Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Если ваш ребенок – левша
Особенности воспитания
5:0
Наше детство против современного
15 марта 2011, 16:42, Досуг, Обо всём на свете

День Поэзии: Николай Рубцов и поэты-"почвенники"

Здравствуйте, дорогие форумчане. Вот и добрались мы до "шестидесятников", до литературы хрущёвской "оттепели". А что же произошло в те годы в стране и, как следствие, в литературе?

В сентябре 1953 г. Верховный Совет СССР специальным указом
открыл возможность для пересмотра постановлений бывших коллегий ОГПУ,
"троек" НКВД и упраздненного к тому времени "особого
совещания" при НКВД-МГБ-МВД. К 1956 г. было освобождено из лагерей и
реабилитировано посмертно около 16 тыс. человек. После XX съезда КПСС (февраль
1956 г.), развенчавшего "культ личности Сталина", масштабы
реабилитации были увеличены, миллионы политзаключенных обрели долгожданную
свободу.

По горьким словам А. А. Ахматовой, "две России глянули
друг другу в глаза: та, что сажала, и та, которую посадили". Возвращение в
общество огромной массы ни в чем не повинных людей поставило власть перед
необходимостью объяснить причины постигшей страну и народ трагедии. Такая попытка
была сделана в докладе Н. С. Хрущева "О культе личности и его
последствиях"; на закрытом заседании XX съезда, а также в принятом 30 июня
1956 г. специальном постановлении ЦК КПСС.

В Москве и Ленинграде начали возникать кружки студенческой
молодежи, где их участники старались осмыслить политический механизм советского
общества, активно выступали с изложением своих взглядов на комсомольских
собраниях, зачитывали подготовленные ими рефераты. В столице группы молодежи по
вечерам собирались у памятника Маяковскому, декламировали свои стихи, вели
политические дискуссии. Было и множество других проявлений искреннего желания
молодых людей разобраться в окружающей их действительности.

Особенно заметно "оттепель" проявилась в литературе и искусстве.
Восстанавливается доброе имя многих деятелей культуры - жертв беззакония: В. Э.
Мейерхольда, Б. А. Пильняка, О. Э. Мандельштама, И. Э. Бабеля и др. После
долгого перерыва стали издаваться книги А. А. Ахматовой и М. М. Зощенко.
Широкая аудитория получила доступ к произведениям, незаслуженно замалчиваемым
или ранее неизвестным. Публиковались стихи С. А. Есенина, распространявшиеся
после его смерти преимущественно в списках. В консерваториях и концертных залах
зазвучала почти забытая музыка западноевропейских и русских композиторов конца
XIX - начала XX в. На художественной выставке в Москве, устроенной в 1962 г.,
были выставлены картины 20-30-х гг., долгие годы пылившиеся в запасниках.

Оживлению культурной жизни общества способствовало появление новых
литературно-художественных журналов: "Юность", "Иностранная
литература", "Москва", "Нева", "Советский
экран", "Музыкальная жизнь" и др. Второе дыхание обрели и уже
известные журналы, прежде всего "Новый мир" (главный редактор А. Т.
Твардовский), превратившийся в трибуну всех демократически настроенных
творческих сил в стране. Именно там была в 1962 г. напечатана небольшая по
объему, но сильная по гуманистическому звучанию повесть бывшего узника ГУЛАГа
А. И. Солженицына о судьбе советского политзаключенного - "Один день Ивана
Денисовича". В эти же годы начинает выходить ежегодный литературный
альманах «День поэзии», на страницах которого публикуются молодые авторы.

На рубеже 50-60-х гг. появляются бесцензурные издания
("самиздат";), немало сменявших друг друга машинописных журналов
("Синтаксис";, "Феникс-61" и др.). По меткому замечанию А.
А. Ахматовой, начался "догутенберговский период советской литературы".
Невзирая на жесткое преследование властей, зародившееся в хрущевское время
движение диссидентов (инакомыслящих) продолжало развиваться и в последующие
годы.

