Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Интервью с Юлией Колода
Только 10% эмбрионов нормальные
Российская империя
Как одевали детей
10 историй
Звезды занимаются спортом с детьми
25 октября 2011, 19:39, Досуг, Культурная жизнь

День Поэзии: литература русского зарубежья 60-80х гг. ХХ века

Здравствуйте, уважаемые форумчане!
Наш сегодняшний День Поэзии мы посвятим поэтам "Третьей волны" русской эмиграции. Началом этой волны считается высылка из СССР Иосифа Бродского в 1972 году.Среди основных причин возникновения "третьей волны" эмиграция следует указать углубившуюся конфронтацию интеллигенции и государства. Осуждение Иосифа Бродского "за тунеядство" и высылка его из Ленинграда сроком на 5 лет в деревню Норинскую Архангельской области, арест и депортация Александра Солженицына в Германию в феврале 1974 года, определение участников правозащитного движения в психиатрические больницы ("психлаг";), а затем - выдворение их за границу, разгон бесцензурного альманаха "Метрополь" в 1979 году.
Примеры участившихся "разногласий" и столкновений "мнений" можно множить и множить. И хотя, к счастью, в 70-е и 80-е годы не было уже сталинского террора, один только пример судьбы Анатолия Марченко о многом говорил. Писатель Анатолий Марченко отсидел в хрущевско-брежневских лагерях 23 года и умер в тюрьме в 1986 году.
Перед "несогласными" возникала печальная перспектива для жизни и творчества в России.
Следует признать одной из важных особенностей "третьей волны" эмиграции ее многочисленность. Это обстоятельство в значительной мере повлияло и на достаточно высокую литературную представительность. За рубежом оказались поистине "хорошие и разные" прозаики и поэты, драматурги и художественные переводчики, литературные критики и искусствоведы.
Многообразие творческих индивидуальностей "третьей волны" эмигрантов поражает. Если мы возьмем хотя бы обыкновенный "количественный" фактор лауреатства, и то легко будет в этом убедиться: "первая волна" даст одного Нобелевского лауреата - Ивана Бунина, "вторая" - ни одного, "третья" - сразу двух: Александра Солженицына и Иосифа Бродского.
С третьей волной эмиграции за границу выезжают: В.Аксенов, Ю.Алешковский, Г.Владимов, В.Войнович, Ф.Горенштейн, И.Губерман, С.Довлатов, А.Галич, Л.Копелев, Н.Коржавин, Ю.Кублановский, Э.Лимонов, В.Максимов, Ю.Мамлеев, В.Некрасов, С.Соколов, А.Синявский, Солженицын, Д.Рубина и др. Большинство писателей эмигрирует в США, где формируется мощная русская диаспора (Бродский, Коржавин, Аксенов, Довлатов, Алешковский и др.), во Францию (Синявский, Розанова, Некрасов, Лимонов, Максимов, Н.Горбаневская), в Германию (Войнович, Горенштейн). У каждого из них были свои "счеты" с властью, цензурой, КГБ.

Писатели третьей волны оказались в эмиграции в совершенно новых условиях, они во многом были не приняты своими предшественниками, чужды «старой эмиграции». В отличие от эмигрантов первой и второй волн, они не ставили перед собой задачи «сохранения культуры» или запечатления лишений, пережитых на родине. Совершенно разный опыт, мировоззрение, даже разный язык мешали возникновению связей между поколениями. Русский язык в СССР и за границей за 50 лет претерпел значительные изменения, творчество представителей третьей волны складывалось не столько под воздействием русской классики, сколько под влиянием популярной в 1960-е американской и латиноамериканской литературы, а также поэзии М.Цветаевой, Б.Пастернака, прозы А.Платонова. Одной из основных черт русской эмигрантской литературы третьей волны станет ее тяготение к авангарду, постмодернизму. Вместе с тем, третья волна была достаточно разнородна: в эмиграции оказались писатели реалистического направления (Солженицын, Владимов), постмодернисты (Соколов, Мамлеев, Лимонов), антиформалист Коржавин. Русская литература третьей волны в эмиграции, по словам Коржавина, это «клубок конфликтов»: «Мы уехали для того, чтобы иметь возможность драться друг с другом».

