Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
9 июля 2012, 15:21, Форум, Досуг, Культурная жизнь

Любителям мистики и фантастики посвящается

Привет всем! Когда-то давно случилась со мной невероятная история. И вот решила я ее изложить в письменном виде так сказать. Потянуло размерчиком на книгу. Я ее еще не дописала и допишу ли когда-нибудь не знаю. НО мне очень хочется узнать ваше мнение. Муж и знакомые хвалят и требуют продолжения, мама отнеслась равнодушно и скептически, но этого я и ожидала (но не об этом речь). В общем предлагаю вашему вниманию пролог и 1-ю главу. Честно предупреждаю, что начало капельку корявое ))) Если кому понравилось - можно продолжение прочитать по ссылке в теме

<center>ИСПОВЕДЬ</center>

ПРОЛОГ



В каждом городе или в его
окрестностях есть церковь. Она может быть большой или маленькой, богатой или не
очень, но она обязательно есть. В больших городах нам знакомы великие храмы и
соборы и немногие задумываются о том, что в этих же городах стоят маленькие
церквушки, которые пусть и построены не великими зодчими, подобными Росси, все
же несут своим посетителям святую благодать.

В одну из таких маленьких
и с виду неказистых церквушек и занесли меня ноги, когда на выходные я приехала
в Питер. Я, не торопясь, бродила по улицам и вовсе не собиралась в тот день
посещать церковь, но ноги сами привели меня к ее входу. У меня не было с собой
ни платка, ни капюшона, чтобы покрыть голову, однако я все равно переступила
порог. Шла служба и я пристроилась позади невысокой полной женщины, чьи
рыжеватые волосы выбивались из-под выцветшего розового платка. Она неприветливо
покосилась на меня и проворчала что-то касательно моей непокрытой головы, но,
видимо, не решилась устраивать свару в таком месте.

После службы я
пристроилась в конец очереди, образовавшейся к церковной лавке, и каково же
было мое изумление, когда я увидела высокого сухопарого мужчину лет сорока пяти,
в сутане и с библией в руках. Он благословлял каждого подошедшего к нему и,
очевидно, исповедовал кающихся. Но мне это не нужно! Однако образовавшаяся
после службы и еще не успевшая рассосаться давка не позволила мне уклониться от
встречи с симпатичным батюшкой, который благословил меня и пожелал выслушать
мое покаяние.

- Простите, отец мой, - пролепетала
я, совершенно растерявшись, - но я пришла сюда не за покаянием.

- Зачем же? – спросил он, изображая
заинтересованность. Однако я могла поклясться, что этот интерес был вызван лишь
тем, что, в отличие от большинства его собеседниц, я была молода и довольно
привлекательна.

- Видите ли… - начала я, - на самом
деле я вовсе не собиралась сегодня в церковь, а когда все-таки оказалась тут,
отстояла службу, то решила поставить свечи за здравие моих родных.

- Похвально, конечно, - отозвался он, -
но лавка находится в противоположном конце, а
ты, дитя, стоишь тут.

- Очереди смешались, и я по ошибке
стала не в ту, – но мой ответ не сбил его.

- Значит, тебя направил ко мне сам
Господь Бог. Наверное, тебе все же есть, что мне поведать.

- Может быть, вы и правы, святой
отец, но моя история очень длинная, и я боюсь, что из-за меня вы не сможете
принять всех желающих получить Ваше благословение.

- Хорошо, дитя, - сказал он, -
подожди немного. – С этими словами он отошел от меня в заднюю часть церкви.
Было слышно, что он с кем-то что-то обсуждает. Минут через пять появился
служка, который пригласил меня пройти за ним. Мы вышли из церквушки и
направились к одному из немногих строений, окружавших ее.

Служка провел меня в
низкое длинное здание, в котором не было ничего: ни табурета, ни стола, одни
голые стены и такой же нагой пол. Тем не менее, мой проводник оставил меня
здесь, показав знаками, что необходимо подождать. За все это время я не
услышала от него ни одного слова, но, как ни странно, я была совершенно
спокойна и меня не смущала ни молчаливость моего проводника, ни более чем
аскетическая обстановка в помещении. Тот факт, что в мои планы вовсе не входило
посещение дома божьего также, казалось, уже ничего не значил.

Задумавшись, я не
заметила, что уже не одна и вздрогнула от неожиданности, когда приятный
глубокий голос предложил мне следовать за ним. Я обернулась и обомлела:
обладателем понравившегося мне голоса был глубокий старик с окладистой белой
бородой и ясными голубыми глазами. Раньше я думала, что подобные глаза могут
быть только у кошек, да и то не у всех. Что ж, теперь я знаю, что ошибалась.

- Не удивляйся, - сказал предмет
моего пристального внимания, – отцу Михаилу показалось, что мне не помешает
выслушать твою историю, а я привык доверять его чутью. У тебя ведь есть, что
рассказать мне?

- Не знаю… Я вообще не знаю, что я
здесь делаю! – воскликнула я, - Да, вы правы, у меня есть, что рассказать, но,
боюсь, что только зря отниму ваше время – уж слишком моя история странная и
необычная, чтобы ей поверили. Как бы ни была я уверена в своей правоте…- я
сникла и начала сомневаться. Стоило ли мне действительно заходить сюда? С
другой стороны, еще раннее утро и меня никто не ждет, сегодня выходной и я
сказала друзьями - подругам, что хочу одиночества. Может, меня и в самом деле
привело само провидение? Казалось, старик был в курсе моих внутренних прений:

- Не бойся, девочка, - сказал он, -
в этой жизни я повидал столько удивительного и неведомого, что еще одна такая
история отнюдь не поставит меня в тупик. Так что если тебе все же необходимо
высказаться, я с удовольствием выслушаю твою историю.

