Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Интервью с Юлией Колода
Только 10% эмбрионов нормальные
Российская империя
Как одевали детей
10 историй
Звезды занимаются спортом с детьми
12 апреля 2011, 16:49, Досуг, Обо всём на свете

День Поэзии: Булат Окуджава

Здравствуйте, уважаемые форумчане. Сегодняшняя наша тема посвящена Булату Окуджаве. Заходите, читайте, слушайте и смотрите :)))
Булат Шалвович Oкуджава ( 9 мая 1924 - 12 июня 1997 ) Родился в Москве. Отец — грузин, занимавшийся
партийной работой, в 1937 году попал под каток репрессий и погиб. Мать —
армянка, прошла через ГУЛАГ. В середине 1930-х годов недолго жил в
Нижнем Тагиле.

Когда родителей забрали, остался с бабушкой в
Москве. Но в 16 лет переехал к родственникам в Тбилиси. В 1942 году
добровольцем прямо из девятого класса ушёл на фронт. Сначала был
миномётчиком. Воевал под Моздоком. В декабре 1942 года был ранен. Уже в
1986 году Окуджава вспоминал, как это произошло: «Над нашими позициями
появился немецкий корректировщик. Летел он высоко. На его ленивые
выстрелы из пулемёта никто не обращал внимания. Только что закончился
бой. Все расслабились. И надо же было: одна из шальных пуль попала в
меня. Можно представить мою обиду: сколько до этого было тяжёлых боёв,
где меня щадило! А тут в совершенно спокойной обстановке — и такое
нелепое ранение» Потом служил радистом в тяжёлой артиллерии. Будучи
полковым запевалой, в 1943 году на фронте сочинил первую песню «Нам в
холодных теплушках не спалось». После демобилизации экстерном сдал
экзамены за среднюю школу. Окончил в 1950 году филфак Тбилисского
университета. Студентом познакомился с Александром Цыбулевским, который
во многом открыл Окуджаве мир русской поэзии. Получив диплом, устроился
школьным учителем в калужском селе Шамордино. Первую книгу «Лирика»
выпустил в Калуге в 1956 году.

После ХХ съезда мать писателя
реабилитировали и им вдвоём вновь разрешили поселиться в Москве. В
начале 1957 года исполнял обязанности заместителя редактора по отделу
литературы в газете «Комсомольская правда». Какое-то время работал
редактором издательства «Молодая гвардия». Оттуда ушёл в «Литгазету». В
1961 году К.Паустовский повесть писателя «Будь здоров, школяр» включил в
альманах «Тарусские страницы». Но официальная критика эту повесть за
пацифистские мотивы в оценке переживаний молодого человека на войне не
приняла, правда, в 1965 году В.Мотылю удалось эту повесть
экранизировать, дав фильму другое название — «Женя, Женечка и Катюша».
Тогда же, в 1961 — 1962 годах, официальная критика осудила и многие
песни Окуджавы. По мнению руководства Союза писателей России,
«большинство этих песен не выражали настроений, дум, чаяний нашей
героической молодёжи». В середине и конце 1960-х годов писатель не раз
бравировал своей независимостью, подписывал письма в защиту Ю.Даниэля и
А.Синявского, печатался за границей. Однако все эти поступки, как
правило, сходили ему с рук. Может, потому, что, когда надо, он умел
каяться, в частности, в ноябре 1972 года напечатав покаянное заявление в
«Литгазете». Правда, сам Окуджава уже в 1998 году эту историю
интерпретировал по-другому. По его версии, в 1971 году партком
Московской писательской организации исключил Окуджаву из партии по
требованию одного из секретарей горкома КПСС за частые публикации на
Западе и за предисловие какого-то эмигранта, обругавшего нашу партию.
Целый год Окуджаву никто не издавал, а поскольку кормить семью надо
было, он по совету В.Максимова принёс в «Литгазету» к А.Чаковскому
письмо общего характера. После чего Окуджаву тут же восстановили в
партии и вновь стали повсюду публиковать. В конце 1960-х годов обратился
к истории. Сначала Окуджава сочинил пьесу «Глоток свободы» о Михаиле
Бестужеве. Потом появился роман «Бедный Авросимов» о Павле Пестеле.
Декабристы привели Окуджаву к Льву Толстому, который в своё время
намеревался создать о декабристах роман. Собирая о Толстом материалы,
Окуджава заинтересовался, почему жандармы постоянно преследовали
писателя. В результате родилась книга «Мерси, или Похождения Шипова»,
названная автором авантюристическим романом с подлинными фактами. И уже
затем появились романы «Путешествие дилетантов» и «Свидание с
Бонапартом». Но все эти сочинения вызвали у критиков неоднозначные
оценки. Сергей Плеханов, к примеру, считал, что Окуджава занялся XIX
веком лишь потому, что тривиальность и литературщину легче скрыть за
мишурным блеском исторической экзотики. Самого Окуджаву буквально
взбесила статья В.Бунина в 1979 году в журнале «Москва», не оставившая
камня на камне от романа «Путешествия дилетантов». Окуджава в публичных
выступлениях утверждал, будто статью «писал не Бунин, а целая бригада.
Он только дал своё имя. Это не литературно-критическая статья, а
политический донос, написанный по заданию редакции «Москвы». Позже
Окуджава добавил, что бунинская статья — «это не критика, а политический
бандитизм», цель которого — якобы перевести гнев высокого начальства с
романа Пикуля «У последней черты» на Окуджаву.

