Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Мария Пашкова
написала

"Тяжело в учении - легко в бою" или Как появился Данилка

...Время шло. Пора было готовиться к родам, а для этого: собирать чемоданы и ехать в Курск. Но я не успела их собрать. Схватки застали меня врасплох на 37-й неделе. Сердце у меня ёкнуло - неужели придётся рожать в Москве? Но где? Наших материальных накоплений, отложенных для ведения родов в Курске, в столице хватило бы едва ли на бытовые нужды в роддоме. Времени на раздумья у меня не было.

На скорой меня доставили в 36-й роддом. Позже я узнала, что помимо того, что этот роддом специализируется на тяжёлых формах течения беременности, преждевременных родах и прочих патологиях, туда свозят всех, у кого что-то не в порядке с документами. Вот как раз с ними-то у меня, как оказалось, были непорядки. Врач в Курской ЖК не успела вписать мои последние анализы. В карте, заведённой на меня в роддоме в графе статус появилась сомнительная надпись: "необследованная". Пока моя мама в Курске ездила в ЖК и выклянчивала у моего участкового врача мой сертификат на роды и последние анализы, я готовилась стать мамой. Мои схватки оказались ложными и пришлось провести 2 дня в отделении патологии, пока они вновь не появились.

Дежурный врач на посту в том же отделении окинула меня презрительным взглядом, как только ознакомилась с моей картой. "И что вы все сюда едите, граждане "Необследованные"? - "Рожать в провинции не хотите! Все в столицу прёте как бараны! Чё тут, мёдом намазано? Вы думаете здесь статус для своего ребёнка получить?" Я опешила от её "приёма"... (наш последующий диалог по эстетическим соображениям не цитирую).

Мама приехала за день до родов и привезла сертификат со всеми анализами, но это меня уже не спасло от пребывания в 36-м роддоме. Рожала я так сказать в "совковых" условиях, лёжа на боку, подогнув ноги под себя. Вставать нельзя, пить нельзя, кричать нельзя! Когда же, загибаясь от боли, я заикнулась на счёт обезболивающего, в ответ только презрительно хмыкнули. Господи, я так мечтала рожать с мужем! В тот момент мне не хватало его поддержки - я чувствовала себя коровой на отёле. Заведующая родового отделения узнав о наличии у меня сертификата, тут же забрала его.

Несмотря на это, я вряд ли чем отличалась от других рожениц, не имеющих даже паспорта. Слава Богу, я родила удачно здорового сыночка! На 38 неделе мой богатырь уже набрал вес до 3080гр.!

Единственное, что омрачало мой успех - это парочка швов сомнительными нитками. Акушерки меня успокоили, что они вскоре сами рассосутся.

Сразу после родов я рвалась в палату отделения патологии, где провела без патологий 2 дня в ожидании родов, чтобы обзвонить родных и рассказать соседкам по палате о своём маленьком счастье. Но акушерки положили меня на каталку, чтобы я 2 часа пролежала в коридоре. Ну что ж, закон есть закон. Для пущей уверенности, чтобы я не сбежала, мне поставили капельницу с глюкозой.

Когда меня доставили в палату родильного отделения, я спрыгнула с ненавистной каталки и побежала на 2-й этаж. Переполненная волнением я в 1 час ночи ещё заманила в курилку новую подругу, чтобы поделиться новостью. Всю ночь я водила полненькую соседку в туалет, потому что сама она систематически падала в обморок. Хотя родила она раньше меня. А на следующий день я еле успела её подхватить на руки, чтобы она опять в обморочном припадке не перевалилась в открытое окно. В палате я была самая "молоденькая" по времени родов, да в придачу и самая хрупкая, и мне льстило, когда соседки-роженицы удивлялись и восхищались моей силе и активности.

Все последующие дни пребывания в роддоме я могла лицезреть своего сыночка только в отделении новорожденных ровно в 20.00 и всего на каких-то 2-3 минуты. Опухший, беспомощный, с капельницей в головке, он всё время спал, когда я приходила. Некоторым мамочкам деток приносили на время кормления грудью, аргументируя это тем, что они здоровы в отличие от моего малыша. А у малыша был целый букет, собранный из разных ежедневных заключений врача-педиатра: "Плохо сохраняет тепло, постанывает во сне, нахлебался околоплодных вод, ребёнок слабый, недоношенный, кефалогематома на затылочной области, кривошея, плоскостопие, желтушка, устрашающее превышение количества билирубина..." Я очень испугалась - о скорой выписке не могло быть даже и речи. Надо ещё сказать, у меня начали сильно болеть груди, поднялась температура. На все просьбы медперсонала помочь мне, они резко восклицали: "Сцеживайся!" и уходили. Сцеживаться правильно я не умела, мне никто не подсказал, ребёнка не давали к груди, поэтому моё положение усугублялось. Единственной помощью от врачей была таблетка жаропонижающего средства.

