Главная Рассказы о родах О кресле-монстре, клизме и слезах счастья

Рассказы о родах

О кресле-монстре, клизме и слезах счастья

25

Вообще, признаться честно, я довольно часто смотрела идиотские американские передачи про беременных девочек - малолеток. И рожают они на камеру, и детей потом так же, на камеру, воспитывают. Вроде, как пример показывают. Или, наоборот, предостеречь остальных таких же пустоголовых от ранней беременности пытаются. А может, им просто за это платят. Но не в этом суть.

Вот смотрела я всю эту чушь и представляла себе свои роды: я вся такая красивая, с легким макияжем, лежу на постели, застеленной белоснежными простынками, рядом - муж в кресле, держит меня за руку, и нежно так шепчет: «Потерпи, милая...» И добрый доктор забегает каждые 15 минут, чего-то там колдует под простыней между моих ног и говорит неясные (пока!) для меня слова про раскрытие на столько-то пальцев.

И, как у них в передаче, мама-папа-брат-дядя-тетя рядом толкутся и умильно-тоскливо так на меня смотрят. И мне дадут, как и этим девочкам обезболивающее, от которого ну ничегошеньки не чувствуешь ниже пояса, и я буду лежать с несчастным видом, уныло поворачивая голову то в одну, то в другую сторону, изображая полное отрешение от дел мирских. Потом по экрану пробегает надпись, что-то вроде «Прошло три часа» и дядя доктор говорит: «Пора тужиться!».

И я на ТОЙ ЖЕ кровати, на которой все это время лежала, начинаю усердно тужиться. Между ног у меня толпятся доктор, акушер и куча родственников, конечно, все с камерами и фотоаппаратами, снимают сие чудо на память, муж держит мне ноги и трясется от счастья и страха, как осиновый лист. А я тужусь.Тужусь. И оп - родила. Ну, дальше, само собой, всеобщие сопли-слюни, радости нет предела и т. д.

А через пару мгновений я уже лежу такая вся опять красивая, чистая, как мать-королева и попиваю колу из пластикового стаканчика. И вся палата (конечно, как в передаче, отдельная) уставлена цветами-цветами-цветами.....

«Ага. Конечно» - именно так я думала, когда в 4 утра проснулась от того, что подо мной разлилось море. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день», - это была вторая моя мысль, скорым поездом промчавшаяся в мозгу, после чего я начала будить мужа. На занятиях для беременных нам говорили, что воды будет не больше стакана. Вракушки. Она лилась и лилась, и конца-края ей не было, что начинало раздражать.

«Теперь, главное, чтобы с белыми простынями не обманули» - об этом я уже думала, когда ехала в машине рядом с мамой, которая, естественно, сама вызвалась везти меня в роддом. На заднем сиденье утрамбовались муж, папа и брат. Такой вот веселой компанией мы приехали рожать. Точнее, конечно, я приехала рожать, а они так, поболеть за меня.

Первым делом я поняла - до доброго дяди доктора мне предстоит общаться с заспанной и не особо-то приветливой медсестрой, которая приказала мне раздеться и отдать все вещи волнующимся родственникам. Взамен моим любимым джинсам для толстяков мне выдали потрясающую ночнушку цвета застиранной старой тряпки (которой, она, собственно, и была), едва прикрывающую срам.

Добрая медсестра в ответ на мой жалобный скулеж после очередной схватки, криво ухмыльнулась и с невыразимым удовольствием в голосе произнесла: «То ли еще будет!»
Так и было. К счастью, унизительной процедуре (которой меня усердно запугивать начали еще в начале моей беременности) бритья я не подверглась. Может с лезвиями напряженка в роддоме, а может добрая тетя-медсестра решила, что и так сойдет. Кто ж ее знает, о чем она думала.

Но, судя по ее лицу, думала она о чем-то приятном, потому что в момент, когда в мой организм вливались два литра холодной воды в виде клизмы, лицо ее озаряла спокойная улыбка довольного собой человека. «Жопу к унитазу прижимай, когда пойдешь, а то стены забрызгаешь», - с этими словами она удалилась в неизвестном мне направлении, а я осталась мерзнуть в приемной, дожидаясь волшебства.

Волшебство не заставило себя ждать, выжав из меня все соки и все последние силы. К тому времени, когда появилась моя акушерка, ноги меня еле держали, а в голове скакала только одна мысль, про белые простыни.

Конечно, палата была не как в передачке про залетных малолеток, но постельное белье не внушало такого ужаса, как я ожидала. А может, мне просто было уже все равно. «Вот оно - счастье», - думала я, когда моя голова коснулась кровати (подушки в предродовой палате были явно не предусмотрены). Ощущение счастья прервали всё нарастающие схватки.

И если их я переживала стойко, подбадриваемая акушеркой, которая забегала ко мне и пыталась меня как-то отвлечь разговорами, то потуги нарушили все мои планы быть «как скала». «Когда будет ощущение, что сильно хочешь в туалет , тужься», - это говорила акушерка, которую я уже почти не воспринимала, потому что пыталась дышать, как учили - носом, а выдыхать - ртом. И не орать.