Всенародную славу Окуджаве принёс
фильм Андрея Смирнова «Белорусский вокзал», в котором прозвучала лучшая
песня поэта. Как признавался уже в 1986 году Окуджава, сначала он не
принял предложение режиссёра написать для этого фильма песню. «Дело в
том, что фильм требовал стилизации текста под стихи военного времени. По
мысли режиссёра, стихи должны исходить не от профессионала, а от
человека, сидящего в окопе и пишущего для однополчан о своих друзьях.
Мне казалось, что у меня стилизации не получится, поскольку я всегда
стремился писать о войне глазами человека мирного времени. А тут надо
было сочинять словно «оттуда», из войны. Но тогда, на фронте, мы совсем
по-другому думали, по-другому говорили и по-своему пели. Отыщу ли я
слова тех лет? И вдруг «сработала» память. Неожиданно вспомнился фронт. Я
как бы воочию увидел этого самодеятельного фронтового поэта, думающего в
окопе об однополчанах. И тут же сами собой возникли слова будущей песни
«Мы за ценой не постоим...»

Он был одним из немногих литераторов, кто подписал
«расстрельное» письмо, призывая власть в октябре 1993 года подавить
оппозицию в крови. В интервью газете «Подмосковье» писатель признался:
«Я смотрел расстрел Белого дома как финал увлекательного детектива — с
наслаждением». После этого заявления, естественно, от Окуджавы тут же
отшатнулось значительное количество поклонников его ранних песен. Умер он в
Париже на руках своей второй официальной жены Ольги. Лауреат Госпремии
СССР (1991) — за сборник «Посвящается всем». В 1994 году получил
Букеровскую премию за роман «Упразднённый театр». Похоронен в Москве на
Ваганьковском кладбище.


Для того, чтобы отдать свой голос, необходимо зарегистрироваться или войти
Тема закрытаТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
ПОЛНОЧНЫЙ ТРОЛЛЕЙБУС

Когда мне невмочь пересилить беду,
когда подступает отчаянье,
я в синий троллейбус сажусь на ходу,
в последний,
в случайный.

Полночный троллейбус, по улице мчи,
верши по бульварам круженье,
чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи
крушенье,
крушенье.

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!
Я знаю, как в зябкую полночь
твои пассажиры - матросы твои -
приходят
на помощь.

Я с ними не раз уходил от беды,
я к ним прикасался плечами...
Как много, представьте себе, доброты
в молчанье,
в молчанье.

Полночный троллейбус плывет по Москве,
Москва, как река, затухает,
и боль, что скворчонком стучала в виске,
стихает,
стихает.


СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Бумажный солдатик

Один солдат на свете жил,
красивый и отважный,
но он игрушкой детской был,
ведь был солдат бумажный.

Он переделать мир хотел,
чтоб был счастливым каждый,
а сам на ниточке висел:
ведь был солдат бумажный

Он был бы рад в огонь и в дым
за вас погибнуть дважды,
но потешались вы над ним,
ведь был солдат бумажный.

Не доверяли вы ему
своих секретов важных,
а почему? А потому,
что был солдат бумажный.

А он, судьбу свою кляня,
не тихой жизни жаждал,
и все просил: "Огня! Огня!"
Забыв, что он бумажный.