Знакомство с поэзией тех лет я предлагаю начать не с глобально-идеалистической поэзии
Рождественского, Вознесенского и Евтушенко, а с другого, оппозиционного этой
вере крыла. Поэты-«почвенники» - защитники крестьянского начала, наследники Клюева
и Есенина - попытались воссоздать по существу идеальную модель души, но не на
интернациональной, а на национальной основе. Их «тихая поэзия» не стремилась к
громким лозунгам и высокой идейности. И
лучшие поэты направления: Николай Рубцов, Станислав Куняев, Юрий Кузнецов -
обернулись провозвестниками распада и крушения идеального мира (читай: традиционного крестьянского уклада, уходящего в прошлое вместе с деревнями), который
оказалось нельзя спасти ни при помощи поэтического воодушевления, ни при помощи
жесткой государственности.

Добавляйте стихи и имена.


Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
Николай Михайлович Рубцов - русский советский поэт. Родился 3 января 1936 в селе Емецк Архангельской области. В 1940 переехал вместе с семьей в Вологду, где Рубцовых и застала война. Мальчик рано остался сиротой - отец, Михаил Андреянович Рубцов (1900-1962), ушел на фронт и, как считали дети, погиб в уже в 1941 (на самом деле отец бросил семью и жил отдельно в Вологде после войны). В 1942 умерла мать, и Николая направили в Никольский детдом Тотемского района Вологодской области, где он окончил семь классов школы.

Вологодская "малая родина" дала ему главную тему будущего творчества - "старинную русскую самобытность", стала центром его жизни, "землёй… священной", где он чувствовал себя "и живым, и смертным".

С 1950 по 1952 будущий поэт учился в Тотемском лесотехническом техникуме. Затем два года работал кочегаром в архангельском траловом флоте треста "Севрыба" и еще два года - разнорабочим на опытном военном полигоне в Ленинграде.

С 1955 по 1959 проходил армейскую службу на Северном флоте (в звании матроса и старшего матроса). После демобилизации жил в Ленинграде, работая попеременно слесарем, кочегаром и шихтовщиком на Кировском заводе. Однако в душе он живет поэзией, а потому решает изменить свою судьбу.

В 1962 Рубцов поступил в Литературный институт им. М. Горького в Москве и познакомился с В. Соколовым, С. Ю. Куняевым, В. В. Кожиновым и другими литераторами, чье дружеское участие не раз помогало ему и в творчестве, и в делах по изданию стихов. С пребыванием в институте вскоре возникли проблемы, однако поэт продолжает писать, и в середине 1960-х у него выходят первые сборники.

В 1969 Рубцов заканчивает Литературный институт, получает первую в своей жизни отдельную однокомнатную квартиру.

Рубцов погиб в семейной ссоре 19 января 1971 в своем вологодском доме, от рук своей жены Людмилы Дербиной.




Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
ДЕРЕВЕНСКИЕ НОЧИ

Ветер под окошками,
тихий, как мечтание,
А за огородами
в сумерках полей
Крики перепелок,
ранних звезд мерцание,
К табуну
с уздечкою
выбегу из мрака я,
Самого горячего
выберу коня,
И по травам скошенным,
удилами звякая,
Конь в село соседнее
понесет меня.
Пусть ромашки встречные
от копыт сторонятся,
Вздрогнувшие ивы
брызгают росой,-
Для меня, как музыкой,
снова мир наполнится
Радостью свидания
с девушкой простой!
Все люблю без памяти
в деревенском стане я,
Будоражат сердце мне
в сумерках полей
Крики перепелок,
дальних звезд мерцание,
Ржание стреноженных
молодых коней...
Пожаловаться
Lilia Haliulin
В ГОРНИЦЕ МОЕЙ СВЕТЛО

В горнице моей светло.
Это от ночной звезды.
Матушка возьмет ведро,
Молча принесет воды...

Красные цветы мои
В садике завяли все.
Лодка на речной мели
Скоро догниет совсем.

Дремлет на стене моей
Ивы кружевная тень.
Завтра у меня под ней
Будет хлопотливый день!

Буду поливать цветы,
Думать о своей судьбе,
Буду до ночной звезды
Лодку мастерить себе...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю

Пожаловаться
Lilia Haliulin
Гинтаре Яутакайте
http://video.mail.ru/mail/62liwik62/_vbl...
Пожаловаться
Lilia Haliulin
Марина Капуро

Пожаловаться
Lilia Haliulin
ТИХАЯ МОЯ РОДИНА

В. Белову

Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи...
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои.

- Где тут погост? Вы не видели?
Сам я найти не могу.-
Тихо ответили жители:
- Это на том берегу.

