Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Интервью с Юлией Колода
Только 10% эмбрионов нормальные
Российская империя
Как одевали детей
10 историй
Звезды занимаются спортом с детьми
8 февраля 2011, 14:56, Досуг, Обо всём на свете

День Поэзии: поэзия военных лет

Здравствуйте, уважаемые форумчане. Сегодняшнее заседание нашего клуба посвящено поэзии времён Великой Отечественной войны. Тема тяжёлая, поэтому, милые мамы и беременные, если вы не уверены, что справитесь с эмоциями, пожалуйста, пропустите тему.

Говорят, что, когда грохочут пушки, музы молчат. Но от первого до последнего
дня войны не умолкал голос поэтов. Никогда к нему так чутко не прислушивались
читатели. Известный английский журналист Александр Верт, который почти всю
войну провел в Советском Союзе, в книге "Россия в войне 1941 –1945
гг." свидетельствовал: "Россия также, пожалуй, единственная страна,
где стихи читают миллионы людей, и таких поэтов, как Симонов и Сурков, читал во
время войны буквально каждый".

Для того чтобы выстоять, необходимо было прежде всего осознать подлинный
масштаб нависшей над страной опасности. Такими нежданными тяжелыми поражениями
началась война, на таком краю, в двух шагах от пропасти, страна оказалась, что
выбраться можно было, только прямо глядя жестокой правде в глаза, до конца
осознав всю меру ответственности каждого за исход войны. Лирическая поэзия,
самый чуткий сейсмограф душевного состояния общества, сразу же обнаружила эту
жгучую потребность в правде, без которой невозможно, немыслимо чувство
ответственности. Вдумаемся в смысл не стертых даже от многократного цитирования
строк "Василия Теркина" Твардовского, они направлены против
утешающе-успокаивающей лжи, обезоруживающей людей, внушая им ложные надежды.
Тогда эта внутренняя полемика воспринималась особенно остро, была вызывающе
злободневной:

А всего иного пуще

Не прожить наверняка –

Без чего? Без правды сущей,

Правды, прямо в душу бьющей,

Да была б она погуще,

Как бы ни была горька.

Поэзия (разумеется, лучшие вещи) немало сделала для того, чтобы в грозных,
катастрофических обстоятельствах пробудить у людей чувство ответственности,
понимание того, что от них, от каждого, именно от него – ни от кого другого, ни
на кого нельзя переложить ответственность – зависит судьба народа и страны.

Потрясения войны родили целое поколение молодых поэтов, которое потом
назвали фронтовым, имена их теперь широко известны: Сергей Наровчатов, Михаил
Луконин, Михаил Львов, Александр Межиров, Юлия Друнина, Сергей Орлов, Борис
Слуцкий, Давид Самойлов, Евгений Винокуров, Константин Вашенкин, Григорий
Поженян, Булат Окуджава, Николай Панченко, Анна Ахматова, Муса Джалиль, Петрусь
Бровка
и многие другие. Стихи, созданные в годы войны, отмечены знаком суровой
правды жизни, правды человеческих чувств и переживаний. В них порой, даже
резких, даже зовущих к мщению насильникам и обидчикам, властно звучит
гуманистическое начало. Все виды поэтического оружия: и пламенная призывная
публицистика, и задушевная лирика солдатского сердца, и едкая сатира, и большие
формы лирической и лирико-эпической поэмы – нашли свое выражение в коллективном
опыте военных лет.

Стихи Симонова, Суркова, Исаковского учили воевать, преодолевать военные и
тыловые тяготы: страх, смерть, голод, разруху. Более того, они помогали не
только воевать, но и жить. Человек, поставленный в исключительные
обстоятельства, подвергающийся самым жестоким испытаниям, заново узнавал мир и
от этого сам становился иным: сложнее, мужественнее, богаче социальными эмоциями,
зорче и точнее в оценках, как движения истории, так и собственной личности.
Война изменила людей. Они теперь иначе смотрят и на мир, и на себя.

Мужество и любовь нераздельны в сердце солдата, и наверно, поэтому стихи
военных лет производят впечатление особенной цельности и гармоничности. Перед
нами развертывается единый характер, и это характер именно того человека,
который выстоял в первых боях с фашизмом, а потом разгромил врага.

Дорогие форумчанки, низкий вам поклон за ваше неравнодушие к нашей истории!
Впечатлена количеством комментариев - ещё никогда мы не поднимались в верхушку топа!


