Главная Рассказы о родах Как меня вдруг стало трое

Рассказы о родах

Как меня вдруг стало трое

27

Вся беременность моя прошла в изучении разной научной и околонаучной литературы о беременности и родах, о многоплодной беременности и родах. Интернет был мною вспахан и взборонен вдоль и поперек. Было у меня и пара книжек, но какие-то они грустные, одни страшилки, которые я сознательно предпочитала не читать, читала только позитивные рассказы. Все пыталась обрести позитивный настрой на роды, уверенность, что все будет хорошо.

Всю беременность меня мучил вопрос, когда же я рожу. Предполагаемая дата родов по критическим дням – 20 апреля 2012 года. Но при двойне, да тем более монохориальной, рожать мне было предназначено раньше. Вопрос в том, когда же?
В итоге я пришла к выводу, что в 36 недель я начну рожать, то есть меня, как обещали врачи, положат в отделение патологии беременности, и я буду нервно ждать. Так оно и вышло.
Так, да не совсем так…

Роддом я выбрала тот, где рожала моя сестра, и выбрала доктора, которого многие рекомендовали, и о котором не было плохих отзывов. Съездила в роддом в 32 недели, заключила договор на сервисные роды и познакомилась с врачом, пообщались, назначили дату УЗИ.

На УЗИ разница в весе малышек была порядка 500 грамм, но врач сказал, что в моем случае с монохориальной двойней это укладывается в рамки нормы, чтоб я не переживала, что кровоток хороший и это нам ничем не грозит, кроме родов в 36-38 недель. Еще врач сказал, что критичной будет разница более 600 грамм. Больше УЗИ я не делала.

В последний поход в ЖК взяла направление в патологию и поехала сдаваться в роддом с вещами в понедельник - 26 марта, срок был 36 недель и 4 дня. И меня уже потрясывало на нервной почве, так как те самые 36 недель настали, и рожать я могла начать в любой момент.

В роддоме оказались неудобные кровати, палата на 4-х человек, которые постоянно каждую ночь рожали, т.е. спать не получалось, как следует. Это единственное неудобство, которое я там испытала. Еще была неприятная новость, доктор мой должен был через неделю уехать на учебу в другой город и если бы я не разродилась на этой неделе, то рожать пришлось бы с другим доктором. Но с кем? Я опять переживаю, нервничаю.

Вторник. УЗИ. Разница в весе плодов 1 кг и почти 100г. И уже в заключении я вижу, что нам пишут синдром внутриутробной задержки развития первого плода. Паника. А врач успокаивает, что все органы развиты, кровоток хороший, что все хорошо, просто плод маленький. Но, на всякий случай решили меня показать профессору, завкафедрой акушерства медакадемии.

Среда. Полдня в ожидании приезда профессора. Приехал, меня не стал смотреть, говорит, достаточно документации, так как УЗИ свежее. Полдня жду, что же скажет профессор. Ах, эти ужасные ожидания! Все время приходится чего-то жать, это так нервирует!

Сижу, жду в палате своего доктора, который обещал озвучить вердикт профессора. Заходит другой врач, собирает информацию о пациентах, которые в предстоящее воскресенье будут голосовать на выборах прямо в больнице. А мне он и говорит, что мои сведения ему не нужны, так как в воскресенье меня тут уже не будет. Как это не будет? Так быстро не рожают и не выписывают. А Вы разве не знаете, сказал он, Вас завтра переводят в Областной перинатальный центр?

Нет слов, я опять в панике. Зачем меня переводить, я хочу тут рожать.
Пошла искать своего врача, который был удивлен, что мне рассказали уже и сказал, что профессор увидел симптомы фетофетальногой трансфузии, и рекомендовал перевод в ПЦ. Но я могу отказаться, если хочу рожать тут, что мне решать. А что я могу решить? Кто я такая, чтоб не соглашаться с мнением профессора? Я, конечно же, согласилась на перевод (деньги за несостоявшиеся сервисные роды мне вернули).

