Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Рассылка
Подпишись на рассылку Дети Mail.ru, чтобы быть в курсе главных новостей

В преддверии дня Великой Победы. (О человеке, спасавшем людей.....)

Добрый вечер.
Сегодня я продолжу начатый в прошлом году рассказ о неизвестных, порой удивительных, подвигах русских людей во время великой Отечественной войны.
(в прошлом году была тема https://deti.mail.ru/forum/dosug/prazdniki_pozdravlenija_podarki/o_geroe_velikoj_otechestvennoj_vojny_spasshem_bolee_90_detej/)
В этот раз речь не пойдет о человеке, чей ежедневный, поистине героический, труд во время войны не был известен очень долгое время...
Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
55
Ольг@, 3 ребенка


Гео́ргий Фёдорович Синяко́в (6 (19).04.1903, с. Петровское, Воронежская - 7.02.1978, Челябинск ) — советский хирург, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РСФСР, участник Великой Отечественной войны, спасший в концлагере в Кюстрине (Польша) сотни пленных
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

Впервые о военном подвиге Георгия Федоровича люди узнали только в 1961 году.

Когда одно из самых популярных СМИ СССР, «Литературная газета», напечатала очерк о судьбе легендарной Анны Егоровой – военной летчицы, «летающей ведьмы», как звали ее немцы. В августе 1944 года самолет Анны был сбит под Варшавой и ее, обгоревшую, привезли в концлагерь польского города Кюстрин. Там, помимо пыток и допросов, ее ждала бы мучительная смерть от заражения крови – обширные раны никто и не думал обрабатывать. А если бы немцы нашли ордена и партбилет, то расстрел был бы неминуем.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

Но, на счастье Анны, ее сдали сначала на руки лагерному врачу – хирургу, чье имя с благодарностью произносили не только пленные, но и охрана лагеря, и даже «чистокровные арийцы», управлявшие этим интернациональным адом.

В своих воспоминаниях «ведьма» всегда рассказывала о том, как Георгий Синяков – так звали врача, маскировал затягивающиеся раны Анны под страшные гнойные области на теле. Выглядело все это так ужасно, что немцы боялись даже приближаться к Анне, не говоря уже о том, чтобы вести ее на допросы. И пока фашисты думали, что летчица при смерти, она выздоравливала. Так они протянули до освобождения Кюстрина от фашистов нашими танкистами. Советское командование думало, что Анна погибла и долго не могло поверить в её чудесное воскрешение. После концлагеря, в советской контрразведке её долго допрашивали, издевались, били, устраивали проверки, но в конце концов отпустили. Вернули ордена и медали.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
(Послевоенное)

После этого очерка в Челябинск, доктору Синякову (вот так просто - без адреса, и ведь доходили до адресата) полетели письма от людей, чью жизнь в военном плену спас этот удивительный человек….

Сотни человек трогательно благодарили спасшего их врача, плакали, когда вспоминали своё пребывание в лагере, смеялись, когда писали о том, как Синяков обманывал гитлеровцев и организовывал побеги, рассказывали о том, как сложилась их дальнейшая жизнь. А скромный врач-хирург, ещё в концлагере получивший имя «чудесный русский доктор», никогда доселе не рассказывавший о войне, лишь говорил, что выполнял свой долг, и «не в плену победа делалась».
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

А началась эта история так:

Синяков ушёл на Юго-Западный фронт на второй день войны. Во время боёв за Киев попал в плен. Фрицы взяли его в плен, когда доктор стоял за операционным столом. 1200 дней провел он в плену. Молодой врач прошёл два концлагеря: Борисполь, Дарницу и оказался в Кюстринском концентрационном лагере, который располагался в девяноста километрах от Берлина.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
(Мемориал на месте бывшего Кюстринского концлагеря)

Сюда гнали военнопленных из всех европейских государств. Заключенных других (не советских) лагерных зон поддерживал посылками и медикаментами Красный Крест, но Советский Союз тогда вышел из этой организации. Поэтому, тяжелее всего приходилось русским, которых никто никогда не лечил, они умирали сотнями тысяч. Наши солдаты и простые люди умирали от голода, измождения, простуды и ран. Немцы русских за людей-то не считали, но для них было не выгодно, чтобы заключённые умирали.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
(Послевоенное)

Первую операцию в Кюстрине Синяков проводил под насмешки начальника лазарета доктора Кошеля, заявившего, что от русского врача нельзя ждать больше, чем от немецкого санитара. Насмешки кончились, когда едва стоявший на ногах от слабости и голода врач блестяще провел на глазах «экзаменаторов» резекцию желудка. Синякова тут же перевели в ревир – лагерный лазарет, и назначили штатным хирургом. С тех пор он практически не отходил от операционного стола – больных и раненых было огромное количество.