Усиление литературного Запада и Америки целым отрядом русских писателей вызывает оживление литературного и газетного "дела".
В Париже русским писателем Владимиром Максимовым был основан новый журнал "Континент", а чуть попозже (в 1983 году) открылся журнал "Трибуна".
В Нью-Йорке открылось русское издательство "Чалидзе Пабликэйшнз".
В Израиле стал выходить журнал "Время и мы".
В Мюнхене заработала редакция журнала "Форум".
В начале 80-х издаются две новые газеты: "Новый американец" - в Нью-Йорке и "Панорама" - в Лос-Анджелесе...
Падение русского книгоиздания, начавшееся в послевоенные годы (во время "второй" эмиграции, не только приостановилось, но и "обернулось" своей противоположностью: русская книга в 70-80-е годы продолжает "завоевывать" умы и сердца жителей Запада и Америки.
А русским писателям новой эмиграции было о чем рассказать зарубежному читателю хотя бы уже потому, что они являлись полномочными представителями советской цивилизации, носителями советского опыта жизни (причем в его концентрированном виде), незнакомого первым двум "волнам".

И вместе с тем, следует указать: именно в 70-е, начале 80-х годов наступило острое ощущение завершенности русского эмигрантского литературного цикла.
Россия перестала быть СССР и вошла в свое новое время, а эмигрантская литература сделала свое дело - осмысление богатейшего пласта русской жизни, формировавшегося, развивавшегося и - постепенно исчерпавшего себя.

Наше внимание, как обычно, приковано в первую очередь к поэтам. Добавляйте стихи и имена! :)))


Для того, чтобы отдать свой голос, необходимо зарегистрироваться или войти
Тема закрытаТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Коржавин (настоящая фамилия - Мандель) Наум Моисеевич (р. 1925), поэт.
Родился 14 октября в Киеве. Перед войной был исключен из школы из-за конфликта с директором. Начавшаяся война заставила покинуть родной город.

В 1945 поступил в Литературный институт им. М.Горького, но в конце 1947 был арестован и 8 месяцев провел на Лубянке, затем был выслан: до 1951 находился в ссылке в сибирской деревне Чумаково, затем - в Караганде, где в 1953 окончил горный техникум и получил специальность штейгера.

В 1954 по амнистии вернулся в Москву. На жизнь зарабатывал переводами. В 1956 был реабилитирован и смог продолжить учебу в Литературном институте, который окончил в 1959. Изредка публиковал свои стихи в различных журналах. Первая значительная подборка стихов Коржавина появилась в 1961 в "Тарусских страницах" и привлекла внимание читателей. В 1963 вышел сборник "Годы" (стихи 1941-61 под редакцией Е.Винокурова). Многие стихотворения поэта ходили в списках, издавались в Самиздате.

Начал пробовать силы и в драматургии. В 1967 пьеса Коржавина "Однажды в двадцатом" была поставлена в Театре им. К.Станиславского. В 1966-67 участвовал в движении прогрессивной интеллигенции в защиту Даниэля и Синявского, затем Галанского и Гинзбурга. После этого его, как и всех "подписантов", перестали печатать. В 1973 подал заявление на выезд из страны, объявив причину: "нехватка воздуха для жизни". Уезжает в США, в Бостон. Входит в редакцию "Континента". Много выступает в американских университетах. Два сборника стихов - "Времена" (1976) и "Сплетения" (1981) вышли во Франкфурте-на-Майне (Германия).

Перу Коржавина принадлежат статьи и очерки - "Опыт поэтической биографии"(1968), "Судьба Ярослава Смелякова". В 1991 выходит его книга "Письмо в Москву" (стихи и поэмы); в 1992 - "Время дано" (стихи и поэмы).

В последние годы часто приезжает в Россию. Живет в Бостоне.



СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
В наши трудные времена
Человеку нужна жена,
Нерушимый уютный дом,
Чтоб от грязи укрыться в нем.
Прочный труд и зеленый сад,
И детей доверчивый взгляд,
Вера робкая в их пути
И душа, чтоб в нее уйти.

В наши подлые времена
Человеку совесть нужна,
Мысли те, что в делах ни к чему,
Друг, чтоб их доверять ему.
Чтоб в неделю хоть час один
Быть свободным и молодым.
Солнце, воздух, вода, еда -
Все, что нужно всем и всегда.