Четверг. Сказали собрать вещи и ждать скорую помощь, которая меня перевезет в ПЦ. Повезли, почему-то по окружной дороге, которая разбита, меня так растрясло, что чуть не стошнило. Привезли в ПЦ. Удивилась, насколько это масштабное здание современной постройки, как там красиво. В приемном отделении меня посмотрели, послушали сердцебиения плодов и проводили в отделение патологии беременности, где меня поселили в палату на двух человек. Палата почти ничем не отличалась от номера хорошей гостиницы 4-звездного уровня. Дали кучу направлений - на УЗИ, на анализы, на КТГ. УЗИ – результат тот же, разница почти в 1100 г, но все остальное хорошо. Кто мой врач? Я так и не поняла. Тишина весь день.

Пятница. Приехала мама после обеда. Я расплакалась, что никто мне ничего не говорит, что врач со мной не говорила, что я так и не поняла, зачем меня перевели и чего я тут жду, если уже 38-ая неделя пошла. Мама нашла заведующую отделением, поговорила с ней, и она вызвала меня к себе на беседу, где все рассказала, что, к чему, и каков план ведения родов.

Перевели меня, как оказалось, из-за веса первого плода, менее 2 кг. А это значит, что с таким весом детей не выписывают, и они нуждаются в дохаживании, и что в любом случае меня перевели бы в ПЦ, даже если родила бы в другом роддоме, так как в ПЦ только есть отделение патологии новорожденных. Сказала, что в понедельник начнут стимуляцию, сначала будут готовить шейку, а потом, если родовая деятельность не начнется, проколют пузырь, после чего должны начаться схватки.

Суббота. С утра пришла врач, она же завотделением. Как оказалось, она и есть мой врач. Вызвала на осмотр. Сказала, что не видит смысла ждать до понедельника, спросила мое согласие начать стимуляцию сейчас. Я согласилась. Поставили внутрь таблетку для размягчения шейки, еще таблетку под язык. Уже начала не просто переживать, а бояться родов. Через час начал болеть живот, позже начало схватывать, а после обеда все прекратилось. Ну вот, только настроилась, что началось. Обещали, что уже ночью могу родить, а все пропало.

Вечером начала отходить слизистая пробка, отходила до утра, утром вышли ее остатки. КТГ делали 3 раза в день.

Воскресенье. Дежурный врач повторила манипуляции с таблетками. Снова стало прихватывать, снова жду родов, и снова к вечеру все прошло. Ну сколько можно ждать?

Понедельник. Опять 25!!! Снова таблетки и туда, и туда. КТГ 4 раза в день, после обеда еще добавили КТГ, 5 раз в день. КТГ рисует схватки, но не регулярные и редкие. А к вечеру опять все прошло.

Вторник. Сплю. В ПЦ я стала высыпаться, так как нас мало, и никто в палате не начинал рожать, не охал и не ахал. В 7 утра заходит медсестра, говорит, чтоб я быстрее подмылась и бегом в смотровую, будут прокалывать пузырь. Я даже испугаться не успела, и не успела ничего сообразить, о чем потом немного пожалела.

В смотровой дежурный врач, говорит, что мне назначила мой врач прокол и что после начнутся схватки. Чтобы после прокола я покушала, если хочется, но немного. А медсестра сказала, что лучше не кушать все же, а то стошнит.

Прокололи, потекла теплая водичка. Воды светлые, чистые, как сказала врач. Еще долго потом что-то из меня текло. Я испугалась еще больше, с одной стороны хотелось поскорее родить, с другой – не хотелось, было страшно. Будет же больно, а я очень плохо переношу боль. Через полчаса начал сильно болеть живот. Сначала просто болел, потом начало схватывать. Кушать уже не хотелось, начало тошнить. Схватки усиливались и уже было тяжело и сидеть, и ходить, и лежать. Все металась по палате и по коридору, искала удобную позу. Оказалось, что удобнее всего опереться на поручни в коридоре и так на них висеть. Между схватками было легче ходить, но, в целом, было не легче, живот болел постоянно. Сначала сама ходила на КТГ, потом мне привезли прибор в палату и там уже делали КТГ каждый час.

Сестра приехала в 9 часов, у меня были партнерские роды. Но состояние было такое, что я не могла ей уделять внимание, она просто помогла собрать вещи, звала врача, когда я просила, когда мне казалось, что я уже не могу терпеть боль. Но это только казалось. И оказалось, что это цветочки. Настоящая боль была потом в родзале.

Врач сказала, что раскрытия нет, но шейка мягкая, что рожать еще рано. Что переведут меня в 13 часов в родильное отделение. И я ждала. Это было очень долгое ожидание, казалось, что каждая схватка длится целую вечность.