- Пожалуй, Вы убедили меня –
сказала я ему, чувствуя, как внутри все сжимается от необъяснимого чувства
тревоги, - я расскажу Вам свою историю, но она будет длинной, я могу не успеть
закончить ее.

- В таком случае ты сможешь прийти
ко мне в договоренный день, и мы продолжим нашу беседу. Пожалуй, здесь нам
будет не очень уютно. Пройдем в мой кабинет. Да, ты можешь обращаться ко мне
«отец Федор», – с этими словами мой собеседник подошел к одной из стен,
оказавшейся фальшивой и провел меня в соседнее помещение.

Да… это явно не было
монашеской кельей! Мягкие кресла, обитые яркой пестрой тканью, лакированный
стол со стоящим на нем букетом белых гвоздик. Картины на стенах, также ярких,
сочных и теплых тонов и оттенков изображали моря, реки, луга, леса и поля. Стен
почти не было видно за вьющимися, стелющимися и просто цветущими растениями.
Казалось, будто я попала в некий сад, спроектированный буйной фантазией
фанатика-цветовода. Старик, явно довольный произведенным эффектом, улыбался в
бороду. Странно, но он идеально гармонировал с окружающей его обстановкой,
практически сливаясь с ней.

- Я здесь живу, – пояснил он, - и
не считаю, что к Богу можно прийти лишь умерщвлением плоти. Отнюдь! – в этот
момент он мне поразительно кого-то напомнил, кого-то очень хорошо знакомого, но
как я ни старалась, у меня не получилось сосредоточиться и сформулировать мысль
до конца. К тому же откуда бы я могла знать его? Этот вопрос промелькнул и
исчез, видимо, решив перестать занимать мою голову всякой ерундой. Тем временем
отец Федор поставил на стол две чашки с липовым чаем и небольшую пиалу с
вареньем, судя по всему – малиновым. Видимо, заметив мой недоуменный взгляд, он
засмеялся:

- Сама же говорила, что разговор
долгий! Значит, скрасить его надо, а то горло пересохнет – как говорить будешь?
Да не смущайся ты, садись к столу, бери чай, а я тебя слушать буду!

Я посмотрела на этого
совершенно незнакомого человека, которому собиралась рассказать сейчас самое
сокровенное, и мне опять на долю секунды показалось, что я его все-таки знаю.
Что ж.… Отхлебнув из поданной чашки совершенно изумительного чая, я вздохнула,
чувствуя, что сердце сейчас выскочит из груди, и начала свой рассказ.

«Знаете, у меня есть
страсть, именно страсть – необъятная и глубокая – книги, я могу проглатывать их
тоннами в рекордно короткие сроки. Причем все прочитанное прочно оседает в моей
голове. Мне одинаково интересны и детектив, и фантастика, и роман. Но больше
всего я люблю сказки. В детстве я часто представляла, как попадаю туда, как
становлюсь главной героиней событий, вершу справедливый суд и расправу.
Однажды, незадолго до моего дня рождения (мне как раз должно было исполниться
девять лет), я задала вопрос маме:

- Почему у нас нет
скатерти-самобранки? – спросила я. – Тогда можно было бы кушать все, что
захочется! Или ковра-самолета, например?

- Зачем тебе
ковер-самолет? – засмеялась мама. Этот смех не был обидным. Ей действительно
было интересно.

- Я бы села на него и
полетела в Волшебную страну, как Элли! – ответила я. – Я хочу иметь настоящих друзей,
с которыми будет не скучно!

Мама погладила меня по
голове:

- Но ведь у тебя есть
подружки?

- Есть! – согласилась я. –
Но они глупые. Когда я предлагаю пойти в горы и поискать там гномов, они идут
играть в классики. А когда я предлагаю поискать клад – ведь другие находят,
может быть и нам повезет! – опять отказываются!

- Почему?

- Они или играют в куклы,
или прыгают на резиночке! – мне стало так себя жалко, что на глазах выступили
слезы, и я сердито смахнула их кулаком.

- Не плачь, моя хорошая! –
мама обняла меня, и я положила голову ей на плечо.

- Обидно! – шмыгнула я
носом.

- Знаешь, Оленька, – я
почувствовала, что мама улыбается мне в волосы, – если чего-то очень-очень
ждать, не сомневаясь ни на секунду, то это таинственное что-то обязательно произойдет.

- Правда? – Я подняла
голову и подозрительно посмотрела на нее. – Так не бывает!

Мама снова улыбнулась и
пожала плечами:

- Хочешь – верь, хочешь –
нет. Но если ты действительно хочешь чуда, то попробуй просто позвать его.
Вдруг получится? Ладно, малыш, хватит болтать, пойдем ужин готовить?

И мы пошли готовить ужин.

Мамины слова запали мне в
душу, но я сомневалась. А потом решила, что хуже не будет, и я вполне могу
немного помечтать. Вскоре я уже не могла без этого. Я жила надеждой, верой в
чудо, в то, что однажды оно придет за мной, и верно поэтому во мне не было ни
капли испуга, когда однажды в моей спальне появился ОН.

Я не сразу обратила
внимание на то, что в комнате что-то происходит. Сначала мне стало трудно
дышать, на какое-то мгновение воздух стал резким и спертым, а затем по комнате
разлилась свежесть, которая, однако, тоже быстро прошла. Я было отвернулась к
стене, но мое внимание привлек свет возле окна – он был как будто сам по себе,
значительно ярче, чем свет от горящих во дворе фонарей – вскоре он, казалось,
заполонил всю комнату, однако он не был неприятным и не резал глаза. Затем свет
стал сгущаться, появился некий белесый дымок, обрисовавший человеческую фигуру.
Я позвала родителей, спящих в соседней комнате, но они не проснулись, равно как
и моя младшая сестра, мирно посапывающая на соседней кровати. Как ни
странно, страха не было.

