Mail.ruПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Рассылка
Подпишись на рассылку Дети Mail.ru, чтобы быть в курсе главных новостей

Баратынский

Пушкин называл его оригинальным поэтом. Белинский считал поэтом второстепенным. Бродский ставил его выше Пушкина.
«Он шёл своею дорогой один и независим».
Евгений Баратынский – великий русский поэт.
 
Темы Мадам НД «Пушкин наше всё»:
Предки и семья
Дон Жуанский список
Александр + Натали
Дети и потомки
 
Тема закрытаТема скрыта
Пожаловаться
ОтписатьсяПодписаться
Комментарии
84
Евдокия
Согласно семейному преданию, род Боратынских имел древнее происхождение. Сохранилась легенда о том, что его основателем был вождь языческого племени V века Зоард, прославившийся как храбрый воин и защитник придунайских земель. Свою фамилию дворяне Боратынские получили от названия замка «Боратынь» - «Богом ратуемый», «Божья оборона», построенного в ХIV веке другим легендарным предком - Дмитрием Божедаром, которому за воинские подвиги был пожалован герб польским королем.

PS Родовая фамилия поэта – Боратынский, но сам поэт и его родные нередко именовались и Боратынские и Баратынские.

Замок Боратынь. Е.А. Баратынский. Рисунок из альбома. 1816
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Один из потомков Дмитрия Божедара, некий Иван Петрович Баратынский, в 1660-е годы переехал из Польши в Россию и принял православие, поступив на службу к московскому царю Алексею Михайловичу. С этого момента началась история Баратынских на русской земле. И здесь они проявили себя как благородные воины и защитники своего нового Отечества, за что награждались русским правительством поместьями, орденами и другими знаками высшего благоволения.

Герб рода Баратынских
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Дед поэта, Андрей Васильевич, являлся правнуком Ивана Петровича Баратынского, покинувшего Польшу и поселившегося со своей семьей в России. В России он прославился своими сыновьями - кадровыми офицерами, сыгравшими в русской истории одну из видных ролей и сделавшими блестящие карьеры во время правления императора Павла I: Абрам Андреевич (отец поэта) вышел в отставку генерал-лейтенантом, Богдан Андреевич - контр-адмиралом, Илья Андреевич - вице-адмиралом, Пётр Андреевич - генерал-лейтенантом.
Семейную традицию в выборе рода деятельности продолжили братья поэта. Среди них особо отличился Ираклий Абрамович - генерал-лейтенант, губернатор городов Ярославля и Казани, сенатор.

Андрей Васильевич Баратынский, дед Е.А. Баратынского
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Отец - Абрам Андреевич Баратынский был кадровым военным, участник русско-шведской войны 1788-1790 годов, состоял в свите императора Павла I, был командиром Лейб-гвардии Гренадерского полка, вышел в отставку в чине генерал-лейтенанта.

Абрам Андреевич Баратынский, отец Е.А. Баратынского
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Мать Александра Фёдоровна Баратынская (урождённая Черепанова) дочь коменданта Петропавловской крепости Фёдора Степановича Черепанова, выпускница Смольного института, фрейлина императрицы Марии Фёдоровны.

Александра Фёдоровна Баратынская, мать Е.А. Баратынского
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Евгений Абрамович Баратынский родился 2 марта 1800 года в имении Мара Тамбовской губернии. Он был старшим ребёнком. Воспитание детей было поручено двум гувернерам-французам. С самого детства с ними также занимались отец и мать. В пять лет Баратынский уже знал русскую грамоту, мог и читать и писать. 15 июня 1805 года Абрам Андреевич в письме к своему отцу пишет: «Бубенька уже выучился грамоте и теперь пишет. У него ... понятие очень хорошее, и мы, игравши с ним, его учим».

Имение Баратынских в Маре
Усадебный дом
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Вскоре родители решили подыскать Евгению специального воспитателя - «дядьку». Этим человеком стал итальянец Джьячинто Боргезе, который познакомил мальчика с итальянским языком. Боргезе умер, приняв православие, и похоронен в церковной ограде села Вяжли. Именно Боргезе относится послание «К дядьке-итальянцу», написанное Баратынским за две недели до смерти в Неаполе. Евгений Абрамович хорошо владел и французским, принятым в доме Баратынских, и лет с восьми уже писал по-французски письма. Детство будущего поэта было весёлым и беззаботным. Здесь, в Маре, в окружении прекрасной тамбовской природы, на прогулках, во время уединённых мечтаний рождались первые поэтические строчки.