И вот долгожданные 13 часов, мне сказали взять вещи и идти за медсестрой. И я пошла, точнее медленно-медленно, почти ползком, часто останавливаясь, опираясь на поручни плелась за медсестрой. С 3 этажа на лифте мы поднялись на 4 этаж, меня переодели во все одноразовое и повели по коридору, где на каждой двери было написано «Родзал №…» Номер своего родзала я уже и не помню.

Зашли в родзал. Какое большое помещение, как жарко! И сколько тут всего! Приборы, оборудование, как в космическом корабле. И кровать! Я так удивилась, что кровать с постельным бельем. А где кресло? Предложили лечь на кровать, укутали. Пришел врач, Фролов Дмитрий Андреевич, стал проводить беседу, что и как, план родов.
В беседе врач сказал, что мне поставят капельницу для стимуляции схваток, так как они у меня очень слабые и редкие, что раскрытия практически нет, что если будет больно (а что, сейчас мне не больно?), то сделают обезболивание, а если совсем будет нестерпимая боль, то сделают местную анестезию.
И понеслось…

С утра я думала, что живот болит сильно. Как бы ни так! Поставили капельницу с окситоцином. Капельница электронная, программируется. Доктор озвучил медсестре дозировку, медсестра поставила катетер, от которого у меня потом три дня синела рука, понажимала кнопочки на аппарате, и меня в ту же секунду словно ударяло током. Вот это была боль, настоящая, сильная! Такую боль я точно никогда не испытывала! Как меня скрючило на первой схватке, так и лежала я окоченевшая до тех пор, пока не сказали волшебное слово «какай», которое с тех пор приобрело для меня совершенно иной смысл.

Какие там фитболы? Какой душ! Об этом только красиво пишут в журналах и на форумах. Мне казалось, что это фантастика. Я от боли не могла пошевелиться даже.
Мне поставили датчики КТГ, по датчику для каждого плода, и пытались привязать ко мне эти датчики, но они постоянно сползали с моего гигантского живота. Я лежала сначала на спине, но, так как датчики не хотели фиксироваться, меня просили повернуться на левый бок. А я не могла! Меня всем миром как-то повернули, но и это не помогло. В итоге, датчики все 3,5 часа держала медсестра. И постоянно один датчик сбивался, и оба фиксировали один пульс, а должно быть два. И все из-за этого жутко нервничали, особенно я. Я должна была слышать два сердцебиения! Мне так было спокойнее. Я пыталась контролировать весь процесс родов, хоть и не могла шевелиться и порою не могла даже стонать.

Конечно же, меня стало тошнить, и хотелось пить, но от воды тошнило еще больше. Мне придвинули такую чашу на подставке к моей волшебной кровати, но к счастью она так и осталась пуста.

Начались сильные, на мой взгляд, схватки. На начале схватки было очень жарко, и я вся была мокрая, в конце меня уже трясло от холода. Моя сестра, что сидела рядом на табуреточке, то и дело закутывала и раскутывала меня. Отдыхать между схватками? Спать? Мне казалось, что это тоже фантастика. Между схватками было так мало времени, что успевала только отдышаться, потому что на схватках не хватало сил даже дышать. Мне казалось, что у меня остановится сердце, так как не хватало воздуха и мне казалось, что я задыхаюсь. На схватке я молчала. Я не то, что кричать, я стонать не могла, просто не было сил даже подать голос. Зато в конце мне сказали: «Какая молодец, даже не пискнула».

Я смотрела в потолок, все кружилось перед глазами. Помню, девушка стояла рядом в ярко-желтом медицинском костюме. Я смотрела на нее, и мне было легче. А она следила за капельницей, поддерживала датчики, и все время говорила, что я молодец, что еще немного - и все закончится. Скоро, скоро, ну потерпи еще немного.

Почти сразу, как поставили капельницу, мне захотелось какать. Я, конечно, об этом сказала. А мне в один голос все твердили, что нет, ты не хочешь, тебе это кажется. И когда я говорила, что я уже не могу терпеть и точно сейчас произойдет безобразие, доктор посмотрел и сказал, что и правда она хочет какать, это не выдумка. Но делать это категорически нельзя, поздно уже, надо было раньше. Тут-то я вспомнила и пожалела, что утром перед проколом не сходила в туалет.

