Рассказы о родах

Как это было

15 августа я пошла на очередной прием в женскую консультацию, и получила там направление в стационар с диагнозом - легкая эклампсия. И, несмотря на то, что чувствовала себя вполне прилично, решила все-таки пойти на дородовое в надежде на то, что больничные стены быстрее спровоцируют роды, ибо ходить с пузом уже совсем устала, и ооооочень сильно хотелось поскорее увидеть малыша.

На дородовом в Колпино провела неделю, у меня без конца скакало давление, и мне постоянно капали какие-то нескончаемые капельницы. В выходные сбежала все-таки домой, к мужу. До кучи намыла в квартире полы, и, по пути обратно в стационар, у меня начались схватки. Сначала еле ощутимые, с интервалом в 7-11 минут. Доехала до роддома, доложила дежурной акушерке, что, кажется, "началось". Время было около 6-7 часов вечера.

Через 3-4 часа меня забрали в родильное отделение. Схватки усиливались. Но ведь я же умная! Я же не зря на курсы ходила! Все время схваток постоянно держала в голове то, что я закладываю ребенку определенные жизненные черты и прогнозирую его характер. Тем более, что Людмила Капитоновна "нагадала" мне по рисункам быстрые, беспроблемные роды в течение 8-10 часов. Но не тут-то было!
К часу ночи меня посмотрела доктор и сказала, что раскрытие слабое, и что мне нужно поспать. Мне вкололи промедол. Я отключилась на пару часов. Часа в 3-4 схватки усилились, лежать на кровати больше не могла. Скакала по родилке с плеером в ушах, стараясь отвлечься и дышала, дышала, дышала.

К утру мне прокололи пузырь, и подселили еще одну роженицу. Честно сказать, хотелось ее придушить! Она билась в истерике и бесконечно кричала: "Я сейчас умру, я больше не могу, сделайте мне кесарево и т.д.". Это ужасно сбивало меня с толку, и страшно раздражала. Хотя, с другой стороны, я смотрела, как на нее ругаются акушерки, видела, как безобразно истерика выглядит со стороны, и еще больше набиралась сил.

Но раскрытие у меня все равно шло крайне медленно. Часам к 10 утра мне вкололи еще один укол промедола и поставили капельницу с окситоцином. Раскрытие приближалось к полному. Схватки были уже почти невыносимыми, тем более, что я уже потеряла много сил и смертельно устала. Около 12 часов дня услышала от доктора волшебное: "Родишь в течение часа". Открылось второе дыхание. Соседка продолжала истерить. Прошел час. Мне врач вновь произнес ту же фразу - у меня оптимизма поуменьшилось. Соседку положили уже на кресло, у нее начались потуги. А у меня по-прежнему не было полного раскрытия.

Когда соседку зашили и увезли с ребенком на послеродовое отделение, а я опять услышала, что должна родить "в течение часа", силы меня покинули окончательно. Я совершенно потеряла самообладание и впала в истерику. Времени было около 3-х часов дня. То есть, схватки продолжались порядка 20 часов, а результата не было. Я стала кричать и плакать - от разочарования, беспомощности и отсутствия результатов своих усилий.
У меня капала вторая капельница с окситоцином, когда вокруг меня собрался консилиум из трех врачей, каждый из которых посмотрел меня. Они что-то проговорили между собой про "передний" и "задний" вид, но я уже ничего не понимала. У меня была настоящая агония.

После совместного осмотра врачи решили, что мне нужно Кесарево, потому что сама я не разрожусь. Я стала истерить еще больше, потому что очень не хотелось Кесарево, но я уже понимала, что сил нет. Начала хватать за руки акушерок и врачей, кричать что-то невразумительное, и самый главный вопрос, который меня беспокоил в тот момент - местный будет наркоз или общий, ибо я была в таком состоянии, что, казалось, местный наркоз просто не переживу. Меня пристегнули к каталке, надели маску и я отключилась.

Очнулась от криков: "Мамочка! Вы на ребеночка-то посмотрите!" Открыла глаза, а передо мной - спеленатый кокон, из которого видно только красненькое сморщенное личико.
Сынок! 3900, 54см.
Мой Ванюша! Он был спеланут просто как неживой. Было непреодолимое желание потереться щекой о щеку малыша, потому что другого открытого участка тела у него не было - все завернуто в казенные пеленки. Но и этого я не сделала, потому что просто не могла даже пошевелиться после операции.
К ночи меня перевезли из послеоперационной палаты в послеродовое отделение, и началась у нас с Ванечкой новая жизнь! Но это уже совсем другая история.

P.S. Видимо, все-таки в глубине души я шла на роды "за медалькой". Ее я и получила! Врач, который вела меня на послеродовом, ставила меня в пример всей нашей палате. Да и весь медперсонал сказал, что я - молодец!
Угробила, конечно, я ребенку все на свете пренатальные матрицы! Но зато, похоже, свои отработала по полной программе.
Теперь точно и однозначно знаю: безвыходных ситуаций не бывает, и все можно пережить!

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 5
2
0 комментариев
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
Другие рассказы о роддомах
Авторизация

Регистрация
Забыли?