- Кто ты?
– спросила я, - откуда ты взялся?

- Не бойся, - последовал лаконичный ответ, - подожди…

Мой гость замолчал, и я
увидела, что его трансформация еще не закончена, но разглядеть его мне мешала
все та же белесая дымка. Прошло минут десять, затем еще столько же и вскоре я
поняла что незнакомец исчез, не оставив после себя и следа.

Утром я попыталась
рассказать об этом родителям.

- Ты была права, - я потянула
маму за рукав блузки, чтобы привлечь к себе внимание.

- В чем? – мама торопливо
допивала кофе. – Солнышко, я опаздываю на работу. Поговорим вечером, хорошо? –
Она быстро чмокнула меня в нос, поставила чашку в раковину. – Помой посуду,
справишься?

- Мам! – Пока я пыталась
найти нужные слова и объяснить, что произошло ночью, мама успела надеть пальто
и сейчас нетерпеливо перебирала перчатки.

- Как думаешь, Лель, к
этой сумочке лучше пойдут сиреневые или красные?

- Красные, - ответила я и
собралась наконец озвучить то, что пыталась сказать, но мама уже исчезла за
дверью.

- Веди себя хорошо, -
донеслось из подъезда. – И не забудь забрать из садика сестренку!

Я тяжело вздохнула и пошла
на кухню. Завтракать. Не буду никому ничего рассказывать! Решение пришло неожиданно
и быстро переросло в уверенность. Мама с работы придет поздно, уставшая. Отец
придет еще позже. Да он мне и не поверит. Не рассказывать же про странного
гостя четырехлетней сестренке! А подружкам я не доверяю. Растреплют всей школе.
Вот смеху то будет! Не хочу.

Я с нетерпением ждала
вечера. Что-то подсказывало мне, что ночной визитер еще вернется.

Мое ожидание оправдалось.
На этот раз гость не исчез, а прошел на середину комнаты, давая мне хорошенько
его рассмотреть. А посмотреть было на что! В первую очередь внимание привлекала
отнюдь не его внешность. Одежда. ТАКИХ цветов, ТАКОЙ игры красок я не видела
больше никогда в жизни! Его одежда представляла собой смесь мод различных эпох
и сословий. Передо мной предстало нечто невообразимое! Его торс скрывался под короткой туникой с маленькими
рукавами – фонариками. На ногах были короткие штаны с огромными буфами, белые
чулки и мягкие на вид коричневые туфли с загнутыми носами. Поверх туники была
надета стальная кираса, а на голове красовалась шляпа с одним единственным
облезлым пером. Туника, шляпа и штаны были в широкую (сантиметров по пять)
полоску, раскрашенную в ярко-розовый и не менее яркий голубой цвет. Такого же
голубого цвета было и облезлое перо на шляпе.

Когда первое удивление
прошло, я переключила свое внимание на его лицо, которое, однако, оказалось
вполне заурядным: круглый, словно рисованный, овал лица, прямой нос, полные
губы, густые черные брови, легко разлетающиеся над пронзительными серыми
глазами. Выйди он на улицу в нормальной одежде – никто не обратил бы на него
внимания, разве что скользнул взглядом, как мы обращаем внимание на случайного
прохожего.

- Ты всегда так
одеваешься? – Спросила я. – Я думала, что призраки прозрачные и бесцветные.
Ведь ты – призрак?

- Нет! – смех незнакомца был
тихим и необычным. Я слышала его, но могла поклясться, что он не раскрывал рта.

- Ты не призрак?

- Если тебе хочется,
можешь называть меня так.

- Хорошо! – Я кивнула. – А
почему ты не прозрачный?

Снова тихий смех:

- Приглядись получше!

А ведь он прав, мой
странный гость, я действительно могла видеть сквозь него, как видишь, глядя на
небо из-под мутной воды.

- Откуда ты пришел? –
Спросила я. – Или ты моя галлюцинация? Я так долго ждала чуда, что могла тебя
выдумать!

- Да? – Во взгляде
Призрака промелькнул интерес. – Попробуй тогда меня изменить.

- Как?

- Если я твоя
галлюцинация, выдумка, то ты можешь изменить меня, как захочешь. Тебе
что-нибудь не нравится в моем лице, костюме?

- Да! – Я несколько раз
быстро кивнула. – Не нравится! Твое перо! Оно глупое.

- Глупое?

- Ну… Странное. –
Поправилась я. – То есть ты хочешь сказать, что я могу представить перо другим,
и оно таким останется?

- Если я – твой глюк, то
логично предположить такое.

- Хорошо! Только ты не
двигайся, ладно? – попросила я. – Я должна сосредоточиться.

- Ради Бога! – Улыбка у
моего собеседника была поистине обаятельной. – Пробуй!

Я прищурила глаза и
внимательно уставилась на полупрозрачную фигуру. Затем переместила взгляд на
облезлое перо. На память пришли шляпы мушкетеров – красивые, нарядные. Я старательно следовала инструкциям своего
гостя, но ничего не выходило.

- Не получается? –
Участливо спросил он. – Не мучайся больше. Я настоящий. Хотя ты и не можешь
дотронуться до меня. Ты еще сомневаешься?

- Немножко. – ответила я.
Почему-то я ощущала себя донельзя глупо. Ведь, по большому счету, я
разговаривала с пустотой. Но Призраку было не до моих душевных терзаний.

- Теперь, когда с
основными вопросами покончено, пожалуйста, просто выслушай, что я тебе скажу. И
прошу, не переспрашивай меня ни о чем – у нас очень мало времени, договорились?