Все оставшееся время я пыталась доказать всем, что терпеть эту адскую боль я уже не могу и умоляла, наконец, сделать мне обещанную анестезию в спину, и, наконец, расслабиться и отдохнуть. Но доктор смотрел и говорил, что рано еще обезболивание делать, еще шейка не готова, раскрытия нет. А когда? Скоро, говорил, скоро. Я спрашивала, сколько точно мне ждать обезболивание. Сказали, что еще минут 15. И так каждые 15 минут.

А я ждала и просила, а мне все обещали и обещали. А в один прекрасный момент доктор сказал правду, сказал, что я молодец, что итак справляюсь, что анестезия мне не нужна. Вот это номер! Как это не нужна! Мне-то виднее! Это же мне больно, а не ему. Но он был холоден к моим просьбам и продолжал со спокойным лицом обследовать меня изнутри.

На мои просьбы дать мне сходить в туалет мне все в один голос твердили - терпи. Но я не могу больше терпеть, ни боль, ни это желание. Но ослушаться я не могла.

Доктор мне попался очень хороший. Это я и сразу поняла, и, конечно, после родов оценила его безупречную работу. Он приходил на каждый мой зов и смотрел, что у меня там происходит. Учитывая, что я на стимуляции, нужно было добиться хорошего раскрытия, с чем мой организм был не согласен. И доктор руками растягивал мои врата. Больно? Нет! Оказалось, что это почти не больно, и, наоборот, приносило большое облегчение, снимало сильное болючее давление на промежность, которое было на каждой схватке и разрывало меня.

Еще он бегал курить, отчего меня еще больше тошнило. Один раз он пришел, сел там у меня в ногах, а я громко так сказала: «Фу, кто-то накурился». Сестра моя из-за его спины показывает, что, мол, тихо, это доктор курил, тихо, не смущай его. Но доктор не смутился, только улыбнулся.

Я смотрела на его бейджик и все пыталась запомнить, как его зовут. Но так и не запомнила. В итоге, после родов просила сестру уже записать его имя и имя акушерки. Мне очень хотелось их потом поблагодарить, что я и сделала лично в день выписки.

На мои роды сбежалась большая куча народу в разных медицинских одеждах. Кому-то было нужно находиться со мной, а кому-то было просто любопытно. Пришел даже врач, который УЗИ делал, с умным видом рассказал моему доктору, что у меня большая разница в весе плодов, но в этом нет ничего страшного. Что первым пойдет маленький плод, что мне будет из-за этого тяжело рожать второй раз. Можно подумать, врач мой этого не знал. Он все это прочитал давно в истории, и мы с ним это все уже обсудили. Ну, пусть поглазеют, мне не жалко.

У меня началась паника, когда пришли врачи-неонатологи и еще кто-то, и начали готовить столы с приборами и инструментами для новорожденных. Я почему-то так сильно в этот момент начала волноваться. А все ли в порядке, зачем так много всякого оборудования? Но меня успокаивали, что все нормально, что так положено.

В очередной раз, когда доктор стал смотреть меня, он сказал, что уже все готово. Пришли медсестра и акушерка, которая тоже меня много раз смотрела, забрали одеяло, подушку, вытащили из-под меня простынку, и чашка для моего желудка вдруг стала ехать куда-то вниз. Мне казалось, что она падает, и я хотела ее поймать. Но, осмотревшись по сторонам, я поняла, что это не чашка падает, а я лечу. Оказалось, что эта кровать подо мной совершенно бесшумно поднялась выше, а все люди вдруг стали ниже. Меня приподняли, что-то там щелкнуло и полкровати снизу отстегнулось, поставили табуреты у меня в ногах, на которые сели доктор и акушерка.

Чудеса. Я-то ждала, когда же появится то самое заветное кресло, на котором я буду рожать, и как же меня туда доставят, а оказалось, что я уже на нем, что это кровать трансформируется в родильное кресло - стол. В общем, все не так, как я читала, готовясь к родам.
Мне показали, где поручни для ног, где поручни для рук. Поставили ноги на поручни, так как сама я не могла вообще ничего сделать, и стали объяснять, почему-то очень быстро и громко, как я должна держать руками свои ноги. Дали мне мои ноги в мои руки.