В огонь? Ну что ж, иди! Идешь?
И он шагнул однажды,
и там сгорел он ни за грош:
ведь был солдат бумажный.

1959
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
люблю_мужа.ру, 8 детей
Люблю эту песню, пела её давно на конкурсе. Первое место взяла))))
В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Серёжка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.

А где-то в этом мире,
Который день подряд
Одни в пустой квартире
Их матери не спят...

Друзьям не встать в округе
Без них идёт кино
Девчонки, их подруги,
Все замужем давно!

Свет лампы воспалённой
Летает над Москвой
В окне на Малой Бронной,
В окне на Моховой...
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Время-охотник
Из Отара Мампория

Олень убегает тропою неверной
от злого охотничьего свинца.
И я тороплюсь от морщинок первых,
коснувшихся моего лица.

Вот и за мною время охотится,
вот и подкралось из тишины.
Выстрел... Сейчас моя молодость кончится.
Выстрел... И первый дымок седины.

Не убежать от охотника мальчику,
времени просто его подстеречь:
детскую маечку, синюю маечку
ловко стянуло оно с моих плеч.

И леденцами попичкало наскоро,
и, не оставив детству и дня,
ношу годов взвалило мне на спину
и повело по дорогам меня.

О, у него безграничны богатства!
И у него безраздельны права...
Что ж ему проку, если погасну
и перемелют меня жернова?

Но продолжает за мною стремиться
меткий охотник. Пощады не жди.
Птице от синего неба не скрыться --
так и от времени мне не уйти.

Но продолжаются, но нарастают
сердца удары. Полдень звенит.
Строки мои собираются в стаи,
песни в рассвет улетают, в зенит.

Время, так значит, не сдался я. Выстою.
Наш поединок с тобой -- пустяки:
ведь за последним решительным выстрелом
в вечном строю остаются стихи.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Три сестры
С.Смирнову

Опустите, пожалуйста, синие шторы.
Медсестра, всяких снадобий мне не готовь.
Вот стоят у постели моей кредиторы:
молчаливые Вера, Надежда, Любовь.

Раскошелиться б сыну недолгого века,
да пусты кошельки упадают с руки...
Не грусти, не печалуйся, о моя Вера, --
остаются еще у тебя должники!

И еще я скажу и бессильно и нежно,
две руки виновато губами ловя:
-- Не грусти, не печалуйся, матерь Надежда,
есть еще на земле у тебя сыновья!

Протяну я Любови ладони пустые,
покаянный услышу я голос ее:
-- Не грусти, не печалуйся, память не стынет,
я себя раздарила во имя твое.

Но какие бы руки тебя ни ласкали,
как бы пламень тебя ни сжигал неземной,
в троекратном размере болтливость людская
за тебя расплатилась... Ты чист предо мной!

Чистый-чистый лежу я в наплывах рассветных,
белым флагом струится на пол простыня...
Три сестры, три жены, три судьи милосердных
открывают бессрочный кредит для меня.

1959
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Главная песенка

Наверное, самую лучшую
на этой, земной стороне,
хожу я и песенку слушаю--
она шевельнулась во мне.

Она еще очень неспетая,
она зелена, как трава,
но чудится музыка светлая,
и строго ложатся слова.

Сквозь время, что мною не пройдено,
сквозь смех наш короткий и плач
я слышу: выводит мелодию
какой-то грядущий трубач.

Легко, необычно и весело
кружит над скрещеньем дорог
та, самая главная песенка,
которую спеть я не смог.

1962
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Парижские фантазии
Т.Кулымановой

У парижского спаниеля лик французского короля,
не погибшего на эшафоте, а достигшего славы и лени:
на бочок парик рыжеватый, милосердие в каждом движеньи,
а в глазах, голубых и счастливых, отражаются жизнь и земля.

На бульваре Распай, как обычно, господин Доминик у руля.
И в его ресторанчике тесном заправляют полдневные тени,
петербургскою ветхой салфеткой прикрывая от пятен колени,
розу красную в лацкан вонзая, скатерть белую с хрустом стеля.

Эту землю с отливом зеленым между нами по горсти деля,
как стараются неутомимо Бог, Природа, Судьба, Провиденье,
короли, спаниели и розы, и питейные все заведенья,
сколько мудрости в этом законе! Но и грусти порой... Voila.

