Рассказы о родах

Наши роды

19

6 июля в 04.10 утра я проснулась в луже чуть мыльной на ощупь жидкости, прозрачной и без запаха. "Ёлки, не залить бы диван и ковер!" – была моя первая мысль. Я резво вскочила и, спотыкаясь, падая, с заносами на поворотах, рванула в туалет. Там стало ясно, что вероятнее всего жидкость эта явно не моча, хотя и в том, что это отходят воды я еще не была уверена. Я подошла тихонько к спящему мужу, разбудила его и шепотом произнесла: "Саш, не хочу тебя пугать, но, по-моему, у меня отходят воды. Без паники. Нам нужно собираться и ехать в роддом. Насколько я знаю, часа три - четыре у нас есть". Вопреки моим опасениям, Саша воспринял информацию по-деловому. Быстро убрал кровать, стал оперативно запоминать мои наставления типа "Этот пакет привезешь, когда рожу" и "Вернешься домой – позвони моей маме. На время не смотри".

Пакеты у меня заранее еще собраны не были, но большая часть вещей уже была приготовлена. Поэтому я собрала свой пакет, "детский" и "родовой" достаточно быстро. Затем вымылась, мы оделись, вышли и сели в машину. Было около пяти часов утра. По акушерскому сроку было 37 недель и один день.

Здесь я хочу немного рассказать предысторию. Воды отошли в среду, а в воскресение вечером у меня заболело горло, и начался насморк. Я стала усиленно лечиться, и температура 37 в понедельник, на следующий день уже спала. К врачу же мне удалось попасть во вторник. Терапевт мне прописала ректальные свечи виферон для повышения иммунитета. Две из них я действительно вставила днем и вечером. При этом испытала возбуждение (измученный беременностью организм уже готов был возбудиться и на них). И вот, чует мое сердце, что свечки эти спровоцировали столь ранний подъем утром среды.

Центр планирования семьи и репродукции на Севастопольской находится буквально в 5-ти – 7-ми минутах езды от нашего дома. В отличие от расхожего мнения, попасть туда бесплатно вполне реально. С недавних пор об этом написано даже на их официальном сайте.
В пять утра Москва безлюдна. Уже рассвело, но дороги пусты. Только троллейбусы ездят по Нахимовскому проспекту в изобилии.
Приехав в ЦПСиР мы прошли в приемное отделение и наткнулись на закрытую дверь. Пришлось вернуться к охраннику на КПП и он подсказал, что у двери спрятался дверной звоночек. Перед дверью стояли диваны, куда присел мой напряженный, волнующийся муж (для Саши самым большим волнением уже несколько месяцев являлось - примут нас сюда или нет, и сейчас его волнение достигло своего апогея). Позвонила. Дверь открыла молодая девушка - хохотушка. Спросила, что случилось. Получив ответ, закрыла за мной дверь, велев Саше ожидать за дверью. Мне указала на кушетку, где лежала пеленка и ночная рубашка. Одев казенную подранную белую ночную рубашку и зажав пеленку между ног, я проследовала на другую кушетку. Девушка взглянула на пеленку и подтвердила: "Да, это воды". В моей душе что-то замерло, но появилась уверенность, что всё, отсюда я выйду ни одна. Девушка поднесла датчик переносного КТГ к моему животу. Спросила: "Слышите сердце"? Я даже удивилась, что слышу, конечно! Было 05.25 утра.

Затем мы начали оформлять карту. Я заполнила заявление, что не против Кесарева, эпидуралки и т.д. в случае необходимости. Затем померила температуру - 35,7. "Насморк, эх, такое не скроешь", - спросила девушка. Позвонила в родблок. Дали добро в обычную, не в инфекционку. При этом что-то пошутили. Девушка засмеялась.
Потом открыли дверь. На пороге дали обняться с мужем. Позволили взять только 2 бутылки воды по 0,5 литра без газа, шлепки, мобильник без зарядки.