Для того, чтобы отдать свой голос, необходимо зарегистрироваться или войти
Тема закрытаТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Константин Симонов (1915-1979 гг.) Родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье полковника Генерального Штаба Михаила Агафангеловича Симонова и княжны Александры Леонидовны Оболенской (во втором браке – А.Л.Иванишевой). Отец Симонова пропал без вести в годы гражданской войны. Константин (Кирилл) Михайлович Симонов детство провел в Рязани и Саратове. Весной 1930 г., окончив в Саратове семилетку, пошел учиться на токаря. С 1931 г. жил в Москве, работал на авиационном заводе, затем в механическом цехе кинофабрики. К этому времени относятся и первые стихотворные опыты. В 1934 г. поступил учиться в Вечерний рабочий литературный университет.
В 1936 г. в журналах "Молодая гвардия" и "Октябрь" были напечатаны первые стихи, а в 1938 г. под названием "Павел Черный" вышла из печати отдельной книжкой поэма о Беломорканале. Осенью 1938 г., закончив Литературный институт имени М. Горького, Симонов поступил учиться в аспирантуру ИФЛИ, а в августе 1939 г. в качестве военного корреспондента уехал в Монголию, на Халхин-Гол. После Халхин-Гола во время финской войны, закончил курсы военных корреспондентов при Академии имени Фрунзе.
Первая пьеса Симонова – "История одной любви" (1940 г.) была поставлена на сцене Театра имени Ленинского комсомола. В канун Великой Отечественной войны написана пьеса "Парень из нашего города", поставленная в том же театре. В годы войны Симонов – военный корреспондент газеты "Красная звезда". Корреспонденции, печатавшиеся в годы войны в "Красной звезде", "Известиях" и "Правде", составили позже четыре книги «От Черного до Баренцева моря», книги "Югославская тетрадь" и "Письма из Чехословакии". В годы войны написаны пьесы "Русские люди", "Жди меня", "Так и будет", повесть "Дни и ночи" и две книги стихов – "С тобой и без тебя" и "Война".
13 июля 1941 г. в поле под Могилевым он оказался в расположении 388-го стрелкового полка, окопавшегося по всем правилам военного искусства и стоявшего там насмерть, не помышляя об отступлении. Этот крохотный островок надежды среди океана отчаянья сильно и навсегда впечатался в писательскую память. Именно на этом Буйническом поле в романе Живые и мертвые встретятся два любимых симоновских героя – Синцов и Серпилин. Чудом избежав окружения, вернулся в Москву. В дальнейшем всю войну прошел в должности корреспондента "Красной звезды". Стал одним из лучших военных журналистов – ходил на подводной лодке в румынский тыл, с разведчиками – в норвежские фьорды, на Арабатской стрелке – в атаку с пехотой, видел всю войну от Черного до Баренцева моря, закончил ее в Берлине, присутствовал при подписании акта капитуляции гитлеровской Германии и на всю жизнь остался военным писателем, летописцем и историком этой войны.
На войне сложился и стиль жизни Симонова, основой которого стала работоспособность, собранность и целеустремленность. За четыре военных года – пять сборников очерков и рассказов, повесть "Дни и ночи", пьесы "Русские люди", "Так и будет, " "Под каштанами Праги", дневники, которые впоследствии составили два тома его собрания сочинений, и, наконец, стихи, которых с февраля 1942, после того как в "Правде" было опубликовано "Жди меня", ожидала буквально вся воюющая страна. Победу двадцатидевятилетний Симонов встретил уже знаменитым писателем, лауреатом Сталинских премий, самым молодым из руководителей Союза Писателей, автором известных стихов, пьес, прозы, переводимой на разные языки.
После окончания войны Симонов в качестве корреспондента газеты "Правда" много ездит по стране. С 1946-1950 гг. и с 1954-1956 гг. – он главный редактор журнала "Новый мир". С 1950 по 1953 г. – главный редактор "Литературной газеты". В 50-е гг. вышли в свет роман "Товарищи по оружию", повесть "Дым отечества", книга повестей "Из записок Лопатина". В 1959 г. написан роман "Живые и мертвые", в 1963-1964 гг. – продолжение – "Солдатами не рождаются" и в 1970-1971 гг. – "Последнее лето". Кроме того, Симонов продолжал работать в поэзии и драматургии, им написаны пьесы "Русский вопрос", "Четвертый", три книги стихов. Помимо литературной работы Симонов занимался кино- и теледокументалистикой. При его участии были сделаны кинофильмы "Если дорог тебе твой дом... ", "Гренада, Гренада, Гренада моя... ", "Чужого горя не бывает" и др. В 1974 г. был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Умер К. Симонов 28 августа 1979 г. в Москве. Согласно завещанию, прах К. Симонова был развеян над Буйническим полем под Могилёвом.