Я согласно кивнула,
устроилась поудобнее, приготовившись его слушать и… уснула.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

СТРАШНЫЙ РАСВЕТ

Солнце ласково заглядывало
в окошко в моей комнате, и пущенный им зайчик разбудил меня, скользнув по щеке.
Я открыла глаза, и улыбнулась – сегодня будет самый замечательный день на
свете! Сегодня мой пятый день рождения и родители обещали подарить мне котенка.
Отец даже показывал мне его предполагаемый облик на голографаторе, он получился совсем маленьким,
пушистым и очень ласковым. Я зажмурилась, представляя, как буду играть с ним,
когда родители вернутся из своей очередной экспедиции, и привезут мой
долгожданный подарок – ведь я полгода упрашивала их подарить мне этого малыша.

Я лежала, мечтая, до тех
пор, пока за дверью не послышались шаги: моя тетя Элиз шла меня будить. Я уже
полгода жила в ее доме на Новой планете. В Доме было принято, чтобы дети
влиятельных родителей проживали отдельно, у близких и не очень родственников.
Поскольку мой отец был двоюродным братом Императора, то в возрасте четырех с
половиной лет меня забрала на воспитание троюродная мамина сестра, которая
требовала, чтобы я называла ее тетушкой Элиз. На Эллери (планета, на которой
располагался город Джез, столица Империи) у нее осталась семилетняя дочь,
Элизабет, которая в тот момент находилась на попечении своего отца, и моего
дяди, генерала Гольяна Рикк.

Я лежала в постели и молча
смотрела, как открывается дверь и в нее боком проходит сначала поднос с моим
завтраком, а затем и дородное тело тетушки.

- Ты уже не спишь? –
услышала я ее удивленный возглас, - обычно тебя и из пушки не разбудишь, а тут
гляди-ка! Доброе утро, Аммелина. – полным именем меня называла только она, все
остальные звали меня либо Ами (маленькая), либо Леаммин (подружка).

- Я уже не сплю, - покорно
отозвалась я, - тетушка Элиз, позвольте мне выйти сегодня за город, я далеко не
уйду, - но моя просьба возмутила ее:

- Чем тебе плохо в нашем
саду, девочка?! Помни, кто ты есть! Тебе не пристало гулять по лесу, к тому же
одной, - уже тише добавила она, – да, Аммелина, твои родители не прилетят
сегодня – Император обратился к ним с просьбой, и они не могут нарушить его волю.

- Что??? Как не приедут?
Тетя Элиз, вы шутите. Это ведь шутка, правда? Тетя Элиз! – моему возмущению не
было предела.

- К сожалению, моя
хорошая, я не шучу. Час назад со мной связалась твоя мать, и передала это
известие.

- И долго их не будет,
тетя Элиз? Я хочу к маме!

- Боюсь, Аммелина, это не
на один день… - и, видимо, желая прекратить этот неприятный для нее разговор,
торопливо вышла из комнаты. Но я последовала за ней.

- Тетушка Элиз, когда они
вернутся? Я должна знать! Да, я еще маленькая и многого не понимаю, но я имею
право знать! Где мои родители, когда они вернутся?! Я не отстану от Вас, пока
Вы не скажете!

- Ну что же.… Твои
родители отправились инкогнито на одну из планет Великих, в лучшем случае, они
вернутся через несколько лет, путь туда не близок. Моя сестра оставила их
координаты, так что ты всегда сможешь связаться с ними в любое время.

- Зачем? – спросила я, -
Зачем Император отправил их туда, тетушка?

- Думаю, что на этот
вопрос тебе могут ответить либо твои родители, либо сам Император, кроме них
это никому не известно. Разве что Великим. Но я не думаю, что они снизойдут до
разговоров с маленькой девочкой, хотя если хочешь – можешь попробовать.

Тетушка Элиз дала мне
маленький переносной голографатор:

- Я уже ввела
позывные, оставленные твоей матерью. Иди в свою комнату, Аммелина.

Я поняла, что больше
ничего от нее не добьюсь и, сжав в руке холодный экран передатчика, пошла в
свою спальню. Я знала, как правильно обращаться с прибором, который дала мне
тетка. Отец показывал мне его перед их последней экспедицией. Я набрала вызов и
стала ждать.

Минут через десять на
экране возникли помехи, а затем проступило мамино лицо.

- Мама! – закричала я, - Почему вы меня бросили?

- Подожди, милая, я все объясню. Ты же знаешь, что
Император приходится братом твоему отцу, верно? Наш друг, живущий в мирах
Великих, передал, что у Императора появился враг, который может погубить всю
Империю. Но полностью всю информацию Великие сообщат только лишь самому
Императору, что невозможно. Поэтому Великие согласились принять доверенное лицо
Императора, которым и является твой отец. Я лечу, как представитель Великого
Друида, который также обязан быть там. Прости, малыш, но от нас это не зависит.

- Да, мама, я понимаю, - ответила я, - но что же мне
теперь делать?

- Жить дальше, как и жила, разумеется. Но помни, что по
достижении совершеннолетия ты будешь носить знаменитое имя, ты - леди Корлан и
никто не имеет права лишить тебя этого. Кроме этого – запомни: у нас с твоим
отцом есть враги. Если когда-либо ты услышишь о нашей гибели – не верь! Когда
тебе исполнится восемнадцать, отправляйся к Великому Друиду, моему деду и
твоему прадеду, он и только он сможет сказать тебе правду. Ты можешь доверять
только ему! Обещай!

- Да, мама, - опять повторила я, - когда я смогу снова с
тобой связаться?

- Дочка, ты свяжешься со мной после того, как покинешь
Великого Друида. Не раньше! Ты погубишь и меня, и отца, если нарушишь это
слово! Клянись!