Дверь закрылась. Мы с девушкой прошли в следующее помещение - потрясающая там архитектура, ходы из комнаты в комнату. Ощущение театральных подсобок. Будто не приемное, а с черного хода, повернули в маленькую комнату, где стояла кушетка и унитаз за ширмой. Рядом с кушеткой находился большой баллон, как выяснилось, с водой для клизмы. Девушка меня очень аккуратно побрила. Не налысо. А затем попросила повернуться на левый бок. Вставила в задний проход тоненькую трубочку, как мне показалось, миллиметров 5, и пустила туда воду. Затем, немного полежав, я проследовала на унитаз. Никаких неприятных ощущений! Через минут 10 - 15, хорошо отсидевшись и подтеревшись имеющей свое законное место туалетной бумажкой, я проследовала в душ. А в душе было даже жидкое мыло. О как! Здесь меня встретила уже другая женщина. Мы с ней подождали еще одну акушерку, и пошли опять же по закоулкам к лифту. В лифте я попробовала узнать, в обычный ли родблок меня везут. Акушерка сначала обеспокоилась, а потом, узнав, что та, первая, девушка звонила туда, ответила, что везут в обычный. На шестой этаж.

Лифт открылся, и мы по широкому коридору вошли в стеклянные двери родблока. У дверей стояло что-то типа бюро, за которым никого не было. Акушерка дала мне в руки мою карту и исчезла. А я осталась ждать, прислушиваться и оглядываться.
По левую мою руку у окна стоял диван, на котором безмятежно спал юноша. Направо и прямо простирались коридоры, за дверьми которых периодически слышались то истошные женские, то детские крики. Вроде не страшно, но жутковато своей неизвестностью. Наконец, ко мне подошли. Быстренько определили в "малую" предродовую. Одновременно я узнала, что с вечера здесь "аншлаг". С вечера родилось 32 малыша. Простыней и пеленок категорически не хватает.

Мне повезло. Белья мне хватило. Я оказалась в небольшой комнате, где стоял по левую руку стол акушерки, за ним кровать и по правой стене еще две кровати. Меня определили на кровать ближе к двери - под номером 13. Подушка, обтянутая клеенкой, была накрыта пеленкой. Простыня. На ней еще одна пеленка, видимо, чтобы накрыться. Матрас на кровати обтянут так же клеенкой. В принципе, ясно, зачем. Мне сразу поставили КТГ. На кровати, по левой стене лежала девушка, поступившая с болями на 25-ой неделе. За моей кроватью у окна лежала девушка с чем-то подобным. Потом ее куда-то перевели и сразу положили девушку, которая ожидала Кесарева. Было где-то 06.45. Я приготовилась ждать, слушая удары сердца Вадима. На стене висели часы. Стрелка ползла довольно быстро. Нос неприятно закладывало. Никаких болевых ощущений я еще не чувствовала.

Примерно через час с меня сняли датчики, и я сходила, наконец, в туалет. Вернулась. Пришла девушка и проверила раскрытие. Прямо залезла туда рукой и прощупала. Не больно. Неприятно. Но терпимо. Между 10 и 11 часами пришла женщина постарше. Представилась заведующей отделением (я аж заволновалась от такой чести), посмотрела раскрытие и проколола неразорвавшиеся оболочки, как сказала, задние. Опять же не больно, но неприятно. Воды выходили медленно. Естественно, лило, когда вставала. Но ходить особо не разрешалось, что показалось мне странным. Ни о каких фитболах, приспособлениях не было и речи.
Примерно через полчаса каждые 5 минут стали появляться боли, как при месячных слева внизу живота. Я спросила: "Это схватки"? Молодая акушерка, сетовавшая подруге, что зачеты теперь смогут получить только к августу, ответила, что нет. На правом боку были только эти боли. На левом – еще стало сильно колоть под ребрами. Меня начал обуревать какой-то паралич. Сил стало заметно меньше, вставать не хотелось. Начала мучиться. Расстояние между схватками 7 минут, 6 минут, 5 минут. Пила воду, засекала время. Входила в Аську, выходила из Аськи. Берегла заряд. Все поддерживали, кто в курсе. Звонила маме каждый час. Саше каждый час. Напряжение нарастало.

Еще часов в 9 принесли девчонкам еду. Мне нельзя. Я рожаю. Каша пшенная с чем-то. Мне кушать и не хотелось. Пожелала им приятного аппетита. Через час девочки стали жаловаться на изжогу.

