая судьба...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Света от заката до рассвета, 1 ребенок
Русской ржи от меня поклон,
Ниве, где баба застится.
Друг! Дожди за моим окном,
Беды и блажи нá сердце...

Ты, в погудке дождей и бед
То ж, что Гомер - в гекзаметре.
Дай мне руку - на весь тот свет!
Здесь - мои обе заняты.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Дарт Вейдер
Трем Самозванцам жена,
Мнишка надменного дочь,
Ты — гордецу своему
Не родившая сына...

В простоволосости сна
В гулкий оконный пролет
Ты, гордецу своему
Не махнувшая следом...

На роковой площади
От оплеух и плевков
Ты, гордеца своего
Не покрывшая телом...

В маске дурацкой лежал,
С дудкой кровавой во рту.
— Ты, гордецу своему
Не отершая пота...

— Своекорыстная кровь! —
Проклята, проклята будь
Ты — Лжедимитрию смогшая быть Лжемариной!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
ОШИБКА

Когда снежинку, что легко летает,
Как звездочка упавшая скользя,
Берешь рукой - она слезинкой тает,
И возвратить воздушность ей нельзя.

Когда, пленясь прозрачностью медузы,
Ее коснемся мы капризом рук,
Она, как пленник, заключенный в узы,
Вдруг побледнеет и погибнет вдруг.

Когда хотим мы в мотыльках-скитальцах
Видать не грезу, а земную быль -
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одна зарей раскрашенная пыль!

Оставь полет снежинкам с мотыльками
И не губи медузу на песках!
Нельзя мечту свою хватать руками,
Нельзя мечту свою держать в руках!

Нельзя тому, что было грустью зыбкой,
Сказать: "Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!"
Твоя любовь была такой ошибкой, -
Но без любви мы гибнем, Чародей!


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Дарт Вейдер
Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может — пьют вино,
Может — так сидят.
Или просто — рук
Не разнимут двое.
В каждом доме, друг,
Есть окно такое.

Крик разлук и встреч —
Ты, окно в ночи!
Может — сотни свеч,
Может — три свечи...
Нет и нет уму
Моему — покоя.
И в моем дому
Завелось такое.

Помолись, дружок, за бессонный дом,
За окно с огнем!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
После бессонной ночи слабеет тело,
Милым становится и не своим,— ничьим,
В медленных жилах еще занывают стрелы,
И улыбаешься людям, как серафим.

После бессонной ночи слабеют руки,
И глубоко равнодушен и враг и друг.
Целая радуга в каждом случайном звуке,
И на морозе Флоренцией пахнет вдруг.

Нежно светлеют губы, и тень золоче
Возле запавших глаз. Это ночь зажгла
Этот светлейший лик,— и от темной ночи
Только одно темнеет у нас — глаза.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Поделиться темой:
Подпишитесь на нас