Тихо ответили жители,
Тихо проехал обоз.
Купол церковной обители
Яркой травою зарос.

Там, где я плавал за рыбами,
Сено гребут в сеновал:
Между речными изгибами
Вырыли люди канал.

Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил...
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.

Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!

Школа моя деревянная!..
Время придет уезжать -
Речка за мною туманная
Будет бежать и бежать.

С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.


Пожаловаться
Lilia Haliulin
Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны,
Неведомый сын удивительных вольных племен!
Как прежде скакали на голос удачи капризный,
Я буду скакать по следам миновавших времен...

Давно ли, гуляя, гармонь оглашала окрестность,
И сам председатель плясал, выбиваясь из сил,
И требовал выпить за доблесть, за труд и за честность,
И лучшую жницу, как знамя, в руках проносил!

И быстро, как ласточки, мчался я в майском костюме
На звуки гармошки, на пенье и смех на лужке,
А мимо неслись в торопливом немолкнувшем шуме
Весенние воды, и бревна неслись по реке...

Россия! Как грустно! Как странно поникли и грустно
Во мгле над обрывом безвестные ивы мои!
Пустынно мерцает померкшая звездная люстра,
И лодка моя на речной догнивает мели.

И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей, -
Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,
Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей!..

О, сельские виды! О, дивное счастье родиться
В лугах, словно ангел, под куполом синих небес!
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица,
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!

Боюсь, что над нами не будет таинственной силы,
Что, выплыв на лодке, повсюду достану шестом,
Что, все понимая, без грусти пойду до могилы...
Отчизна и воля - останься, мое божество!

Останьтесь, останьтесь, небесные синие своды!
Останься, как сказка, веселье воскресных ночей!
Пусть солнце на пашнях венчает обильные всходы
Старинной короной своих восходящих лучей!..

Я буду скакать, не нарушив ночное дыханье
И тайные сны неподвижных больших деревень.
Никто меж полей не услышит глухое скаканье,
Никто не окликнет мелькнувшую легкую тень.

И только, страдая, израненный бывший десантник
Расскажет в бреду удивленной старухе своей,
Что ночью промчался какой-то таинственный всадник,
Неведомый отрок, и скрылся в тумане полей...
Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Добрый день, Фиона)))
Николай РУБЦОВ

Видения на холме

Взбегу на холм
и упаду
в траву,
И древностью повеет вдруг из дола.
И вдруг картины грозного раздора
Я в этот миг увижу наяву.
Пустынный свет на звездных берегах
И вереницы птиц твоих, Россия,
Затмит на миг
В крови и жемчугах
Тупой башмак скуластого Батыя!..

Россия, Русь - куда я ни взгляну...
За все твои страдания и битвы -
Люблю твою, Россия, старину,
Твои огни, погосты и молитвы,
Люблю твои избушки и цветы,
И небеса, горящие от зноя,
И шепот ив у омутной воды,
Люблю навек, до вечного покоя...
Россия, Русь! Храни себя, храни!
Смотри опять в леса твои и долы
Со всех сторон нагрянули они,
Иных времен татары и монголы.
Они несут на флагах чёрный крест,
Они крестами небо закрестили,
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов
в окрестностях
России...
Кресты, кресты...

Я больше не могу!
Я резко отниму от глаз ладони
И вдруг увижу: смирно на лугу
Траву жуют стреноженные кони.
Заржут они - и где-то у осин
Подхватит это медленное ржанье,
И надо мной -
бессмертных звёзд Руси,
Высоких звезд покойное мерцанье...

1960
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
Добрый :))) Рада Вас видеть, как всегда :)))
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
ЧТО ВСПОМНЮ Я?

Все движется к темному устью.
Когда я очнусь на краю,
Наверное, с резкою грустью
Я родину вспомню свою.

Что вспомню я? Черные бани
По склонам крутых берегов,
Как пели обозные сани
В безмолвии лунных снегов.

Как тихо суслоны пшеницы
В полях покидала заря,
И грустные, грустные птицы
Кричали в конце сентября.

И нехотя так на суслоны
Садились, клевали зерно,-
Что зерна? Усталым и сонным,
Им было уже все равно.

Я помню, как с дальнего моря
Матроса примчал грузовик,
Как в бане повесился с горя
Какой-то пропащий мужик.