Вознесенская церковь
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Грот
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Весной 1808 года маленького Евгения отвезли в Петербург и отдали в частный немецкий пансион, где он должен был выучиться немецкому языку и подготовиться к поступлению в Пажеский Корпус. В пансионе он провёл 4 года (с 8 до 12 лет). Немецкий язык ему не очень давался, да и отношения с приятелями его не радовали. Уже в 8 лет он писал матери о своих школьных товарищах: «Я надеялся найти дружбу, но нашел только холодную и аффектированную вежливость, дружбу небескорыстную: все были моими друзьями, когда у меня было яблоко или что-нибудь иное».

Евгений Баратынский
СсылкаПожаловаться
Хатуль Мадан
В 8 лет? Таким слогом? Это точно не более поздние дневники?
СсылкаПожаловаться
Евдокия
В 1810 году умирает отец Баратынского - Абрам Андреевич. Живое участие в судьбе племянника принимают братья Абрама Андреевича: Богдан Андреевич (вице-адмирал), Илья Андреевич (вице-адмирал) и Петр Андреевич (генерал-майор). По прошению Петра Андреевича и на его содержании в декабре 1812 года в 12 лет Евгений Баратынский был принят в Пажеский корпус.

Богдан Андреевич, Илья Андреевич, Петр Андреевич Баратынские
Дяди Е.А. Баратынского
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Что это было за учебное заведение – Пажеский корпус и кто такие пажи?
Пажеский Его Императорского Величества корпус - закрытое привилегированное военно-учебное заведение, которое готовило чинов для придворной, военной и гражданской службы. Само звание «пажей» было учреждено в России Петром I, который в 1711 году, при возвещении Екатерины I своей супругой, образовал по образцу германских дворов, придворные чины.
При Екатерине I и Петре II пажи лишь изредка привлекались к придворной службе. В то время они жили в домах своих родителей, часто без всякого надзора, проводя время вне службы, а иногда и на службе далеко не соответственно своему званию и близкому ко Двору положению. Имеются сведения, что они не редко буянили и случалось, как значится в записях, что: «За непорядочные поступки и неоднократно чинимые продерзости — арестовывали и сняв камер-пажескую ливрею учиняли довольное наказание розгами, держа потом неодпускно».

Императрица Екатерина I
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Некоторое упорядочение в организации пажей было произведено в царствование императрицы Елизаветы Петровны, а именно указом 5 апреля 1742 года утверждается комплект в числе 8 камер-пажей и 24 пажей. Учитывая близость пажей к Высочайшим Особам, а также их, до сего времени значительное невежество и невоспитанность, Императрица учреждает для них нечто вроде придворной школы, где пажи обучаются истории, географии, арифметики, французскому и немецкому языкам, а также танцам и фехтованию. Но, к сожалению, придворная служба, поглощающая много времени, мешала правильному обучению, а внешний лоск мало прививался, т. к. пажам приходилось жить вне дворца, в обществе, далеко не отличавшемся мягкостью нравов.

Императрица Елизавета Петровна
СсылкаПожаловаться
Евдокия
В таком положении пажи оставались до 1759 года, когда по повелению императрицы Елизаветы Петровны, камер-пажи и пажи, с целью большего удобства и надзора над ними, были собраны для жительства в доме адмирала Брюса. Инструкцией было определено время для дежурств во дворце и для занятий научными предметами. Тогда же повелели обучать пажей чужестранным языкам, геометрии, географии, фортификации, истории, рисованию, битве на рапирах и эспадронах, танцам, русской грамматике и словесности и всему, что необходимо для честного дворянина.

Это была первая попытка образовать придворный пансион, который с 1759 г. получил официальное название «Пажеский Ея Императорского Величества Корпус».
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Пажи являлись приближёнными императорской фамилии, поэтому в Пажеский корпус принимались дети и внуки главным образом особ первых трех классов по «Табели о рангах». Императрица Екатерина II, желая поднять уровень воспитания и образования пажей, указом 1762 г. повелела определять в Пажеский Корпус исключительно детей дворян, известных своими заслугами перед Родиной, а штат пажей определить в числе 6 камер-пажей и 40 пажей.
В 1766 году отправляется за границу для обучения и совершенствования 6 пажей, в числе которых был А. Радищев (автор «Путешествия из Петербурга в Москву»). В 1795 году было поведено пересмотреть образ учения в Пажеском Корпусе и ввести в нем общий для всех русских училищ порядок.