Фашисты приказали Синякову лечить не только французов, поляков, болгар, но и немецких солдат, которые были охранниками в концлагере. Синяков за это потребовал, иметь возможность лечить русских пленных и оборудовать ему операционную. Комендант лагеря согласился. С помощью нехитрых медицинских инструментов, Георгий Синяков, ставил на ноги своих соотечественников.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
(фото спасенных доктором солдат)

Через некоторое время, после того как Георгий стал работать врачом в концлагере, весть о нём, как о гениальном враче разошлась далеко за пределы концлагеря. Немцы стали к пленному русскому врачу, привозить своих родных и знакомых в особо крайних случаях . Однажды Синяков оперировал немецкого мальчика, подавившегося костью. Когда ребёнок пришёл в себя, заплаканная жена фашиста, поцеловала руку русскому врачу и встала перед ним на колени. После этого Синякову был назначен дополнительный паёк, а также стали положены некоторые льготы, типа свободного передвижения по территории концлагеря, огороженного тремя рядами сетки с железной проволокой. Врач же частью своего усиленного пайка с первого дня делился с ранеными: обменивал сало на хлеб и картошку, которой можно было накормить большее число заключённых.

Вместе с Павле Трпинацем, югославским профессором медицины и капралом Гельмутом Чахером, немцем-переводчиком, сочувствовавшим русским, Синяков спас множество жизней в самом концлагере, а заодно организовал немалое количество успешных побегов.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

Георгий Федорович и Павле лечили раненых и помогали окрепнуть военнопленным, пряча их в инфекционном бараке, куда немцы не заходили, боясь подцепить заразу. Чахер же разрабатывал маршруты побега, доставал компасы и часы для беглецов, рисовал карты. Так удалось спасти восемнадцатилетнего москвича Илью Эренбурга – тезку советского публициста. Вряд ли парень с таким именем сумел бы выжить в концлагере.

Надсмотрщики спрашивали Синякова, кивая на Эренбурга: «Юде?». «Нет, русский», — уверенно и чётко отвечал врач. Он знал, что с такой фамилией у Ильи нет ни единого шанса на спасение. Доктор, спрятав документы Эренбурга, так же, как прятал награды лётчицы Егоровой, придумал раненому молодому парню фамилию Белоусов. Понимая, что смерть идущего на поправку «юде» может вызвать вопросы у надсмотрщиков, месяц доктор думал, как быть. Он решил имитировать внезапное ухудшение здоровья Ильи, перевёл его в инфекционное отделение, куда фашисты боялись нос совать. Парень «умер» здесь. Илья Эренбург «воскрес», перешёл линию фронта и закончил войну офицером в Берлине.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

Ровно через год после окончания войны доктор отыскал молодого человека. Чудом сохранилась фотокарточка Ильи Эренбурга, которую он прислал «русскому доктору», с надписью на обороте, что Синяков спас его в самые трудные дни жизни и заменил ему отца.

Ровно через год после войны спасённый Синяковым Илья Эренбург прислал фотокарточку с благодарностями:
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

(В музее истории медицины Челябинска есть стенд, посвящённый Синякову. Власти города, где он работал после войны, решили увековечить память Георгия Синякова)

Способы спасения солдат были разными, но чаще всего Георгий стал использовать имитацию смерти. К счастью, никому из гитлеровцев не пришло в голову подумать, почему большинство раненых заключённых, которым удавались побеги, прошли перед этим лечение у «русского доктора». Георгий Фёдорович научил больных имитировать собственную смерть. Громко констатировав фашистам, что очередной солдат умер, Георгий знал, что жизнь ещё одного советского человека спасена. «Труп» вывозили с другими действительно умершими, сбрасывали в ров неподалёку от Кюстрина, а когда фашисты уезжали, пленный «воскресал», чтобы пробраться к своим.
Было и наоборот… Когда в лагерь привезли пленных советских летчиков, Синяков констатировал их смерть, вывезя в ров тела других погибших. А летчиков под другими именами прятал в «инфекционке» до тех пор, пока не организовал побег для каждого из них.
(Позже, когда о подвиге «русского доктора» рассказала Анна Егорова, живые лётчики-легенды нашли Георгия Синякова, пригласили в Москву. Туда же на самую душевную на свете встречу прибыли сотни других спасённых им бывших узников Кюстрина, которым удалось выжить, благодаря умнейшему и отважному Синякову. Врача боготворили, благодарили, обнимали, звали в гости, возили по памятникам, а ещё с ним плакали и вспоминали тюремный ад.)
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка

Потом Георгий Федорович возглавил подпольный комитет. Он распространял листовки, где рассказывалось об успехах Советской армии (слухи об успехах Советской армии просачивались и сюда), поднимал дух советских пленных: уже тогда доктор предполагал, что это — тоже один из методов лечения. Синяков придумал такие способы лечения, которые на самом деле отлично затягивали раны больным, но с виду эти ранения выглядели свежими.