В час дня девушку, что на Кесарево, отвезли в операционную. Бесконечный поток. Она ждала лишний час.
Часов в 12 меня повели на УЗИ. Врач сначала отказала сказать пол, а потом четко произнесла первым делом: "Мужчина, вес 3800 плюс минус 200 грамм".
В полвторого где-то за мной пришли. Мы пошли по правому коридору, где за стеклянными дверями были родовые. Одинаковые. Мне досталась родовая №19. "Хорошо, что опять не 13", - подумала я. Большое помещение на одного. За стеклянными дверями сначала предбанник, где налево дверь в туалет с раковиной и стоит стол, потом опять стеклянные двери и тут, в комнате, площадью примерно 25 квадратных метров стояла кушетка, кресло Рахманова, аппаратура, 2 раковины, детские весы "Саша" - это грело, столики.
Я спросила: "Я тут до конца"? Мне ответили: "Да". Я легла на кушетку с тем же набором белья, скользящего по клеенчатому матрасу, и осталась одна. На стене висели часы. Они безмолвно сопровождали меня до самой ночи и равнодушно наблюдали за моими мучениями.

Примерно минут через 40 боль стала нарастать. Накатывала боль внизу живота так, что я не могла двигаться. Могла только скулить и ойкать. Какие тут месячные, что Вы! Это ближе к ощущению, когда при отравлении сокращается желудок до боли, а ты никак не можешь себе помочь. Только там не так больно. Но больше всего пугает это ощущение, что никак это не облегчить. Поначалу, когда меня только положили в родовую, меня спросили, хочу ли я эпидуралку. Тогда еще не было ТАК больно и безысходно, и я отказалась. Теперь же я извивалась как уж, хваталась за спинку кровати, сжимала кулаки, размахивала руками и всё это каждые 5 минут. Разум не терялся, хотя внешне я, вероятно, выглядела тяжело больной мозгами. Рассказывать сейчас легко. Тогда же мне было очень больно, очень тяжело, и нос закладывало безбожно. Надо было дышать на схватке, а нос заложен. Я ртом, а воздух сухой там. Окна закрыты. Вентиляция большая работает, но все равно жарко. Это, похоже, просто подсос с улицы, а там больше 25 градусов. Рот сох. Пить не советовали. Да я и сама боялась, как бы ни стошнило. Весь организм напрягался в струну. Силы уходили. Становилось всё хуже. Я стала стонать, кричать и звать на помощь. Периодически приходили то девушки, то молодые парни. Каждый раз разные. Спрашивали, что со мной. Я отвечала, что очень больно. Плакала. Наконец мне объявили, что идет анестезиолог. Это время мне показалось вечностью. Было между 14-ти и 15-ю часами.

Прибежал целый взвод людей. Оперативно меня подняли, и я написала разрешение на что-то там. В руку мне вставили катетер и поставили вливаться воду, как сказали. Я потеряла много влаги. Пришел анестезиолог. Мужчина лет 50-60. С апломбом. Гордый. Я б даже сказала, с понтами. Велел лечь на бок, поджать ноги. Приклеил пластырь на спину, воткнул туда катетер. Как-то закрепил его. Велел оставаться на боку 20 минут, потом перевернуться на другой бок.

Боль уходила постепенно, но не полностью. Я плакала. Пришла женщина, которая ставила воду. Стала меня ругать, что я плачу. Я расстроилась еще больше. Наконец пришла девушка и сказала, что она будет сидеть со мной. Представилась Леной. Она мочила пеленки, и я клала их на лоб, отиралась ими, на схватках хваталась зубами за них, сосала воду. Потом я попросила мочить рот, и она много - много раз мне давала мою бутылку и мисочку сплюнуть. На схватке я хвалила ее, называла Леночкой, благодарила, что она есть и плакала. В перерывах я рассказывала ей интересные истории о родах на Руси. Спросила, как она всё это выдерживает и получила ответ: "Я привыкла". Лена смотрела раскрытие. Раскрытие 4 см, 6 см. Боль стала сильнее. Эпидуралка хваленого анестезиолога "держала" полчаса. Потом снова адские боли. Решили, что после шести будем тренироваться на потугах. Пришел парень невысокого роста. Мы по-светски познакомились. Представился Женей. Евгений Вильямович Лебедев упорно называл меня зайцем, проверил пару раз раскрытие, приходил пару раз с вопросом к Лене и оставил у меня самое приятное впечатление! Я хочу его найти даже. Вот только пока не удается. Реально добрый парень.