И тогда уже может он
Дожидаться иных времен.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
Добрый вечер, Ульяна и все все все!
Как точно сказано!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Добрый вечер, Ланочка :)))
А ведь сказано больше полувека назад :))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lana Gri
Опять скажу банальщину - актуально до сих пор)
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Я тоже не буду оригинальна - в истории литературы остаётся только то, что вне времени и всегда актуально :)))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lenka-penka , 2 ребенка
Ульяна приветик. Первый раз зашла в тему о поэзии и пожалела,что не заходила сюда раньше, очень интересно и поучительно, спасибо.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Здравствуйте :))) За чем же дело стало - страничка моя открыта, заходите, читайте :))) Я всегда рада читателям :)))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
марина емельянова, 2 ребенка
так.. я такого и не читала.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Весна, но вдруг исчезла грязь.
И снова снегу тьма.
И снова будто началась
Тяжелая зима.

Она пришла, не прекратив
Весенний ток хмельной.
И спутанностью перспектив
Нависла надо мной.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
ЗАВИСТЬ

Можем строчки нанизывать
Посложнее, попроще,
Но никто нас не вызовет
На Сенатскую площадь.

И какие бы взгляды вы
Ни старались выплескивать,
Генерал Милорадович
Не узнает Каховского.

Пусть по мелочи биты вы
Чаще самого частого,
Но не будут выпытывать
Имена соучастников.

Мы не будем увенчаны...
И в кибитках,
снегами,
Настоящие женщины
Не поедут за нами.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
white
Фиона, здравствуй, я ждала темку.)) Неужели и Губерман, и Рубина... Она, наверное, была тогда совсем молодая..
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Здравствуй, Наташа, как я тебе рада :))) Ты сейчас на форуме нечастый гость :)))
Но всё, что в теме - чистая правда :)))
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lilia Haliulin
Родилась в 1953 году..
"В конце 90-го мы репатриировались"
И здесь нет никакой политики.)
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
white
Лилия, что Вам у Рубиной понравилось? Она так образно пишет!
Я запомнила хорошо "Почерк Леонардо" и совершенно потрясла "Белая голубка Кордовы".
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Lilia Haliulin
"Когда же пойдет снег" - прочла будучи подростком...знаю почти наизусть. Книги с ранними произведениями Рубиной зачитаны "до дыр" и относятся к настольным.
Переболела ли я подростковой болезнью ,или что иное.но последний ее роман "Синдром Петрушки" вызвал ощущение сильной перегруженности и искусственности и вторичности.
"Почерк Леонардо" оставил меня в недоумении, не было уже той Дины Рубиной, воздушности слога и ,"Белая голубка Кордовы" -совсем не Рубина, просто Дэн Браун какой-то, дань моде что-ли? А может , я просто брюзга! Как знать!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
white
Наверное, я не очень хорошо разбираюсь в литературе )) С Рубиной познакомилась недавно и сразу выделила среди многих. ) Постараюсь найти её ранние произведения.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Майя Волина
"Когда же пойдет снег" - прочла будучи подростком...знаю почти наизусть. Книги с ранними произведениями Рубиной зачитаны "до дыр" и относятся к настольным.
Переболела ли я подростковой болезнью ,или что иное.но последний ее роман "Синдром Петрушки" вызвал ощущение сильной перегруженности и искусственности и вторичности.
"Почерк Леонардо" оставил меня в недоумении, не было уже той Дины Рубиной, воздушности слога и ,"Белая голубка Кордовы" -совсем не Рубина, просто Дэн Браун какой-то, дань моде что-ли? А может , я просто брюзга! Как знать!



Согласна полностью!!! Прочитала Рубину всё, что издавалось! Больше всего люблю "Новые Иерусалимцы", "Во вратах твоих", "Вот идёт мессия" и "Синдикат" ( в общем еврейскую тему), и совершенно не поняла "Почерк Леонардо", "Синдром Петрушки" и "Белую голубку Кордовы", как будто не она написала, всё как-то слишком надумано, вывернуто, ненатурально!
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Знаешь, тут не звезды.
И не просто чувство.
Только сжатый воздух
Двигает в искусстве.

Сжатый до обиды,
Вперекор желанью...
Ты же вся - как выдох
Или восклицанье.