Как звонко, терзая гармошку,
Гуляли под топот и свист,
Какую чудесную брошку
На кепке носил гармонист...

А сколько там было щемящих
Всех радостей, болей, чудес,
Лишь помнят зеленые чащи
Да темный еловый лес!
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
ДА, УМРУ Я!

Да, умру я!
И что ж такого?
Хоть сейчас из нагана в лоб!

...Может быть,
Гробовщик толковый
Смастерит мне хороший гроб.
А на что мне хороший гроб-то?
Зарывайте меня хоть как!
Жалкий след мой
Будет затоптан
Башмаками других бродяг.
И останется всё,
Как было,
На Земле, не для всех родной...
Будет так же
Светить Светило
На заплёванный шар земной!
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
СЕНТЯБРЬ

Слава тебе, поднебесный
Радостный краткий покой!
Солнечный блеск твой чудесный
С нашей играет рекой,
С рощей играет багряной,
С россыпью ягод в сенях,
Словно бы праздник нагрянул
На златогривых конях!
Радуюсь громкому лаю,
Листьям, корове, грачу,
И ничего не желаю,
И ничего не хочу!
И никому не известно
То, что, с зимой говоря,
В бездне таится небесной
Ветер и грусть октября...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
ШУМИТ КАТУНЬ

В.Астафьеву

...Как я подолгу слушал этот шум,
Когда во мгле горел закатный пламень!
Лицом к реке садился я на камень
И все глядел, задумчив и угрюм,

Как мимо башен, идолов, гробниц
Катунь неслась широкою лавиной,
И кто-то древней клинописью птиц
Записывал напев ее былинный...

Катунь, Катунь — свирепая река!
Поет она таинственные мифы
О том, как шли воинственные скифы,—
Они топтали эти берега!

И Чингисхана сумрачная тень
Над целым миром солнце затмевала,
И черный дым летел за перевалы
К стоянкам светлых русских деревень...

Все поглотил столетний темный зев!
И все в просторе сказочно-огнистом
Бежит Катунь с рыданием и свистом —
Она не может успокоить гнев!

В горах погаснет солнечный июнь,
Заснут во мгле печальные аилы,
Молчат цветы, безмолвствуют могилы,
И только слышно, как шумит Катунь...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
Я люблю судьбу свою,
Я бегу от помрачений!
Суну морду в полынью
И напьюсь,
Как зверь вечерний!
Сколько было здесь чудес,
На земле святой и древней,
Помнит только темный лес!
Он сегодня что-то дремлет.
От заснеженного льда
Я колени поднимаю,
Вижу поле, провода,
Все на свете понимаю!
Вот Есенин -
на ветру!
Блок стоит чуть-чуть в тумане.
Словно лишний на пиру,
Скромно Хлебников шаманит.
Неужели и они -
Просто горестные тени?
И не светят им огни
Новых русских деревенек?
Неужели
в свой черед
Надо мною смерть нависнет,-
Голова, как спелый плод,
Отлетит от веток жизни?
Все умрем.
Но есть резон
В том, что ты рожден поэтом.
А другой - жнецом рожден...
Все уйдем.
Но суть не в этом...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ

Звезда полей, во мгле заледенелой
Остановившись, смотрит в полынью.
Уж на часах двенадцать прозвенело,
И сон окутал родину мою...

Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром...

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
Мы сваливать
не вправе
Вину свою на жизнь.
Кто едет -
тот и правит,
Поехал - так держись!
Я повода оставил.
Смотрю другим вослед.
Сам ехал бы
и правил,
Да мне дороги нет...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
НА РЕКЕ СУХОНЕ

Много серой воды,
много серого неба,
И немного пологой нелюдимой земли,
И немного огней вдоль по берегу... Мне бы
Снова вольным матросом
Наниматься на корабли!
Чтоб с веселой душой
Снова плыть в неизвестность,-
Может, прежнее счастье мелькнет впереди!..
Между тем не щадят
Эту добрую местность,
Словно чья-нибудь месть, проливные дожди.
Но на той стороне
под всемирным потопом
Притащилась на берег -
Видно, надо - старушка с горбом,
Но опять мужики на подводе примчались галопом
И с телегой, с конями
Взгромоздились опять на паром.
Вот, я думаю, стать волосатым паромщиком мне бы!
Только б это избрать, как другие смогли,-
Много серой воды,
много серого неба,
И немного пологой родимой земли,
И немного огней вдоль по берегу...
Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 21 неделю
О чем шумят
Друзья мои, поэты,
В неугомонном доме допоздна?
Я слышу спор.
И вижу силуэты
На смутном фоне позднего окна.