Было после 18.00, когда мое истерзанное тело стало испытывать потуги. Это когда не только жутко больно внизу живота и всё сжимается, но и идет страшное давление на прямую кишку и непосредственно на выход из нее. По выверту этого самого отверстия определяют насколько процесс уже близок к развязке. Когда начинается давление - ощущение, что хочется в туалет по большому. Но давить на это место сразу нельзя, так как головка ребенка будет давить как бы на глухую стену. Когда же Лена сказала, что давай, у меня ничего не получалось. Я хваталась за согнутые колени, глубоко вздыхала и начинала давить, выдавливать из попы нечто на потуге. И так по три раза за потугу. При этом сил уже было мало, на третий раз уже не хватало совсем. От боли звенело в ушах, было себя жалко. Но, как оказалось, себя жалеть в этот момент нельзя. Надо разозлиться, плюнуть на всё. Давить до потери сознания. Женя и Лена осуществляли руководство. Я стала разводить с силой колени. "Новый способ переживания потуг, давай, я не против", - заверил Женя. Но ничего не получалось. Больно, нет сил, а внутри всё сжимается и больно. Ощущение текстом не передать. Это прочувствовать надо.

Головка опускалась, но медленно. Невероятно хотелось на кресло. Может на нем легче? Лена пару раз ставила катетер, сливала мочу. От боли я мало, что чувствовала. Это такое состояние, что и не скажешь, что боль, не скажешь, что сокращения. Это состояние, когда всё вместе, дико плохо, и ты ничего не можешь с этим поделать. Тебя будто нет обычной. Ты как непонимающее животное катаешься по постели, а тебя еще и отчитывает пришедшая тетка за вырванный из руки катетер (случайно задела), за смятую постель, за то, что называю Женю Женей и вообще на ты с ним и Леной, Женя даже заступился за меня, за то, что "Приходят тут всякие без настроя рожать". Хотелось в эту тетку кинуть чем-то тяжелым, так как от ее отчитываний становилось еще и на душе плохо.
Часов в семь мне ввели лекарство для стимуляции. Дело пошло быстрей. Но еще больней. Решили, что до восьми рожу. Написала Саше (или маме). Вселила им напрасную надежду. После восьми, наконец-то, меня на кровати подвезли к креслу Рахманова, приподняли и переложили на кресло. Наверняка в этот момент из моей спины вылетел уже давно бесполезный катетер эпидуралки. На это никто не обратил внимание, как и на то, что анестезия на меня не действовала в полную силу часов с трех - четырех.

На кресле оказалось намного удобнее лежать. Ноги уперлись в специальные подставки, появилась возможность держаться за ручки. На потугах я упиралась ногами и руками. Вот только силы меня подводили. Вокруг стояло человек 5. Женя, Лена и еще три женщины. "Где педиатр", - услышала я вопрос и спросила: "А что делать, раз педиатра нет"? "Ты тужся, тужся", - успокоил меня Женя. Но ничего не получалось. 10 минут, 20, 30. "Ну не Кесарево ж тебе делать", - чуть не со слезами воскликнул Женя, - "Перестань себя жалеть, разозлись"! И тут я решила, во что бы то ни стало, вытолкнуть Вадика. Я стала тужиться так, что мне казалось, что сейчас из меня желудок вылетит. Стало больно на выходе из влагалища. Так, будто рвется кожа. "Вон, головка уже, не держи ее, ему воздуха не хватает, потрогай головку", - громко сказал мне Женя. Я пощупала что-то теплое, торчащее едва из меня. Это было мной и не мной одновременно. Странно так: из тебя торчит что-то теплое и ЖИВОЕ. "Давай еще", - скомандовал Женя, и я на третьем вздохе почувствовала, что теряю слух и отключаюсь. Было уже все равно, что там и как. Я полностью сконцентрировалась на задаче вытолкнуть Вадика из себя и едва не потеряла сознание. Резкая боль, и, облегчение. Вадим выскользнул в руки врачу. Было еще больно, но немного легче. Потуги еще шли. "Мы тебя немного разрезали, а то он бы задохнулся", - немного виновато сказал Женя. Потом попросили еще потужиться и очень легко вышел мягкий послед. Легко и без проблем.