Если есть еще позднее слово, пусть замолвят его обо мне.
Я прошу не о вечном блаженстве, о минуте возвышенной пробы,
где уместны, конечно, утраты и отчаянье даже, но чтобы
милосердие в каждом движеньи и красавица в каждом окне.

1982
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Песенка кавалергарда

Кавалергарды, век не долог,
и потому так сладок он.
Поет труба, откинут полог,
и где-то слышен сабель звон.

Еще рокочет голос струнный,
но командир уже в седле...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

Течет шампанское рекою,
и взгляд туманится слегка,
и все как будто под рукою,
и все как будто на века.

Но как ни сладок мир подлунный --
лежит тревога на челе...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

Напрасно мирные забавы
продлить пытаетесь, смеясь.
Не раздобыть надежной славы,
покуда кровь не пролилась...

Крест деревянный иль чугунный
назначен нам в грядущей мгле...
Не обещайте деве юной
любови вечной на земле!

1975
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Песенка о комсомольской богине

Я смотрю на фотокарточку:
две косички, строгий взгляд,
и мальчишеская курточка,
и друзья кругом стоят.

За окном все дождик тенькает:
там ненастье во дворе.
Но привычно пальцы тонкие
прикоснулись к кобуре.

Вот скоро дом она покинет,
вот скоро вспыхнет бой кругом,
но комсомольская богиня...
Ах, это, братцы, о другом!

На углу у старой булочной,
там, где лето пыль метет,
в синей маечке-футболочке
комсомолочка идет.

А ее коса острижена,
в парикмахерской лежит.
Лишь одно колечко рыжее
на виске ее дрожит.

И никаких богов в помине,
лишь только дела гром кругом,
но комсомольская богиня...
Ах, это, братцы, о другом!

1958
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Песенка о дальней дороге
(Дальняя дорога)
В.Золотухину

Забудешь поздний праздник и первую утрату,
когда луны колеса затренькают по тракту,
и силуэт совиный склонится с облучка,
и прямо в душу грянет простой романс сверчка.

Пускай глядит с порога красотка, увядая,
та гордая, та злая, та злая, та святая...
Что прелесть ее ручек? Что жар ее перин?
Давай, брат, отрешимся. Давай, брат, воспарим.

Жена, как говорится, найдет себе другого,
какого-никакого, как ты, недорогого.
А дальняя дорога дана тебе судьбой,
как матушкины слезы, она всегда с тобой.

Покуда ночка длится, покуда бричка катит,
дороги этой длинной на нас с тобою хватит.
Зачем ладонь с повинной ты на сердце кладешь?
Чего не потеряешь -- того, брат, не найдешь.

От сосен запах хлебный, от неба свет целебный,
а от любови бедной сыночек будет бледный.
А дальняя дорога...
А дальняя дорога...
А дальняя дорога...

1967
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Прощание с новогодней елкой
Зое Крахмальниковой

Синяя крона, малиновый ствол,
звяканье шишек зеленых.
Где-то по комнатам ветер прошел:
там поздравляли влюбленных.

Где-то он старые струны задел --
тянется их перекличка...
Вот и январь накатил-налетел,
бешеный, как электричка.

Мы в пух и прах наряжали тебя,
мы тебе верно служили.
Громко в картонные трубы трубя,
словно на подвиг спешили.

Даже поверилось где-то на миг
(знать, в простодушье сердечном):
женщины той очарованный лик
слит с твоим празднеством вечным.

В миг расставания, в час платежа,
в день увяданья недели
чем это стала ты нехороша?
Что они все, одурели?!

И утонченные, как соловьи,
гордые, как гренадеры,
что же надежные руки свои
прячут твои кавалеры.

Нет бы собраться им -- время унять,
нет бы им всем расстараться.
Но начинают колеса стучать:
как тяжело расставаться!

Но начинается вновь суета.
Время по-своему судит.
И в суете тебя сняли с креста,
и воскресенья не будет.

Ель моя, Ель -- уходящий олень,
зря ты, наверно, старалась:
женщины той осторожная тень
в хвое твоей затерялась!

Ель моя, Ель, словно Спас-на-крови,
твой силуэт отдаленный,
будто бы след удивленной любви,
вспыхнувшей, неутоленной.