- Клянусь, мама, - на моих глазах выступили слезы, но я
загнала их назад – не буду показывать, как мне больно! И котенка теперь не
будет… Экран голографатора погас, и я осталась одна.

Я вышла в небольшой сад, окружавший дом
тетушки Элиз. Он был красив, но сегодня меня не трогала его красота. Радость, в
которой я купалась утром, бесследно испарилась, оставив после себя горечь и
пустоту. Мне не хотелось ни играть в высоких зарослях папоротника, ни считать
семечки на веселых желтых подсолнухах. Им-то все нипочем! Я вспомнила, что
хотела выбраться за ограду и решила, что теперь меня никто не остановит. К тому
же поблизости никого не было, даже Валентин - слуга, приставленный ко мне тетушкой,
куда-то пропал.

Проскользнув через калитку
черного входа, я воровато оглянулась, чтобы убедиться, что за мной никто не
следит, и уверенным шагом направилась к выходу из поселка. Я уже собиралась
направиться к лесу, когда заметила мальчика. Он стоял невдалеке от дороги и
опирался на толстую суковатую палку, правая его нога была обмотана какой-то
тряпкой грязно-серого цвета, а на лице застыло выражение боли.

- Кто ты? – спросила я, - почему ты один?

- А ты кто? Не похожа на попрошайку, а к людям пристаешь. Не трогай меня, и я тебя
не обижу.

- Зачем тебе меня обижать? Я не желаю тебе зла! – я была
оскорблена в лучших намерениях. – Я хочу помочь тебе! Ты ведь не здешний, я
никогда раньше тебя не видела. Я заметила, что у тебя с ногой что-то случилось,
пойдем ко мне!

- Да кто меня в дом к себе пустит! Ни кожи, ни рожи, даже
имени своего не помню!

- Как не помнишь? Так не бывает! Ты же должен знать, кто
твои родители! Как ты можешь этого не знать?

- Легко! – возразил он, - у меня нет передатчика.

Я растерянно посмотрела на
него, потом перевела взгляд на свою правую руку и нерешительно провела пальцем
по запястью, где скрывался маленький, почти не заметный передатчик, содержащий
полную информацию о моих предках и обо мне самой. Такие пластинки были у всех
граждан Империи, но я знала, что на планетах колониального мира их не вживляли
при рождении младенца. Их вообще не использовали. Колониальные миры дорого
заплатили за это право перед Империей, Великая Война, длившаяся три с половиной
тысячи лет, закончилась лишь несколько десятилетий назад. С тех пор
колониальные миры официально стали частью Империи, но Император отгородил их
кордоном из карантинных кораблей, поскольку в этих мирах время от времени
продолжали вспыхивать очаги сопротивления, к которым нередко примыкали
недовольные политикой Императора. В основном это были изгои, нарушившие закон и
теперь скрывающиеся от него, но часто их выдавали свои же за довольно большие
вознаграждения, назначенные Империей. В колониальных мирах прочно обосновались
воры, убийцы, наемные палачи, преступники, виновные во всех мыслимых и
немыслимых грехах. Колониальные миры стали для них вторым домом.

- Ты что, из колоний?! – воскликнула я. – Но тогда тебе
нельзя находиться здесь без специального разрешения, а ты говоришь, что даже не
знаешь, как тебя зовут! – я с вызовом посмотрела на него, думая, что на этот
раз я все-таки попала в переплет.

- Я не из колоний, если тебя это волнует. Я знаю, что я
из знатной семьи, но больше я ничего не помню. Я пришел в себя в этом лесу, на
незнакомой планете, в одежде явно с другого плеча. Я нашел шрам на своем правом
запястье. Похоже, что кто-то удалил передатчик из моего тела, но я не знаю, кто
это мог сделать.

- Но это невозможно! – я ошарашено глядела на него. –
Даже я знаю, что нельзя удалить передатчик из живого человека…

- А с чего ты взяла, что я живой?! – крикнул он и
бросился в мою сторону. Я закричала от ужаса, воображение услужливо нарисовало
мне дальнейшую картину. Но вместо того, чтобы убить меня, он вдруг засмеялся и
почти тут же громко охнул, еще сильнее навалившись на свою палку.

- Глупая! Я
же пошутил! – я заметила капли пота на его лбу.

- Что с
тобой?

- Голова
кружится. Кажется, я сейчас упаду.

- Не надо! – я подошла
ближе, но держалась настороже. Вдруг он сумасшедший? Нет передатчика! Так не
бывает!

- А куда ты идешь? Если ты
не помнишь ни своего имени, ни где ты живешь…?

- Мне подсказали. –
пробурчал он.

- Да? И кто? И что?

- Ты задаешь много
вопросов, девочка. У самой-то есть имя?

Я обиделась:

- Конечно есть! Но ты же
не спрашивал!

- Считай, что спросил.
- он помолчал немного. – Ну ладно,
извини меня. Просто нога болит жутко, вот я и злюсь. Не хочу быть беспомощным.

Мне понравилась его
откровенность.

- Но ты не беспомощный!
Сколько ты прошел в таком состоянии?

- Не знаю. Много. Может
быть, все-таки скажешь свое имя?

- Да, конечно. –
спохватилась я. – Аммелина Корлан, можно просто Ами. Мне так больше нравится.

- Договорились! –
улыбнулся он. – Ами. Красивое имя.

Он собрался сказать еще
что-то, но я прервала его.

- Слышишь? Что это за шум?

- Не знаю. – растерянно
протянул он. – Звук словно со всех сторон идет.

- Точно! – согласилась я.
Мне пришлось повысить голос, потому что странный гул, привлекший наше внимание,
с каждой минутой становился все громче и громче.

- Что это?! – я кричала,
пытаясь преодолеть эту звуковую преграду.

- Я никогда не видел
ничего подобного! Кажется… Ой! Помоги мне!