Вадима красного с легкой синевой, какого-то кожаного и немного сморщенного через минуту положили мне на грудь, показав перед этим, что он мальчик. Вес 3480, рост 51см. Маленькие ручки остренькими пальчиками впились мне в живот. "Держи обеими руками, а то заберу", - сказал какой-то врач. Анестезиолог, непонятно откуда взявшийся, начал нас фотографировать на мой телефон. Потом пришел Женя. Тоже схватился за мой телефон и начал фотографировать. Первая позвонила мама. Просто уже не выдержала. Вадим родился в 21.30.
Потом еще какие-то процедуры с Вадимом. На низ живота положили лед с грузом, чтобы сокращалась матка. Вадиму выдавили из моей правой груди молозива и унесли, предварительно дав мне сверить данные бейджика, который на него повесили. На два часа я осталась лежать со льдом. Потом пришли Лена и еще женщина меня шить. Проверили зеркалами матку, обсудили вопрос, всё ли вышло. Проверили еще раз. Тут, всё.
Перед ними пришел анестезиолог и влил в катетер обезболивающее. Я сказала ему, по-моему, всё мимо, что катетер вылетел, но ему было все равно. Ноги у меня, конечно же, не онемели, как не онемели и в первый раз, на схватках.
Когда начали шить, я чувствовала каждый прокол иголки. Ойкала и плакала, а женщины мне не верили, что анестезия не действует. Потом всё же я уговорила вколоть мне обезболивающее. Но оно почти не помогло. Потом еще один укол. Стало немного легче. Как мне казалось, ставили что-то и во влагалище, и в задний проход. Я не знала, что там и как, что именно шьют и как это. Было ощущение, что шьют везде, да и сказали, что порвалась. В результате 3 шва кетгутом (хотя снаружи вижу один). Думала, когда ж это закончится!? Боль все равно была, хоть и полегче. Но больше всего донимала неизвестность.

Когда женщины ушли, пришли уборщицы. Они выдернули из розетки аппарат эпидуральной анестезии, который противно пищал от того, что бесполезен, беседовали между собой и не обращали совершенно не меня внимание. Потом он девчонок я узнала, как они же выдирали из-под них пеленки, ругаясь, что те с онемевшими ногами от анестезии (счастливицы) не могут поднять попу. А я вопрошала, когда же за мной придут. И вот, минут через 40 за мной пришла та женщина, которая меня шила вместе с Леной. Она меня спросила о моем образовании и ответила на мой вопрос, что я оставила у нее нехорошее впечатление истерички. Мы стали беседовать и в итоге на мой вопрос, как теперь, она ответила, что я вполне адекватна. Вот только непонятно, почему поведение женщины в родах для них как-то парадоксально и связано с образованием.
Женщина похлопотала вокруг меня, потом пошла за каталкой, снова вернулась, сказала, что ждем, так как все заняты. Время близилось к полуночи. Мой голос дрожал и совсем не был похож на себя. Из-за этого мне как-то даже было совестно перед звонившими. Позвонил Саша. Плохо это помню.