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: - Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

1941
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
"Жди меня, и я вернусь //Всем смертям назло…" – стихотворение К. Симонова призывало вопреки всему – надеяться и ждать! А фронтовику верить в то, что дома его очень ждут. Эта вера во многом будет питать его мужество и стойкость. Произведение брало за живое убеждённостью в неотвратимости встречи людей, тянущихся друг к другу. Феномен "Жди меня", вырезаемого, перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, феномен стихотворения, написанного в августа 1941 на чужой даче в Переделкино, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту – далекой женщине, выходит за рамки поэзии. "Жди меня" – молитва атеиста, заговариванье судьбы, хрупкий мост между жизнью и смертью, и оно же – опора этого моста. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
ну наконец то..я вас дождалась. стихи мои любимые. .военные
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Ольга Стасова
Доброй ночи Фиона...Такое проникновенное начало темы военной поэзии - с Симонова "Жди меня"....
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Доброй ночи, Ольга... Я начала тему с самого известного, пожалуй, стихотворения тех лет. Именно оно показалось мне наиболее достойным началом.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Ольга Стасова
Достойное начало..
Прочитала все 13 листов темы - сижу вся в слезах...
Спасибо Вам за тему!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Здравствуйте, Фиона! Очень ждала эту тему, но она обещает быть НАСТОЛЬКО обширной...Но первый, ЕСТЕСТВЕННО- Симонов...

БЕЗЫМЕННОЕ ПОЛЕ

Опять мы отходим, товарищ,
Опять проиграли мы бой,
Кровавое солнце позора
Заходит у нас за спиной.

Мы мертвым глаза не закрыли,
Придется нам вдовам сказать,
Что мы не успели, забыли
Последнюю почесть отдать.

Не в честных солдатских могилах —
Лежат они прямо в пыли.
Но, мертвых отдав поруганью,
Зато мы — живыми пришли!

Не правда ль, мы так и расскажем
Их вдовам и их матерям:
Мы бросили их на дороге,
Зарыть было некогда нам.

Ты, кажется, слушать не можешь?
Ты руку занес надо мной...
За слов моих страшную горечь
Прости мне, товарищ родной,

Прости мне мои оскорбленья,
Я с горя тебе их сказал,
Я знаю, ты рядом со мною
Сто раз свою грудь подставлял.

Я знаю, ты пуль не боялся,
И жизнь, что дала тебе мать,
Берег ты с мужскою надеждой
Ее подороже продать.

Ты, верно, в сорочке родился,
Что все еще жив до сих пор,
И смерть тебе меньшею мукой
Казалась, чем этот позор.

Ты можешь ответить, что мертвых
Завидуешь сам ты судьбе,
Что мертвые сраму не имут,—
Нет, имут, скажу я тебе.

Нет, имут. Глухими ночами,
Когда мы отходим назад,
Восставши из праха, за нами
Покойники наши следят.

Солдаты далеких походов,
Умершие грудью вперед,
Со срамом и яростью слышат
Полночные скрипы подвод.

И, вынести срама не в силах,
Мне чудится в страшной ночи -
Встают мертвецы всей России,
Поют мертвецам трубачи.

Беззвучно играют их трубы,
Незримы от ног их следы,
Словами беззвучной команды
Их ротные строят в ряды.

Они не хотят оставаться
В забытых могилах своих,
Чтоб вражеских пушек колеса
К востоку ползли через них.

В бело-зеленых мундирах,
Павшие при Петре,
Мертвые преображенцы
Строятся молча в каре.

Плачут седые капралы,
Протяжно играет рожок,
Впервые с Полтавского боя
Уходят они на восток.

Из-под твердынь Измаила,
Не знавший досель ретирад,
Понуро уходит последний
Суворовский мертвый солдат.

Гремят барабаны в Карпатах,
И трубы над Бугом поют,
Сибирские мертвые роты
У стен Перемышля встают.