В туалет не хотелось. Хотелось умереть, или, как минимум, впасть в кому. Потуги оказались страшным делом, голова ребенка никак не хотела опускаться на нужную высоту и я страдала, сжимая простыню и край кровати так, что сводило судорогой пальцы. Появилась врач. Она с улыбкой посмотрела на то, что творилось у меня между ног, на акушерку и я представила, что сейчас она скажет то самое: «Пора, как следует, тужиться».

Но мои мечты рассеялись, как дым. «Вставай, пошли рожать. Только на жопу не садись, ребенку голову раздавишь.» Ага... Вставать было делом непосильной сложности, и я завидовала и проклинала тех самых малолеток, которые рожали в той же постели, где и переносили схватки.
Идти по коридору, с задранной до пупка ночнушкой и пеленкой, зажатой между ног, оказалось легче, чем слезать с ложа, и я с облегчением вздохнула.

Но впереди меня ждал ад: надо было еще и залезть на родовое кресло, которое больше всего напоминало монстра из ночных кошмаров. Прежде всего, своей высотой. Рядом стояла крохотная табуреточка, которая, предположительно, должна была уменьшить страдания бедных женщин, пытающихся оседлать это чудище.

На «жопу», как ласково выражался сердобольный медперсонал, садиться было нельзя, и я практически по-пластунски вползла на шедевр мебельного производства. Захотелось жить. Потому что боль почти не чувствовалась, ибо ноги мои находились в таком положении, что, видимо, блокировали все болевые позывы.

Между моих конечностей возникла акушерка и, улыбнувшись, что было ей вообще свойственно, как я заметила, предложила мне тужиться сильно-сильно. Я тужилась. А в голове скакали мысли о родственниках малолеток, которые весело прыгали у тех между ног и щелкали фотоаппаратами. И я впервые не завидовала американским девочкам, потому что, представив у себя между ног мою родню с камерами, я поняла, что пересматривать это видео или фотографии не стала бы никогда в жизни, и вообще, скорее всего, уничтожила бы их сразу после выписки из роддома, как напоминание о путешествии в ад.

А тем временем, организм мой рыдал, стонал и выл внутри себя, потому, что рыдать и стонать я лично не могла. Нельзя было, да и неудобно как-то перед медперсоналом, который колдовал где-то там, за моим, все еще большим, животом, который значительно закрывал мне обзор.
Я тужилась и думала о ребенке.

«Ну, давай же, детка, не мучай маму!» - это была последняя мысль перед тем, как моя детка откликнулась судорожным криком, и акушерка положила мне на грудь маленький и теплый комок. Так 5 января 2011 года в 12.15 я стала матерью.

И я готова голову отдать на отсечение, что ни одна малолетняя американка, рожающая на белых простынях, среди родственников и камер, не была так счастлива и горда собой, как я, когда впервые прикоснулась к своей малышке, которую родила на кресле-чудовище, в задранной до шеи застиранной рубашке и со сведенными судорогой пальцами.

А дальше была палата с еще двумя такими же, как я, страдалицами-счастливицами, пять томительных дней, первое мытье маленькой попки, первое кормление, выписка... Но это уже совсем другая история.

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 5
20
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
28 июля 2012
Ivero4ka
Ха-ха-ха. Под столом. Замечательно написано, с огоньком. Восхищаюсь чувством юмора в столь не простой для каждой девушки ситуевине! Здоровья вам и малышке! Если надумаете еще рожать, обязательно опять напишите рассказик. Поржем. Буду ждать )))
28 июля 2012
AdLulu
Отвечает на комментарий Ivero4ka от 28 июля 2012
Ха-ха-ха. Под столом. Замечательно написано, с огоньком. Восхищаюсь чувством юмора в столь не простой для каждой девушки ситуевине! Здоровья вам и малышке! Если надумаете еще рожать, обязательно опять напишите рассказик. Поржем. Буду ждать )))
спасибо большое)))) :D будем стараться ;)
31 июля 2012
Настоящая
Отвечает на комментарий Ляззат Ашикбаева от 17 июля 2012
это же прошлый век,щас в роддомах так не рожают,клизму не делают,кресел нет,рожают на кровати,а вы где рожали
Вы из будущего? Рожала 9 месяцев назад, Москва, клизьма,кресло-все было.
5 сентября 2012
Юлия Четверткова
Прям настроение подняли!!!уже не так страшно рожать)))))))
9 сентября 2012
Kacha
Лулу, у вас прекрасный слог и чувство юмора! Читать одно удовольствие! Пишите еще, вы не даете нам (беременюшкам) упасть духом))
25 апреля 2014
AdLulu
Спасибо большое всем :*
6 апреля 2016
Иванова Оксана
очень позитивный рассказ! спасибо вам огромное!!!! сразу вспомнила как сама рожала:)

Запрещено размещение сообщений, нарушающих законодательство РФ и/или общепринятые понятия об этике общения.
В частности сообщений:

  • способствующих разжиганию межнациональной вражды;
  • пропагандирующих наркотики, порнографию, проституцию;
  • нарушающих авторские и другие права третьих лиц;
  • компрометирующих любые группы людей по любому признаку;
  • оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство;
  • содержащих ненормативную лексику;
  • содержащих спам и иные рекламные сообщения.
Еще рассказы о Ивантеевский родильный дом, Московская область, Ивантеевка
Авторизация

Регистрация
Забыли?