Наконец каталка освободилась. Я перевалилась на нее, и женщина вывезла меня в коридор. Там я пролежала минут 5. И мы направились к лифту. У регистратуры родблока я узнала, что за день родилось 22 ребенка. Дальше было очень больно на порожках в дверях, которыми изобилуют коридоры ЦПСиР. Мы направились на четвертый этаж в палату.
На посту, на четвертом этаже нас встретила недовольная женщина Людмила Юрьевна, которая достаточно неприятно высказалась, что за целый день ее уже достали. Много родов. Втроем мы попали в бокс на две комнаты, где располагалось по две роженицы в каждой. В предбаннике был туалет с раковиной, а по другую сторону – душевая кабина и раковина. Но это я узнала на следующий день. Пока меня ввезли в палату с двумя кроватями и тумбочками на колесах. Еще тут был стол и два стула. На второй кровати уже лежала девушка Настя, родившая на 45 минут раньше.
Меня положили на живот и велели так лежать 2 часа. Т.е. до двух. Насте тоже так же. Мы познакомились и разговорились. У Насти дочь оказалась в реанимации из-за проблем с легкими. Через сутки ее уже перевели в детскую и всё наладилось. Вот так 2 часа мы лежали и болтали. Вдруг из соседней комнаты вышла девушка. Я увидела ее и поздоровалась. Вика почему-то удивилась, как потом рассказала. Четвертая наша "сокамерница" была девушка Зуля. Уроженка Грозного, она оказалась нормальной светской девушкой.
В два часа ночи я перевернулась на другой бок и попыталась уснуть. Уснула только на полчаса. Потом проснулась, влезла в Аську. Потом снова уснула. Всё болело и было страшно думать, что у меня там, внизу. Это была последняя ночь с открытым окном, когда дышалось и еще не хотелось есть. Наступал следующий день. 1,5 часа сна дал немного сил. Вставать не советовали всю ночь, так как якобы еще не отошла анестезия и можно упасть. Реально же анестезии давно уже не было в моем организме. Если б она была, мне б хватило бы сил вытолкнуть Вадима без разрывов и не мучить его так долго.
Потом выяснилось, что в родах у Вадима сложилась ключица. Это природный механизм защиты ребенка от гипоксии в тяжелых родах, чтобы он проще вышел. После этого на месте сгиба образовалась маленькое уплотнение, под которым должна была образоваться костная мозоль. Из-за этого нас держали до понедельника, так как боялись, что при том же мытье дома ключица может снова изогнуться. Нас заверили, что в дальнейшей жизни этот момент никак не проявится. Но, тем не менее, сын все эти дни до выписки был жестко запеленат и лежал строго на левом боку. От этого бедное левое ушко никак не могло нормально расправиться.

Я считаю, что отсутствие нормальной анестезии привело к тому, что у меня швы, а у Вадима проблемы с ключицей. До сих пор, уже 1,5 недели прошли, мы бережем правое плечико. До сих пор я в ужасе от той боли. Я очень благодарна Жене и Лене. К сожалению, больше никого из родовой мне благодарить не хочется. Да и вспоминать других людей оттуда мне неприятно. Напоследок хочу рассказать о девушке Гале, которую перевели в наш бокс в предпоследний день нашего там присутствия. После того, как ее привезли в палату после родов, к ней пришел педиатр и сказал: "У вашего ребенка 1 – группа крови. Ищите кровь, если не найдете, то ребенок умрет". Изможденная родами женщина зарыдала, на что детский врач сказал ей: "Ты что, истеричка"? Галя нашла кровь. Родственники сдали, и ребенок был спасен. Но! Господа! Это один из лучших роддомов нашей столицы. Может, стоит задуматься!?

Написала этот рассказ о родах и мне становится легче. Будто освободилась от этого. Всё же стресс еще не ушел.
В следующем рассказе опишу последующие дни. Поверьте, мне есть, что рассказать о хваленом роддоме ЦПСиР на Севастопольском. Продолжение следует.