Мой новый знакомый
провалился в глубокую трещину, пробежавшую под его ногами. Его палка застряла
на поверхности, зацепившись за толстый корень росшего неподалеку дерева, но я с
ужасом увидела, что какая-то сила вырывает его из земли. Я совершенно
растерялась и не представляла себе, что делать. Я беспомощно бегала вокруг
него, зажатого сошедшей с ума землей, заламывая руки и одновременно пытаясь
удержаться на ногах, поскольку земля продолжала трястись так, словно наступил
конец света. Одно из деревьев рухнуло, и я с трудом успела отскочить в сторону.
Со все возрастающим ужасом я увидела,
что дерево, благодаря которому мой безымянный знакомец еще не провалился в
трещину, готово последовать примеру своего собрата. Я задыхалась от страха и
налетевшей неведомо откуда копоти, вокруг стало темно. И тут издалека
послышался топот и громкие крики. Кто-то бежал к нам на помощь.

- Тетя! Тетя Элиз! – я облегченно рыдала на груди тетушки
в то время как прибежавший с ней вместе сосед вытаскивал из разлома моего
нового знакомца.

- Я думаю, нам всем необходимо как можно скорее покинуть
планету, - сказал Эдуард Лукулл, наш сосед. – Не знаю, что происходит, но это
явно не простое землетрясение. Элиз, дорогая, подождите меня с детьми здесь, я
сейчас пришлю Ваш катер.

- Не нужно! – остановила его тетушка, которую, видимо,
задело фамильярное обращение к ней дяди Лукулла. – Я в состоянии сама вызвать
сюда катер и ни я, ни дети более не нуждаемся в Ваших услугах, господин Лукулл.

- Прошу простить меня, госпожа. Я забылся.
Разумеется, Вы, как истинная представительница Вашей высокородной семьи не
нуждаетесь в помощи мелкопоместного дворянина. Тем не менее, прошу Вас –
последуйте моему совету. Родители леди Корлан перед отъездом просили меня
приглядеть за ней в случае непредвиденных обстоятельств. Я всего лишь выполнял
просьбу леди и лорда Корлан. Еще раз прошу простить меня, и позвольте
откланяться.

С этими словами он
удалился, а я, все это время внимавшая ему, оглянулась на тетушку. Однако она,
похоже, даже не слушала вдохновенную речь нашего соседа (и как оказалось
впоследствии – тайного воздыхателя тетушки) и уже успела связаться со слугами в
доме и вызвать к нам катер. К тому времени как прибыл катер, все мы были
мокрыми из-за внезапно обрушившегося ливня, продрогшими и неимоверно уставшими,
поскольку нас совершенно вымотали вынужденные прыжки из стороны в сторону ради
того чтобы не попасть в одну из множества образовывавшихся щелей и ям.

- Я уже не так молода,
чтобы играть в салочки со взбесившимися деревьями! – ворчала тетушка,
вытаскивая меня из очередной ямы. – Если это тупая железка не будет здесь в
ближайшие десять минут – нам придется очень и очень плохо!

- Почему? –
поинтересовался мой новый знакомец.

- Потому что! – отрезала
тетушка Элиз. – Если в ближайшие пятнадцать минут мы не покинем эту планету и
не отойдем на безопасное расстояние, то спасаться уже будет некому!

- Тетушка Элиз! – прервала
я их разговор, одновременно уворачиваясь от внушительного булыжника, метившего
мне в голову. – Катер!

Госпожа Рикк обернулась на
мой зов и облегченно вздохнула. Через две минуты катер неподвижно завис в
воздухе, а к земле с легким шуршанием устремилась транспортная лента.

- Быстрей, дети, быстрей!
– торопила тетушка. – У нас очень мало времени!

Наконец мы оказались на
борту катера. Тетушка отвела нас в маленькую комнату, служившую столовой, и
наказала сидеть тут.

- Тетя Элиз, а кто поведет
катер? - спросила я. – У нас же нет
пилота!

Но она только усмехнулась
и вышла из комнаты.

Я была слишком растеряна и
испугана, чтобы пытаться добиться более четкого ответа. К тому же мне
вспомнилось, как перед отъездом папа подшучивал над теткой из-за ее пристрастия
к катерам и электронике.

- Магия куда
надежней, - говорил он, - почему ты не хочешь обучиться хотя бы азам у Великого
Друида?

- По моему мнению, -
ответила тетка, - все как раз обстоит наоборот, и магии доверять не стоит. Ни в
коем случае!

Слушая их споры, я решила,
что когда вырасту, изучу и то, и другое. И тогда никаких споров на эту тему мне
вести не придется.

- Подойди сюда! – позвал
меня мальчик, успевший за то короткое время, что я предавалась воспоминаниям,
подойти к окну, кокетливо занавешенным разноцветными шторками.

- Ты что, никогда штор не
видел? – изумилась я. – Зачем мне к тебе подходить?

- Разумеется, я видел
шторы! И не раз! Дело вовсе не в них. Посмотри в окно – там происходит что-то
интересное!

- И что же там происходит?
– поинтересовалась я, лениво поднимаясь с дивана, на котором недавно так удобно
устроилась.

- Подойди и посмотри сама.
Я никогда такого не видел.

- Чего ты не видел? – я
выглянула в окно поверх его плеча. – Ничего не вижу. Ты имеешь в виду, что на
улице стало темно? Но так было и перед тем, как тетушка вызвала катер.

- Нет, не это. Посмотри
направо. Видишь?

- Нет…
Ой, что это?! Похоже на рассвет, но ведь уже давно день…

- Аммелина, что вы там
делаете? Мы сейчас взлетаем, так что лучше сядьте! Мне вовсе не улыбается
залечивать ваши ссадины и царапины, если вы свалитесь при взлете! – тетушка
Элиз стояла за нашими спинами, неодобрительно взирая на нас.