1966
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Елена Модестова зам. по донорам, 1 ребенок

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Слава женщине моей
(О синих маяках)

Не бродяги, не пропойцы
за столом семи морей
вы пропойте, вы пропойте
славу женщине моей!

Вы в глаза ее взгляните,
как в спасение свое,
вы сравните, вы сравните
с близким берегом ее.

Мы земных земней. И вовсе
к черту сказки о богах!
Просто мы на крыльях носим
то, что носят на руках.

Просто нужно очень верить
этим синим маякам,
и тогда нежданный берег
из тумана выйдет к вам.

Не бродяги, не пропойцы
за столом семи морей
вы пропойте, вы пропойте
славу женщине моей!

1957
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
"Солнышко сияет, музыка играет..."

Солнышко сияет, музыка играет --
отчего ж так сердце замирает?
Там за поворотом, недурен собою,
полк гусар стоит перед толпою.
Барышни краснеют, танцы предвкушают,
кто кому достанется, решают.

Но полковник главный на гнедой кобыле
говорит: "Да что ж вы все забыли!
Танцы были в среду -- нынче воскресенье,
с четверга война -- и нет спасенья!
А на поле брани смерть гуляет всюду,
может, не вернемся -- врать не буду!

"Барышни не верят, в кулачки смеются,
невдомек, что вправду расстаются.
Вы, мол, повоюйте, если вам охота,
да не опоздайте из похода.
Солнышко сияет, музыка играет --
отчего ж так сердце замирает?

1979
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
"Со стариками-атаманами..."

Со стариками-атаманами
о правде спорить не берись.
Вон наши парни с автоматами
по разным странам разбрелись.

И нет войны — а залпы катятся,
как будто мир — а кровь, да кровь,
и на ракеты деньги тратятся,
и старикам не прекословь.

Пока печать и телевизоры
нас учат потрошить врага,
в музейной крепости, как призраки,
они сидят у пирога.

Пора бы им уже очухаться,
а то ведь верные сыны
так незаметно и очутятся
все за пределами страны.

Пора бы им поверить этому
и о своих-то порадеть,
а то ведь завтра будет некому
у телевизоров сидеть.

1980
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Мышна, 1 ребенок
Старый пиджак
Ж.Болотовой

Я много лет пиджак ношу.
Давно потерся и не нов он.
И я зову к себе портного
и перешить пиджак прошу.

Я говорю ему шутя:
"Перекроите все иначе.
Сулит мне новые удачи
искусство кройки и шитья". .

Я пошутил. А он пиджак
серьезно так перешивает,
а сам-то все переживает:
вдруг что не так. Такой чудак.

Одна забота наяву
В его усердье молчаливом:
чтобы я выглядел счастливым
в том пиджаке. Пока живу.

Он представляет это так:
лишь только я пиджак примерю --
опять в твою любовь поверю...
Как бы не так. Такой чудак.

1960
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lilia Haliulin
Ваше благородие,
Госпожа разлука,
Мы с тобой родня давно -
Вот какая штука.
Письмецо в конверте
Погоди, не рви,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.
Письмецо в конверте
Погоди, не рви,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа удача,
Для кого ты добрая,
А кому иначе.
Девять граммов в сердце
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.
Девять граммов в сердце
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа чужбина,
Жарко обнимала ты,
Да только не любила.
В ласковые сети
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.
В ласковые сети
Постой, не зови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.

Ваше благородие,
Госпожа победа,
Значит, моя песенка
До конца не спета.
Перестаньте, черти,
Клясться на крови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.
Перестаньте, черти,
Клясться на крови,
Не везёт мне в смерти,
Повезёт в любви.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
люблю_мужа.ру, 8 детей
Обожаю эту песню... Я под неё замуж выходила

Антология русской поэзии Часовые любви на Смоленской стоят.
Часовые любви у Никитских не спят.
Часовые любви
по Петровке идут неизменно...
Часовым полагается смена.

О, великая вечная армия,
где не властны слова и рубли,
где все — рядовые: ведь маршалов нет у любви!
Пусть поход никогда ваш не кончится.
О, когда б только эти войска!..
Сквозь зимы и вьюги к Москве подступает
весна.

Часовые любви на Волхонке стоят.
Часовые любви на Неглинной не спят.
Часовые любви
по Арбату идут неизменно...
Часовым полагается смена.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lilia Haliulin

СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Поделиться темой:

Рекомендуем прочесть

Подпишитесь на нас