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 5
3
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
Памятник при жизни перенесшим роды, да еще такие! К сожеленью дети не легко даются,но они этого стоят! Спасибо Боженьке что так- могло быть и хуже!Вы с сыном молодцы-выстояли испытания на прочность.А какой-то не предсказуемой истерии во время родов я не заметила(сама такая ,когда не знаю чего-то).Медиков не оправдываю,но спасибо и за то что так помогли,самой тут не справиться.Женя и Лена не только медики,но и Люди.Желаю здоровья и крепления-в переди не меньше трудностей.
20 июля 2011
Юлия Жукова
Отвечает на комментарий Лена от 17 июля 2011
У самой 37 недель и 1 день, уже хочется родить поскорее, но страшно, особенно после такого рассказа. Понимаю, что у всех по-разному роды проходят, кто легко рожает, кто вспоминает их с ужасом. Сочувствую, что у вас не все гладко прошло, но главное все позади. Все живы и здоровы, ключица не самое страшное, что может быть в естественных родах. Сама я только рассчитываю на "договоренность" с врачом и анестезию, потому что мне кажется я вообще впаду в панику от боли на схватках и буду вести себя гораздо хуже, чем вы. Но все же надеюсь на легкие роды, хотя морально готовлюсь к ужасной боли. Спасибо за подробный рассказ и набирайтесь сил. Выздоравливайте!!!
все будет хорошо. не настолько страшна эта боль как говорят. это действительно ни с чем сравнить невозможно, но! если во время схваток стараться ходить, отвлекаться на статьи в коридоре, растирать пока можеш поясницу, писать смс пока еще соображаеш, да хоть ворон за окном считать, то основное время проходит довольно быстро...я слушала о чем говорят акушерки, девченки, наблюдала за другими, заставляла свой мозг концентрироваться на чем нибудь другом насколько это возможно, а вот последние два часа это уже совсем тяжко конечно, но и в это время можно хоть как то отвлечься, попробовав изменять позы в схватках. я рожала от начала схваток (самых маленьких) и до конца ровно 2часов 15мин. теперь у нас есть сын _олежка, при рождении 3600 и 53см. не надо относиться к будущей боли как к чему то нереально страшному, нет! это помошник Вам. потому что по интенсивности схваток и их продолжительности можно понять сколько еще остается...удачи вам! ну и сил побольше конечно. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!!!
20 июля 2011
Юлия Жукова
Отвечает на комментарий Юлия Жукова от 20 июля 2011 История беседы (2)
все будет хорошо. не настолько страшна эта боль как говорят. это действительно ни с чем сравнить невозможно, но! если во время схваток стараться ходить, отвлекаться на статьи в коридоре, растирать пока можеш поясницу, писать смс пока еще соображаеш, да хоть ворон за окном считать, то основное время проходит довольно быстро...я слушала о чем говорят акушерки, девченки, наблюдала за другими, заставляла свой мозг концентрироваться на чем нибудь другом насколько это возможно, а вот последние два часа это уже совсем тяжко конечно, но и в это время можно хоть как то отвлечься, попробовав изменять позы в схватках. я рожала от начала схваток (самых маленьких) и до конца ровно 2часов 15мин. теперь у нас есть сын _олежка, при рождении 3600 и 53см. не надо относиться к будущей боли как к чему то нереально страшному, нет! это помошник Вам. потому что по интенсивности схваток и их продолжительности можно понять сколько еще остается...удачи вам! ну и сил побольше конечно. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!!!
12часов и 15 минут...
21 июля 2011
Лена
Отвечает на комментарий Юлия Жукова от 20 июля 2011 История беседы (2)
все будет хорошо. не настолько страшна эта боль как говорят. это действительно ни с чем сравнить невозможно, но! если во время схваток стараться ходить, отвлекаться на статьи в коридоре, растирать пока можеш поясницу, писать смс пока еще соображаеш, да хоть ворон за окном считать, то основное время проходит довольно быстро...я слушала о чем говорят акушерки, девченки, наблюдала за другими, заставляла свой мозг концентрироваться на чем нибудь другом насколько это возможно, а вот последние два часа это уже совсем тяжко конечно, но и в это время можно хоть как то отвлечься, попробовав изменять позы в схватках. я рожала от начала схваток (самых маленьких) и до конца ровно 2часов 15мин. теперь у нас есть сын _олежка, при рождении 3600 и 53см. не надо относиться к будущей боли как к чему то нереально страшному, нет! это помошник Вам. потому что по интенсивности схваток и их продолжительности можно понять сколько еще остается...удачи вам! ну и сил побольше конечно. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО!!!