Я держу и понимаю, что сил нет. Я говорю, что не могу. А мне говорят: «Можешь, держи!». И тут мне на схватке говорят волшебное слово - «какай». Да вы что, как я могу? Нееет, я не могу. Какать надо в туалете, а здесь на всем чистом никак нельзя, это же не эстетично. Я начала сопротивляться и пыталась отнекиваться. На меня покричали немного, и я решила, что надо слушаться. Мне показали, что перед тем, как какать, на схватке нужно сделать большой вдох, задержать дыхание и, не выдыхая со всей силы тужиться. Но вместо слова «тужься» мне говорили «какай».

Итак, я взяла ноги в руки, набрала полную грудь воздуха, и, прижимая колени к груди, если можно так сказать, зарычала! "Да что ты делаешь", - хором стали кричать женщины, - "Зачем же ты рычишь, молчи. Давай еще раз, вдох и не дыши, какай"! Я вдохнула, и, что было сил, стала тужиться. Внизу все горело, казалось, что еще чуть-чуть, и я лопну. "Давай - давай - давай - давай - давай, не выдыхай, тужься, еще - еще - еще - еще - еще! Молодец! Отдыхай! Иии, давай еще разок, вдох! Давай-давай-давай-давай-давай", - говорили мне. А я опять рычу. Ну. нет, сказали, что так дело не пойдет! "Слушай меня, не смей рычать", - кричит акушерка. И еще раз, вдох и……

И я почувствовала, как из меня вынырнуло что-то скользкое и теплое, и телу стало так легко, вся боль прошла в одно мгновение. Через пару секунд я услышала тихое Уа-уа! И мне на грудь положили маленький теплый скользкий комочек, взяли мою руку, положили сверху и сказали держать. А этот маленький комочек повернул головку, и посмотрел на меня строгим и серьезным взглядом моей свекрови. Я придерживала комочек рукой, но боялась сильно прижать. Я так боялась! Не знала, что делать. Как зовут, спросила акушерка? Верочка! А вторую как назовете? Не скажу.

Верочка, это же моя Верочка, маленькая принцесса Вера! Моя лапуля была такая теплая и скользкая, такая маленькая! Минут 7-10 она лежала на мне и строго смотрела. Верочку забрали, отнесли в тот конец, где была куча оборудования и народу. Мне сказали, что все хорошо, но чтобы я отдышалась, ведь вторая лапуля ждет.

Доктор взял уже знакомый мне крючок и снова потекла теплая водичка. Это прокололи вторую часть плодного пузыря, которую сдерживала амниотическая перегородка. Доктор дал команду медсестре, сколько миллиграмм окситоцина мне прибавить, и меня снова парализовало и скрючило. Минут 5 снова неслись невыносимые схватки, снова ноги в руки и. Нет, в это раз ноги поставили на поручни, и руки на поручни. Мне сказали: "Ты уже все знаешь, давай вдох и еще раз! Давай-давай-давай-давай-давай! Выдохни. Молодец. Дыши. И еще раз….. Давай-давай-давай-давай-давай"!

И снова знакомое уже ощущение выскальзывания чего-то теплого и скользкого. И снова я услышала Уа-Уа. И еще один скользкий теплый комочек оказался у меня на груди. И этот комочек тоже так же посмотрел на меня бабушкиным взглядом. Ну, мамочка, как зовут сестренку? Надежда!

Моя Надежда, Наденька, Надюша! Такая большая! Она была больше Верочки, это было ощутимо даже мне, такой неопытной мамочке. И Надюшу тоже забрали, унесли к Верочке. И тоже сказали, что все хорошо, что дети будут со мной, что их только обработают, оденут и снова принесут мне.

Вот оно, долгожданное спокойствие! Все мои долгие 8,5 месяцев тревожного ожидания, наконец, позади! Мои комочки, мои принцессы здесь, со мной, и я теперь точно уверена, что все в порядке.

Потом я быстренько родила послед. Спросила доктора, точно ли одна плацента? Сказал доктор, что точно. Мне плаценту не показали, но показали моей сестре. Сестра, родившая уже двоих детей, одобрительно кивнула.

Первым делом я попросила дать мне телефон, и я написала смс папуле: «Наши доченьки родились. Вера 1860 в 16.25 42 см и Надежда 2620 в 16.45 47 см. Очень люблю тебя! Я самая счастливая женщина! Спасибо тебе, папуля!».