- Но, тетушка, посмотрите
– там что-то происходит!

- Я знаю! – отрезала она.
–Сядьте! Я объясню вам все позже, после того как мы окажемся на безопасном
расстоянии от этого места.

В этот момент раздался
легкий гул, извещающий о готовности катера к старту, и мы со всех ног бросились
к сиденьям. Однажды родители взяли меня с собой на катер, и я не послушалась их
просьбы угомониться и посидеть спокойно несколько минут, пока мы не выйдем в
космос. Повторять печальный опыт мне никак не хотелось.

Я пришла в себя через
шесть часов после взлета. Видимо, тетушка подсыпала в чай (а может – в мое
любимое варенье?) снотворное. Я вскочила на ноги, поразившись тому, что они
совершенно как ватные, и подошла к окну, возле которого уже стоял мой новый
приятель.

- Ты давно встал? Что, там
что-нибудь интересное? – поинтересовалась я, заметив, что он завороженно
смотрит в окошко. Вместо ответа мальчик подвинулся, давая мне возможность
подойти поближе. Вдали, там, где должна была быть Новая планета, с которой мы
недавно улетали в такой спешке, расцветал огромный огненный шар. Он переливался
всеми цветами радуги и казался плодом фантазии, выдумкой.

- Я не понимаю… -
прошептала я, - что происходит?

- Происходит в своем роде
конец света, - услышала я голос тетушки Элиз.

- Конец света? Тетушка, вы
шутите!

- Боюсь, что нет, девочка,
- вздохнула она. – Видишь ли, твой отец давно предупреждал меня, что Новая
планета может погибнуть. Ну да ладно, для тебя это все пока еще сложно. Не
обращай внимания на болтовню глупой старухи.

- Извините, - подал голос
наш найденыш, - Вы хотите сказать, что планеты, с которой мы улетели – больше
нет? Я правильно Вас понял? Значит, все, кто остался – погибли? И если Вы
знали, что может произойти нечто подобное, почему никого не предупредили?

- Ты задаешь слишком много
вопросов, мальчик. Но я отвечу. Дело в том, что отец Аммелины предвидел такой
конец Новой планеты, и об этом было известно всем. Ну а то, что к его словам
прислушались не все – уже другой разговор. Полагаю, что мы не единственные, кто
успел покинуть опасную зону, но мы никого искать не будем, наш катер и так уже
несет лишний рот.

- Тетушка! Как Вы можете
так говорить! – возмутилась я.

- Я всего лишь говорю то,
что есть, - спокойно парировала она. – Катер был снабжен топливом и едой из
расчета на двух человек, а никак не на трех! Но поскольку этот мальчик был
один, раненый, и, кроме нас, поблизости никого не было, пришлось взять его с
нами. Или ты думаешь, что у меня сердце каменное?! А теперь, - продолжила она
как ни в чем не бывало, - я думаю, что было бы неплохо познакомиться с нашим
гостем. Иди сюда, мальчик. Поговорим, пока я буду заниматься твоей ногой.
Кажется, перелома у тебя нет, просто сильный ушиб. Как тебя зовут? – обратилась
тетушка к незнакомцу, который к этому моменту успел пристроиться на краешке
дивана и снять тряпку, стягивающую колено. Тетушка Элиз оказалась права, колено
сильно распухло и покраснело, но перелома не было.

- Рассказывай! –
поторопила его госпожа Рикк. Ответом ей было молчание.

- Я не знаю – произнес он
наконец, - я не знаю. Я не знаю, как меня зовут, кто мои родители, я не знаю,
кто я! – воскликнул он и добавил уже тише – у меня нет передатчика.

- Рассказывай! – Повторила
тетка. В ее голосе звучал металл. – Начнем с главного. Почему ты решил, что у
тебя нет передатчика? И второй вопрос – если ты ничего не помнишь – откуда ты
знаешь про это устройство?

- Не знаю. – мальчишка
говорил еле слышно, опустив голову между рук. – Просто у меня в голове все
перемешалось. Что-то помню, что-то нет. А ваш первый вопрос… Смотрите. – Он
замолчал, а потом решительно продемонстрировал правую руку. – Видите – на
запястье – шрам.

- Вижу. – кивнула тетушка
Элиз, бросила на его руку мимолетный взгляд и продолжила сосредоточенно
обрабатывать ногу мальчика. – Должна заметить, что шрам совсем свежий. Судя по
всему, передатчик удалили дней пять назад, не больше. Как долго ты был на Новой
планете?

- На Новой планете? –
растерянно переспросил незнакомец. Затем в его глазах появилось понимание, и он
повернулся к окну. – Новая планета? – вопросительно произнес он и посмотрел на
тетушку.

Та кивнула. – Ты прав.

- Два дня. – протянул он.
– Нет, чуть больше. Два с половиной. Меня нашел один человек. Зеленый такой.

- Зеленый? – засмеялась я.
– Так не бывает!

Тетушка неодобрительно
посмотрела на меня и вернулась к разговору:

- Бывает. У него лицо было
скрыто под коричневой сеткой? – дождавшись подтверждения от мальчика, она
удовлетворенно кивнула. – Это Лесник. Он охранник леса на Новой планете. Куда
он тебя отправил?

- В город. Зеленый сказал,
что мне там смогут помочь. Он сказал имя. Сейчас. – найденыш сосредоточенно
что-то искал в кармане слишком большой для него рубахи. Наконец он издал победный
клич. – Вот! Нашел! Лорд и леди Корлан! – вдруг он смешался и озадаченно
посмотрел на меня. – Подождите. Ами, ты же сказала – твоя фамилия – Корлан?
Тогда эти люди…

- Мои родители. –
закончила я. – Все правильно. Только вот ты бы их все равно не дождался. Они
изменили планы и улетели.