Спасибо за советы, приму их на вооружение! Была сегодня в роддоме на узи и пока стояла на улице разговаривала по телефону со второго или третьего этажа доносился такой истошный крик женщины, что мне не слышно было что по телефону отвечают. Видимо у нее были как раз последние два часа схваток, так как она периодически замолкала. Впечатление, что ее пытали раскаленным железом. Жуть, одним словом. Акушерка, видя мой испуганный взгляд наверх, сказала, что бывают и такие, не перетерпеть ей эту боль. Захотелось поскорее ретироваться оттуда. Ладно, буду верить, что у меня будет не так все страшно и все будет хорошо! Всего Вам хорошего!
22 июля 2011
Юлия Жукова
Отвечает на комментарий Лена от 21 июля 2011 История беседы (3)
Спасибо за советы, приму их на вооружение! Была сегодня в роддоме на узи и пока стояла на улице разговаривала по телефону со второго или третьего этажа доносился такой истошный крик женщины, что мне не слышно было что по телефону отвечают. Видимо у нее были как раз последние два часа схваток, так как она периодически замолкала. Впечатление, что ее пытали раскаленным железом. Жуть, одним словом. Акушерка, видя мой испуганный взгляд наверх, сказала, что бывают и такие, не перетерпеть ей эту боль. Захотелось поскорее ретироваться оттуда. Ладно, буду верить, что у меня будет не так все страшно и все будет хорошо! Всего Вам хорошего!
есть такие. когда я рожала тоже одна девочка так орала, что даже мне ее прибить хотелось, не говоря уж о врачах! когда кричишь, тратиш и без того драгоценные силы еще и на это, конечно я тоже не молчала, обнимала тумбочку и скулила довольно громко конечно, мычала...молила Бога чтоб все это поскорее закончилось и не поверила своим ушам, когда врач, подойдя в очередной раз проверять раскрытие шейки, сказал - пошли рожать! кстати, сами роды требуют тоже усилий, но там не так больно как до этого. ТУЖИТЬСЯ НАДО ВНИЗ!!!! запомните как "отче наш"! иначе разрывы, полопавшиеся капиляры и все остальное будет. я не смогла родить головку (сил не осталось, когда хорошо тужилась акушерка не сказала как правильно надо, и я в голову тужилась) т меня подрезали немного, эпизиотомия. вроде бы так это называется. и то сама уже попросила, а потом за две потуги и самого Олежку, и плаценту ))))) напишите, если конечно это будет не секрет и если вспомните обо мне, как родите ))))))
23 июля 2011
Лена
Отвечает на комментарий Юлия Жукова от 22 июля 2011 История беседы (4)
есть такие. когда я рожала тоже одна девочка так орала, что даже мне ее прибить хотелось, не говоря уж о врачах! когда кричишь, тратиш и без того драгоценные силы еще и на это, конечно я тоже не молчала, обнимала тумбочку и скулила довольно громко конечно, мычала...молила Бога чтоб все это поскорее закончилось и не поверила своим ушам, когда врач, подойдя в очередной раз проверять раскрытие шейки, сказал - пошли рожать! кстати, сами роды требуют тоже усилий, но там не так больно как до этого. ТУЖИТЬСЯ НАДО ВНИЗ!!!! запомните как "отче наш"! иначе разрывы, полопавшиеся капиляры и все остальное будет. я не смогла родить головку (сил не осталось, когда хорошо тужилась акушерка не сказала как правильно надо, и я в голову тужилась) т меня подрезали немного, эпизиотомия. вроде бы так это называется. и то сама уже попросила, а потом за две потуги и самого Олежку, и плаценту ))))) напишите, если конечно это будет не секрет и если вспомните обо мне, как родите ))))))
Да, про тужиться вниз, наслышана, что многие не правильно делают, пока поймут как нужно уже глаза все красные и силы на исходе, но потом получается. А так обязательно напишу как рожу!!!
1 марта 2012
tamara
прочитала Вашу историю и лишний раз поблагодарила Бога за то, что первого своего ребенка рожала здесь в Швеции и сейчас жду второго здесь же. Сравнивая только отношение врачей (уже неговоря о техническом оснащении больницы) могу сказать, что это как две разные планеты Россия и Европа. Женщин, которым предстоит рожать в России очень жалко, правда. остается надеется на то, что когда-нибудь роды в России хоть немного приблизятся к уровню развитых стран, развитых не только экономически, но и с точки зрения морально-этического поведения медицинского персонала больницы по отношению к пациентам (((((. вам удачи и здоровья!

Запрещено размещение сообщений, нарушающих законодательство РФ и/или общепринятые понятия об этике общения.
В частности сообщений:

  • способствующих разжиганию межнациональной вражды;
  • пропагандирующих наркотики, порнографию, проституцию;
  • нарушающих авторские и другие права третьих лиц;
  • компрометирующих любые группы людей по любому признаку;
  • оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство;
  • содержащих ненормативную лексику;
  • содержащих спам и иные рекламные сообщения.
Другие рассказы о роддомах
Авторизация

Регистрация
Забыли?