Вскоре доктор занялся неприятными процедурами, связанными с освобождением моего организма от лишней крови, которая скопилась в моем животе. После осмотра мне сказали, что я цела и невредима, оставили лежать. И ко мне по очереди принесли моих девочек. Пришла специалист по грудному вскармливанию, и мы вместе с девочками стали учиться кушать молочко. Да как присосались! Словно уже все знали и умели. Только я не знала, как же в такой маленький ротик можно засунуть такую большую титю. Но доктор мне все рассказала и показала. И мои крошечки - принцессы минут по 20 причмокивали с довольными лицами.

В полуобморочном состоянии меня на кресле - каталке перевезли в послеродовое отделение. Детей несла медсестра. Я все спрашивала, не заберут ли их. Сказала, что нет, не заберут. Слава Богу!!! Нас разместили в палате, положили девочек в прозрачные медицинские кроватки.

Медсестра предложила забрать детей в детскую, чтоб я отдохнула и поспала, но я наотрез отказалась: "Неееет, я моих девочек никому никогда не отдам! Я справлюсь! Когда-нибудь отдохну, успею еще". Мои лапули лежали в кроватках и начмокивали пустышки, которые им сразу понравились.

И уже когда все ушли вечером, и сестра уехала домой, до 6 часов утра я висела, не в силах встать, над кроватками и разглядывала моих девочек. Какие же они, настоящие! Мне все не верилось, что это все моё! Неужели такое чудо могло на самом деле произойти со мной, и меня вдруг стало трое? Я благодарила Господа, что все прошло так хорошо, и что мои сокровища со мной навсегда…

Я самая счастливая на свете! Я – мама, дважды мама!

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 5
8
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
15 ноября 2012
Ириша
читала и переживала))) желаю счастья и здоровья вам всем!!!!! потрясающий рассказ!!!
16 ноября 2012
Татьяна Билык
Извините за любопытство, а ждать пока роды начнутся естественно нельзя было именно из-за разници в сесе между детьми?
16 ноября 2012
Татьяна Билык
Отвечает на комментарий Татьяна Билык от 16 ноября 2012
Извините за любопытство, а ждать пока роды начнутся естественно нельзя было именно из-за разници в сесе между детьми?
извините "в весе"
16 ноября 2012
Lud Mila
Отвечает на комментарий Татьяна Билык от 16 ноября 2012
Извините за любопытство, а ждать пока роды начнутся естественно нельзя было именно из-за разници в сесе между детьми?
Причины две: разница в весе (маленькая девочка недополучала питание, говорили, что на тите она быстрее будет расти, родилась практически без подкожного жира, очень худенькая) и перерастяжение матки (если бы еще ждать, это грозило слабостью родовой деятельности, и так уже своих схваток не хватало, пришлось окситоцин вливать).
16 ноября 2012
Lud Mila
Отвечает на комментарий Татьяна Билык от 16 ноября 2012
Извините за любопытство, а ждать пока роды начнутся естественно нельзя было именно из-за разници в сесе между детьми?
Причины две: разница в весе (маленькая девочка недополучала питание, говорили, что на тите она быстрее будет расти, родилась практически без подкожного жира, очень худенькая) и перерастяжение матки (если бы еще ждать, это грозило слабостью родовой деятельности, и так уже своих схваток не хватало, пришлось окситоцин вливать).
29 мая 2013
Swetik
Читала на одном дыхании! Вы молодечик!!! Здоровья Вам и Вашим красавицам!!!
12 сентября 2013
Lud Mila
Отвечает на комментарий Swetik от 29 мая 2013
Читала на одном дыхании! Вы молодечик!!! Здоровья Вам и Вашим красавицам!!!
Спасибо!

Запрещено размещение сообщений, нарушающих законодательство РФ и/или общепринятые понятия об этике общения.
В частности сообщений:

  • способствующих разжиганию межнациональной вражды;
  • пропагандирующих наркотики, порнографию, проституцию;
  • нарушающих авторские и другие права третьих лиц;
  • компрометирующих любые группы людей по любому признаку;
  • оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство;
  • содержащих ненормативную лексику;
  • содержащих спам и иные рекламные сообщения.
Другие рассказы о роддомах
Авторизация

Регистрация
Забыли?