Видно, в моем голосе
прозвучали слишком жалобные нотки, потому что мальчик подвинулся ко мне и обнял
за плечи.

- Не дергайся! – буркнула
тетушка Элиз. – Я могу налить на ногу слишком много бальзама. Будет ожог,
пострашнее твоего ушиба.

- Они тебя бросили? –
участливо спросил меня мальчишка. Он ничего не ответил тетушке, но двигаться
перестал.

Я решительно помотала
головой, пытаясь подавить непрошенные слезы. Не нужна мне жалость!

- Так надо было. – наконец
смогла я выдавить из себя. – Они не виноваты.

Тетушка Элиз, видя, что
разговор направился совсем не в то русло, поспешила сменить тему.

- Знаете что? Мне кажется,
что раз наш гость не помнит своего имени, он должен временно взять себе
какое-нибудь другое. Ну а после того как мы выясним настоящее имя, ты сможешь –
обратилась она к мальчику, - либо оставить себе одно из них, либо принять оба.
Как тебе мое предложение?

- Класс! – завопил он. – А
тогда можно, пусть меня зовут Кристиан? Так звали Зеленого человека, который дал
мне одежду и еду, когда я пришел в себя в совершенно незнакомом месте.

- Ты хочешь, чтобы тебя
называли Кристианом? – поинтересовалась тетушка Элиз и, получив утвердительный
кивок, поднялась со своего места. – Хорошо, пусть будет Кристиан! И знаешь что,
когда мы прибудем на Эллери, то обязательно найдем возможность помочь тебе. Мы
выясним, кто ты и откуда.

- Спасибо! –
новоиспеченный Кристиан с благодарностью смотрел на нее. – Спасибо!

Наконец, госпожа Рикк
закончила обрабатывать ногу мальчика.

- Вот и все. – облегченно
вздохнула она. И тут же погрозила пострадавшему пальцем:

- Если ты в ближайшие
четверть часа хотя бы пошевелишь ногой, она раздуется в два раза больше
прежнего. И я спасать тебя не буду!

С этими словами она
поднялась со своего места.

- Я пойду в рубку, дети.
Надо проложить курс.

- Она всегда такая? –
поинтересовался у меня Кристиан, когда за тетушкой Элиз закрылась дверь каюты.

- Какая такая?

- Нуу… Откровенная, что
ли…

- Достаточно часто! – мне
стало весело. – Да ты не бойся, она не злая. Просто привыкла говорить все, что
думает, прямо в глаза. Тетушка Элиз говорит, что было бы значительно хуже, если
бы стала перемывать своим знакомым косточки у них за спиной. А так она держит
всех в постоянном напряжении, поскольку никто не знает, что она выдаст в
следующий момент!
Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
Шурочка Иванова
Во втором и третьем абзаце слово "пристроилась". Слишком часто, где-нибудь замените.
Пожаловаться
Ammelina
Вот он - ляп ))))) Пасибки
Пожаловаться
Марина Мацкевич, 1 ребенок
А я не прочитала)))))
Пожаловаться
неодна, 1 ребенок
Я не осилила))
Пожаловаться
Марина Мацкевич, 1 ребенок
Нас 2-е))))
Пожаловаться
Эллада
Да уже больше, чем двое :))))
Пожаловаться
Марина Мацкевич, 1 ребенок
))))
Пожаловаться
Алинка, 2 ребенка
Да, да и я вам.Даже не стала читать! большой текстиЩЕ!
Пожаловаться
Старпермама, 2 ребенка
Мы растёёёёёёёём))) Не, в других обстоятельствах, может быть... Не обижайтесь, автор. Правда, масштаб не форумский. Есть спецсайты, где оценят по достоинству. Как человек, обезображенный филологическим образованием, могу отметить, что у вас неплохой язык, есть есдинство стиля, но это только беглый просмотр через строчку )))
Пожаловаться
Мария...Не просто, 1 ребенок
больше!!!!
Пожаловаться
Ammelina
Ну я же по честному предупредила, что это главы )))) Просто стало интересно - понравится кому-нибудь или нет?
Пожаловаться
Марина Мацкевич, 1 ребенок
Да я ниче не говорю))Просто решила написать, что я ничего не прочитала))) Очень много букв))))
Пожаловаться
Елена Коломиец, 2 ребенка
Не осилила..


Пожаловаться
Света, 2 ребенка
не потянула. много текста
Пожаловаться
Ammelina
)))))))
Пожаловаться
Александра, 1 ребенок
))))))
Пожаловаться
Татьяна, 2 ребенка
Довольно интересно :) Я бы прочитала такую книгу, если бы она мне попала в руки.
Пожаловаться
Ammelina
Спасибо. Если интересно,можете почитать здесь http://samlib.ru/editors/e/egorowa_o_o/
Пожаловаться
Татьяна, 2 ребенка
Спасибо! Скопировала, обязательно прочитаю!
Пожаловаться
Ирина Егупова, 1 ребенок
Прочитала Ваш рассказ (Иной мир). Безнадежно как-то, ни малейшего просвета.
Пожаловаться
Ammelina
????Не поняла, что вы имеете в виду. На самом деле это не совсем рассказ, просто записала один из снов
Пожаловаться
йа Бешеная тетка, 1 ребенок
не осилила-хотя фантастику люблю


Пожаловаться
Я это Я
асилила, только с трудом верится про 5 лет, ну не важно. Давайте продолжение, чего там, всё равно скучно
Пожаловаться
Ammelina
Допустите, что 5 лет - не солнечные ))
Пожаловаться
Поделиться темой:
Подпишитесь на нас