И в мечтах абстрактных
Страстно, вдохновенно
Мнишь себя - в антракте
После сильной сцены.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Я с детства не любил овал,
Я с детства угол рисовал.
П. Коган


Меня, как видно, Бог не звал
И вкусом не снабдил утонченным.
Я с детства полюбил овал,
За то, что он такой законченный.
Я рос и слушал сказки мамы
И ничего не рисовал,
Когда вставал ко мне углами
Мир, не похожий на овал.
Но все углы, и все печали,
И всех противоречий вал
Я тем больнее ощущаю,
Что с детства полюбил овал.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Надоели потери.
Рознь религий - пуста,
В Магомета я верю
И в Исуса Христа.

Больше спорить не буду
И не спорю давно,
Моисея и Будду
Принимая равно.

Все, что теплится жизнью,
Не застыло навек...
Гордый дух атеизма
Чту - коль в нем человек.

Точных знаний и меры
В наши нет времена.
Чту любую я Веру,
Если Совесть она.

Только чтить не годится
И в кровавой борьбе
Ни костров инквизиций,
Ни ночей МГБ.

И ни хитрой дороги,
Пусть для блага она,-
Там под именем Бога
Правит Суд сатана.

Человек не бумага -
Стёр, и дело с концом.
Даже лгущий для блага -
Станет просто лжецом.

Бог для сердца отрада,
Человечья в нем стать.
Только дьяволов надо
От богов отличать.

Могший верить и биться,
Той науке никак
Человек обучиться
Не сумел за века.

Это в книгах и в хлебе
И в обычной судьбе.
Черт не в пекле, не в небе -
Рядом с Богом в тебе.

Верю в Бога любого
И в любую мечту.
В каждом - чту его Бога,
В каждом - черта не чту.

Вся планета больная...
Может, это - навек?
Ничего я не знаю.
Знаю: Я человек.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Возьму обижусь, разрублю,
Не в силах жить в аду...
И разлюбить - не разлюблю,
А в колею войду.
И все затопчет колея
Надежды и мечты,
И будешь ты не там, где я,
И я - не там, где ты.
И станет просто вдруг сойтись
И разойтись пустяк...
Но если жизнь имеет смысл,
Вовек не будет так.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
РОДИНЕ

Что ж, и впрямь, как в туман,
Мне уйти — в край, где синь, а не просинь.
Где течет Иордан,—
Хоть пока он не снится мне вовсе.

Унести свою мысль,
Всю безвыходность нашей печали,
В край, где можно спастись
Иль хоть сгинуть, себя защищая.

Сгинуть, выстояв бой,
В жажде жизни о пулю споткнуться.
А не так, как с Тобой,—
От Тебя же в Тебе задохнуться.

Что ж, раздвинуть тиски
И уйти?.. А потом постоянно
Видеть плесы Оки
В снах тревожных у струй Иордана.

Помнить прежнюю боль,
Прежний стыд, и бессилье, и братство...
Мне расстаться с Тобой —
Как с собой, как с судьбою расстаться.

Это так все равно,—
Хоть Твой флот у Синая — не малость.
Хоть я знаю давно,
Что сама Ты с собою рассталась.

Хоть я мыслям чужим,
Вторя страстно, кричу что есть силы:
— Византия — не Рим.
Так же точно и Ты — не Россия.

Ты спасешься?— Бог весть!
Я не знаю. Всё смертью чревато.
...Только что в тебе есть,
Если, зная, как ты виновата,

Я боюсь в том краю —
Если всё ж мы пойдем на такое —
Помнить даже в бою
Глупый стыд — не погибнуть с Тобою.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
В ТРУДНУЮ МИНУТУ

Хотеть. Спешить. Мечтать о том ночами!
И лишь ползти... И не видать ни зги...
Я, как песком, засыпан мелочами...
Но я еще прорвусь сквозь те пески!
Раздвину их... Вдохну холодный воздух...
И станет мне совсем легко идти -
И замечать по неизменным звездам,
Что я не сбился и в песках с пути.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Фиона Амберская, 2 ребенка, беременна 15 недель
Не верь, что ты поэта шире
И более, чем он, в строю.
Хоть ты решаешь судьбы мира,
А он всего только свою.

Тебе б — в огонь. Ему — уснуть бы,
Чтоб разойтись на миг с огнем.
Затем, что слишком эти судьбы
Каким-то чертом сбиты в нем.

И то, что для тебя как небо,
Что над тобой — то у него
Касается воды и хлеба
И есть простое естество.
СсылкаЖалоба принята. Спасибо!Пожаловаться
Поделиться темой:
Подпишитесь на нас