Именно такую мазьдоктор использовал, когда фашисты подбили лётчицу, впоследствии рассказавшую об удивительном хирурге миру - легендарную Анну Егорову .
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
(Послевоенное)

Когда до лагеря дошли новости о том, что медленно, но неуклонно советские войска теснят немцев. Подпольным комитетом было решено поднять восстание, но внезапно немцы разделили пленных на три партии.
Первую погрузили в вагоны и отправили в сторону Германии, вторую погнали куда-то через реку пешком, а тех, кто не мог идти или был ранен, оставили в лагере для уничтожения. Синяков уговорил переводчика пойти к фашистскому начальству и стал просить гитлеровцев пощадить измученных пленников, не брать ещё один грех на душу. Переводчик с трясущимися от страха руками передал слова Синякова фашистам. Они ушли из лагеря без единого выстрела. И тут же в Кюстрин вошла танковая группа майора Ильина.
Оказавшись среди своих, доктор продолжил оперировать. Известно, что за первые сутки он спас семьдесят раненых танкистов. В 1945-м Георгий Синяков расписался на рейхстаге.
Приёмный сын Георгия Фёдоровича, Сергей Мирющенко, позже рассказывал такой любопытный случай. Как врач, Синяков никогда не любил пиво. Но однажды в лагере стал свидетелем спора другого пленного советского доктора с фашистским унтером. Отважный доктор говорил фашисту, что ещё увидится с ним в Германии, в Берлине, и выпьет кружку пива за победу советского народа. Унтер в лицо смеялся: мы наступаем, берём советские города, вы гибнете тысячами, о какой победе ты говоришь? Синяков не знал, что стало с тем пленным русским, потому решил в память о нём и о всех несломленных солдатах зайти в мае 1945-го в какой-то берлинский кабачок и пропустить кружку пенного напитка за победу.
СсылкаПожаловаться
Еже Вика
Молодец,не только лечил прекрасно,но и обладал даром убеждения(по моему мнению)
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка


С Павле Трпинацем Георгию Федоровичу удалось увидеться еще раз, когда тому вручали орден Отечественной войны. Гельмута Чахера переводили из одного концлагеря в другой, но, в конце концов, он нашел способ перейти линию фронта и остаться в Советском Союзе. Сам же Георгий Федорович Синяков после войны переехал в Челябинск. Он работал заведующим хирургическим отделением медсанчасти легендарного ЧТЗ, преподавал в мединституте. О войне не говорил. Студенты вспоминали, что Георгий Фёдорович был очень добрым, подчёркнуто вежливым, интересным и спокойным человеком. Многие и не предполагали, что он был на войне, а про концлагерь и вовсе не думали. Умер Георгий Федорович в 1978 году….

Известно, что свой день рождения Синяков отмечал в день окончания Воронежского университета, считая, что родился тогда, когда получил диплом врача. Он не имел в своей жизни громких званий, не был удостоен больших наград (биография для того времени была неподходящая…). Но этой был настоящий человек! Сын своей Родины - Георгий Федорович Синяков.
СсылкаПожаловаться
Надёна, 4 ребенка
Вооот. Такие люди как правило не рассказывают о войне. Я дедушку так просила! Грустнел и молчал((
СсылкаПожаловаться
Олька, 2 ребенка
И мой прадед не рассказывал....
СсылкаПожаловаться
Maria Heinz
Да.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
У меня все. Спасибо за внимание!
СсылкаПожаловаться
illaryia, 2 ребенка
Огромное спасибо!
СсылкаПожаловаться
Огромное спасибо за такие темы!!
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
С наступающим праздником!!! Мирного неба!
СсылкаПожаловаться
Надин Губер, 2 ребенка
Спасибо за тему! Бедные люди, сколько мучений.
СсылкаПожаловаться
Ольг@, 3 ребенка
Большинство из них еще и удивительно скромные.... по многим отзывам - ветераны не очень рассказывали о войне, видимо слишком ужасно там было....
С Днем Победы!!!!
СсылкаПожаловаться
Madame
Спасибо за тему!
СсылкаПожаловаться


Подпишитесь на нас
Новости Дети Mail.ru