Императрица Екатерина II
СсылкаПожаловаться
Евдокия
В 1810 году Пажескому корпусу было дано помещение, в котором он и помещался до 1917 года, а именно, бывший дворец графа М. И. Воронцова на Садовой улице, против Гостиного Двора (ныне Суворовское училище). Обучение длилось 6 (с 1860-х гг. - 7) лет. Выпускники Пажеского корпуса получали офицерское звание и преимущественное право зачисления в гвардию, на гражданскую или придворную службу. Так как Евгений Баратынский был сыном генерал-лейтенанта (третий класс по «Табели о рангах»), он имел возможность поступить в корпус, сдав предварительные экзамены.

Пажеский корпус. Воронцовский дворец. Суворовское училище.
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Обучение не было для Евгения Абрамовича трудным. Его дядя, Богдан Андреевич нанял ему учителя по математике, в которой мальчик делал успехи. Однако больше Евгения привлекала морская служба, о переводе в которую он мечтал. Матери он писал: «Я не могу служить в гвардии: её слишком берегут. Во время войны она ничего не делает и остается в постыдном бездействии. И вы назовете это жизнью? Нет, беспрерывный покой не может назваться жизнью. Верьте мне, милая маменька, можно привыкнуть ко всему, кроме бездействия и скуки. Я бы даже предпочел в полном смысле несчастие - невозмутимому покою. По крайней мере живое и глубокое чувство захватило бы мою душу, по крайней мере сознание моих бедствий удостоверяло бы меня в том, что я существую. В самом деле, я чувствую, что мне всегда нужно что-либо опасное, чтобы меня занимало, - иначе я скучаю».
Евгений и не предполагал тогда, что желание бедствий исполнится очень скоро и так сильно отразится на дальнейшей жизни.

Е.А. Баратынский в 1810 году
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Начальником его отделения был тогда некто Кристафович, как писал Баратынский о нём Жуковскому «человек во всём ограниченный, кроме в страсти своей к вину». Он не полюбил мальчика с первого взгляда и с первого дня вступления его в корпус уже обращался с ним «как с записным шалуном». Кристафович был ласковый с другими детьми и груб с Евгением Абрамовичем. Эта несправедливость не могла не ожесточить ребёнка. Позже, в письме Жуковскому Баратынский писал: «дети самолюбивы не менее взрослых, обиженное самолюбие требует мщения, и я решился отмстить ему». Первые шалости были вполне невинными: большими каллиграфическими буквами он написал на лоскутке бумаги слово «пьяница» и прилепил его к спине своего неприятеля. Но товарищи на него донесли, и он три дня просидел под арестом, сердясь на самого себя и проклиная Кристафовича. Эта шалость сказалась на отношении преподавателей к мальчику. Он получал от них беспрестанные и часто несправедливые оскорбления и вместо того, чтобы дать ему возможность оправдаться, они отняли у него всякую надежду и желание вернуть их расположение. Живой нрав и большое воображение Баратынского уже через год после поступления в Корпус послужили преподавателям считать его «почти чудовищем».

Обер-офицер и камер-паж
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Навязанная преподавателями роль шалуна заставила Баратынского и самому надеть на себя эту маску. «Корпусное молодечество и воображение, испорченное дурным чтением» побудили Баратынского на третий год обучения создать общество мстителей, цель которого - мучить начальников. Пятеро мальчиков сбирались каждый вечер на чердаке после ужина и устраивали пир из всего, что удалось вынести с общего стола. Они оплакивали свою судьбу, выдумывали разного рода проказы, которые после решительно приводили в действие. Учителя находили свои шляпы прибитыми к окнам, офицеры приходили домой с обрезанными шарфами. Один раз они всыпали толченых шпанских мух в табакерку инспектора, от чего у него раздулся нос. Выдумав шалость, они по жеребью выбирали исполнителя, он должен был отвечать один, если попадется; но самые смелые проказы Баратынский обыкновенно брал на себя, как начальник.