И на истлевших постромках
Вспять через Неман и Прут
Артиллерийские кони
Разбитые пушки везут.

Ты слышишь, товарищ, ты слышишь,
Как мертвые следом идут,
Ты слышишь: не только потомки,
Нас предки за это клянут.

Клянемся ж с тобою, товарищ,
Что больше ни шагу назад!
Чтоб больше не шли вслед за нами
Безмолвные тени солдат.

Чтоб там, где мы стали сегодня,
Пригорки да мелкий лесок,
Куриный ручей в пол-аршина,
Прибрежный отлогий песок,—

Чтоб этот досель неизвестный
Кусок нас родившей земли
Стал местом последним, докуда
Последние немцы дошли.

Пусть то безыменное поле,
Где нынче пришлось нам стоять,
Вдруг станет той самой твердыней,
Которую немцам не взять.

Ведь только в Можайском уезде
Слыхали названье села,
Которое позже Россия
Бородином назвала.

Июль 1942
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Добрый день :))) у меня была мысль разделить её на две темы; посмотрю, вполне вероятно, что следующий вторник тоже посвящу поэзии ВОВ.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Тема сия бесконечна...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
В этом мире всё когда-нибудь заканчивается...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
)))Не-а)))Вселенная бесконечна))) Круг Сансары тоже)))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Ромаш
Тема-преотличнейшая, ток не смогу читать, я и фильмы про войну не могу смотреть, раньше смотрела, сейчас-не могу, уж оочень синтиментальна стала.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Я сама сижу и плачу у компьютера. Что пришлось пережить людям, через что пройти - уму непостижимо!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Ольга Стасова
Может быть "Женщина и война" - отдельной темой?
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 14 недель
Возможно.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
* * *

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчел
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

1942
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
какая сила убеждения..
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
А я это стихотворение читала в 10 классе на уроке литературы...Мне это дорогого стоило... А класс безмолвствовал, как у Пушкина...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок

КУКЛА

Мы сняли куклу со штабной машины.
Спасая жизнь, ссылаясь на войну,
Три офицера - храбрые мужчины -
Ее в машине бросили одну.

Привязанная ниточкой за шею,
Она, бежать отчаявшись давно,
Смотрела на разбитые траншеи,
Дрожа в своем холодном кимоно.

Земли и бревен взорванные глыбы;
Кто не был мертв, тот был у нас в плену.
В тот день они и женщину могли бы,
Как эту куклу, бросить здесь одну...

Когда я вспоминаю пораженье,
Всю горечь их отчаянья и страх,
Я вижу не воронки в три сажени,
Не трупы на дымящихся кострах,-

Я вижу глаз ее косые щелки,
Пучок волос, затянутый узлом,
Я вижу куклу, на крученом шелке
Висящую за выбитым стеклом.

1939
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
* * *

Майор привез мальчишку на лафете.
Погибла мать. Сын не простился с ней.
За десять лет на том и этом свете
Ему зачтутся эти десять дней.

Его везли из крепости, из Бреста.
Был исцарапан пулями лафет.
Отцу казалось, что надежней места
Отныне в мире для ребенка нет.

Отец был ранен, и разбита пушка.
Привязанный к щиту, чтоб не упал,
Прижав к груди заснувшую игрушку,
Седой мальчишка на лафете спал.

Мы шли ему навстречу из России.
Проснувшись, он махал войскам рукой...
Ты говоришь, что есть еще другие,
Что я там был и мне пора домой...

Ты это горе знаешь понаслышке,
А нам оно оборвало сердца.
Кто раз увидел этого мальчишку,
Домой прийти не сможет до конца.

Я должен видеть теми же глазами,
Которыми я плакал там, в пыли,
Как тот мальчишка возвратится с нами
И поцелует горсть своей земли.

За все, чем мы с тобою дорожили,
Призвал нас к бою воинский закон.
Теперь мой дом не там, где прежде жили,
А там, где отнят у мальчишки он.

1941
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Astra Cub
Ооо, я сама хотела его выложить!! Это мое самое любимое с детства!!!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Дарья С
Мое тоже
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
и самое бьющее по душе матери
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Nadin, 1 ребенок
Самое-самое. Всегда, когда читаю - плачу. А еще у Симонова моя любимая пьеса "Парень из нашего города"
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Поделиться темой:

Рекомендуем прочесть

Подпишитесь на нас