Уже их мысли
Силой налились!
С чего ж начнут?
Какое слово скажут?
Они кричат,
Они руками машут,
Они как будто только родились!

Я сам за все,
Что крепче и полезней!
Но тем богат,
Что с "Левым маршем" в лад
Негромкие есенинские песни
Так громко в сердце
Бьются и звучат!

С веселым пеньем
В небе безмятежном,
Со всей своей любовью и тоской
Орлу не пара
Жаворонок нежный,
Но ведь взлетают оба высоко!

И, славя взлет
Космической ракеты,
Готовясь в ней летать за небеса,
Пусть не шумят,
А пусть поют поэты
Во все свои земные голоса!
Пожаловаться
Lana Gri
Пожаловаться
Lana Gri
ФИЛОСОФСКИЕ СТИХИ

За годом год уносится навек,
Покоем веют старческие нравы,—
На смертном ложе гаснет человек
В лучах довольства полного и славы!
К тому и шел! Страстей своей души
Боялся он, как буйного похмелья.
— Мои дела ужасно хороши!—
Хвалился с видом гордого веселья.
Последний день уносится навек...
Он слезы льет, он требует участья,
Но поздно понял, важный человек,
Что создал в жизни
ложный облик счастья!
Значенье слез, которым поздно течь,
Не передать — близка его могила,
И тем острее мстительная речь,
Которою душа заговорила...

Когда над ним, угаснувшим навек,
Хвалы и скорби голос раздавался,—
«Он умирал, как жалкий человек!»—
Подумал я и вдруг заволновался:
Мы по одной дороге ходим все.—
Так думал я.— Одно у нас начало,
Один конец. Одной земной красе
В нас поклоненье свято прозвучало!
Зачем же кто-то, ловок и остер,—
Простите мне — как зверь в часы охоты,
Так устремлен в одни свои заботы,
Что он толкает братьев и сестер!

Пускай всю жизнь душа меня ведет!
— Чтоб нас вести, на то рассудок нужен!
— Чтоб мы не стали холодны как лед,
Живой душе пускай рассудок служит!
В душе огонь — и воля, и любовь!—
И жалок тот, кто гонит эти страсти,
Чтоб гордо жить, нахмуривая бровь,
В лучах довольства полного и власти!
— Как в трех соснах, блуждая и кружа,
Ты не сказал о разуме ни разу!
— Соединясь, рассудок и душа
Даруют нам светильник жизни — разум!

Когда-нибудь ужасной будет ночь,
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперед,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто все пройдет, когда душа ведет,
И выше счастья в жизни не бывает!
Чтоб снова силы чуждые, дрожа,
Все полегли и долго не очнулись,
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз, друг другу улыбнулись...

<1964>
Пожаловаться
Lana Gri

ВЕСНА НА МОРЕ

Вьюги в скалах отзвучали.
Воздух светом затопив,
Солнце брызнуло лучами
На ликующий залив!

День пройдет — устанут руки.
Но, усталость заслонив,
Из души живые звуки
В стройный просятся мотив.

Свет луны ночами тонок,
Берег светел по ночам,
Море тихо, как котенок,
Все скребется о причал...

1959
Пожаловаться
Lana Gri
Николай Рубцов со студентками литературного института

Пожаловаться
Lana Gri
Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Н.Рубцов
ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ

Звезда полей, во мгле заледенелой
Остановившись, смотрит в полынью.
Уж на часах двенадцать прозвенело,
И сон окутал родину мою...

Звезда полей! В минуты потрясений
Я вспоминал, как тихо за холмом
Она горит над золотом осенним,
Она горит над зимним серебром...

Звезда полей горит, не угасая,
Для всех тревожных жителей земли,
Своим лучом приветливым касаясь
Всех городов, поднявшихся вдали.

Но только здесь, во мгле заледенелой,
Она восходит ярче и полней,
И счастлив я, пока на свете белом
Горит, горит звезда моих полей...

1964
Пожаловаться
Поделиться темой:
Подпишитесь на нас