Воронцовский дворец. Пажеский корпус.
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Вскоре в общество был принят еще один товарищ. Ребята давно замечали, что у того водятся большие суммы денег (100 или 200 рублей каждую неделю). Оказалось, что он подобрал ключ к бюро своего отца, где большими кучами лежат казенные ассигнации, и всякую неделю брал оттуда по нескольку бумажек. С тех пор ужины на чердаке стали гораздо богаче прежних. Однако вскоре новому товарищу пришлось уехать в Москву к больной матери. Ключ от бюро он передал своему родственнику Ханыкову и Баратынскому со словами «Возьмите его, он вам пригодится». Не желая расставаться с богатыми ужинами, ребята разработали план, по которому Баратынский и Ханыков в святки должны были посетить дом отца того мальчика и совершить кражу крупной суммы денег. Задуманное быстро исполнили, выпив перед этим бокал ликёра для храбрости, а добытые деньги истратили на сладости.

Паж и камер-паж
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Провинившиеся были тотчас уличены, и вскоре последовало «высочайшее» решение – из корпуса отчислить и впредь ни на какую службу не принимать. Александр I оставлял им только один путь для искупления вины – служба рядовыми. Дворянин в форме низшего чина – явление редкое для тех времён. В рядовые попадали, как правило, дворяне, прогневившие царя или пожелавшие служить в военной службе, но не обученные грамоте. Осознав во всей глубине совершённое, 16-летний Баратынский пережил глубокие душевные страдания. Близко знавший его Н. Путята писал – «Несчастие, столь рано постигшее Баратынского, наложило на его характер ту глубокую задумчивость и грусть, которыми так искренне проникнуты все его произведения».
По исключению из Пажеского Корпуса Баратынский около года мотался по разным петербургским пансионам. Содержатели их, узнавая, что он тот самый, о котором тогда все говорили, не соглашались держать его у себя боле. Евгений Абрамович мучительно переживал эти события и «сто раз готов был лишить себя жизни». Наконец, в апреле 1816 года он уехал в деревню к моей матери.

Император Александр Павлович
СсылкаПожаловаться
УППсиха
Не надо было воровать!


СсылкаПожаловаться
Евдокия
К родным Евгений вернулся сухой, бледный, с впалыми глазами. Чем больше проходило времени, тем больше его угнетали его проступок и его последствия. Здоровье его не выдержало таких душевных переживаний, и он впал в жестокую нервическую горячку, из которой его едва спасли. Более двух лет провёл Евгений на Смоленщине в селе Подвойском под надзором дядюшки Богдана Андреевича Баратынского. Находясь в деревне, он нашел небольшое общество молодежи, которая старалась жить весело, и он был увлечен в ее забавы. «Мы здесь проводим время приятно, все поют, смеются», - писал он матери. Но это не мешало ему добавлять: «О счастии много спорим, но эти споры напоминают споры нищих, рассуждающих о философском камне». Всё это время его родные пытались смягчить участь племянника и добиться милости императора. Но всё оказалось безрезультатным. Тогда Баратынский, по совету родных, принимает решение – смыть свой позор службой рядовым. Осенью 1818 года 18-летний Евгений вернулся в столицу с решением определиться рядовым в гвардейский Егерский полк.

Гостевая комната и Столовая в Маре
реконструкция
СсылкаПожаловаться
Евдокия
В Санкт-Петербурге Баратынский сразу подал прошение, и в феврале 1819 года был зачислен в Лейб-гвардии Егерский полк. «Егерь» в переводе с немецкого означает «охотник, стрелок». Вид легкой пехоты и легкой кавалерии, формировались из лучших стрелков и действовали в рассыпном строю. В прусской армии егеря (их набирали из сыновей лесничих и охотников) доказали свою эффективность в Семилетнюю войну. Для действий на пересеченной местности нужны были не стройные сомкнутые ряды, а небольшие отряды ловких и метких стрелков, способных действовать поодиночке. В русской армии по образцу европейских были созданы отделения лёгкой стрелковой пехоты. «Гренадеры и мушкетеры рвут на штыках, — говорил Суворов, Александр Васильевич, — а стреляют егеря».

Штаб-офицер, унтер -офицер и рядовой Лейб-гвардии Егерского полка
СсылкаПожаловаться
Евдокия
Петербургские квартиры Егерского гвардейского полка в течение ста лет находились у Семёновского плаца. В столице Егерский полк сначала занимал семёновские казармы на Звенигородской улице (позже названные «староегерскими»), а затем переехал в специально построенные для него «новоегерские» казармы на Рузовской улице, д. 14, 16, 18.

СПб, Рузовская ул., казармы Лейб-Гвардии Егерского полка
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Вы не ввели текст комментария
Вы не ввели текст комментария


Подпишитесь на нас
Новости Дети Mail.ru