Позже я узнала, что врач-педиатр, в чьих руках жизнь и здоровье моего сыночка, ставила всем почти одинаковые диагнозы. "Слава" о ней ходила по палатам. Для чего именно она так пугала мамочек, так никому и не удалось узнать. У медперсонала, приносившего моим соседкам по палате малышей, и у тех, кто работал в отделении новорождённых, я узнавала всё о состоянии моего сына, и они утверждали: "Ваш малыш здоров, гематома маленькая, рассасывается, а желтуха проходит сама под живительными лучами солнца. Единственное, в чём нуждается вам малыш, это в ваших руках и ласке!"

На 6-й день, когда этаж заметно опустел, я решила забирать своего сына под расписку.

Схватив за рукав свою соседку-толстушку по палате, которой тоже грозило долгое "заключение", я помчалась прямиком к педиатру. Гинеколог-то нас отпустил с добром, оставалось только урвать своих малышей из лап нерадивого эскулапа. В разговоре с врачом я услышала то, что меня вывело из себя. "Под какую расписку ты собралась уходить?! Какая может быть расписка?! Никуда вы не уйдёте, пока я вам не разрешу!" И, взмахнув белым крылом халата, упорхала за дверь Отделения новорожденных. Моя соседка явно омрачилась, а я не падала духом, и ей не давала! И добившись своего, через полчаса мы уже сидели в кабинете у заведующей роддома - я, моя соседка, заведующая и педиатр. Последняя, свою агрессивную позицию так и не сменила.

Подруга вскоре получила долгожданную свободу, так как придумала себе билет на сегодняшний самолёт обратно на родину. А вот мне пришлось отстаивать сына методом прямых атак. Педиатр рисовала мне на листке страшные картины последствий кефалогематомы, которые меня откровенно пугали, но я мужественно стояла на своём. Убедившись, что я не сдамся, она начала мне блеющей овечкой предлагать перевестись в 8-ю больницу острой неврологии, где Данечке отпунктируют (проколят и выкачают гной с кровью) гематому! Но спасибо девочкам с форума КБМ и моим дорогим СТАРШИМ МАМОЧКАМ, которые меня переодически просвящали: кефалогематома пунктируется от 8 см, а у нас 2х2,5!

В общем, подчеркнув красным маркером устрашающие диагнозы (чтобы мне было стыдно, гы), мне велели собирать вещи. При выписке, нашу "группу встречающих" и меня обобрали, как липку: тётенька, спускавшая на лифте мой багаж; бабусенька, приносившая мне мою одежду; медперсонал - само собой; да и педиатр стояла неподалёку и почёсывала руку. Она как обычно в это время, спустилась к родственникам роженицы, и с устрашающей и обречённой гримасой на лице толковала им, что ребёнок безнадёжно болен, а далее шаблонные фразы, которые летели за мной в распахнутые навстречу весне двери 36-го роддома.

P.S. Кефалогематома у Данечки рассосалась к 1,5 месяцу. Но врачи постоянно доканывают вопросом: почему так много диагнозов. Приходится всем объяснять, что я рожала в 36-м роддоме, а непосвящённым рассказывать в чем его особенность.

Когда мне порядком надоели висящие из интимного места чёрные лохмотья, я обратилась за помощью к гинекологу ближайшей клиники. Она безболезненно удалила нитки и удивлённо спросила: "Кто вам сказал, что такие нитки рассасываются?! Ну вас и зашииилиии... Как на свиноферме..."

Но хорошо, когда у всего есть хороший конец. Возможно, если бы мне не пришлось пройти через всё это, мой рассказ был бы не таким содержательным. И в этом несомненно есть свой плюс. :)))

Зато теперь у меня есть сыночек, который в данный момент балуется на диване, смеётся и прячется от мамы, дубасит ножками и "разговаривает" с ковром!!!

2007 г.

Katerina
Очень вам сочувствую, что столкнулись со всеми прелестями 36 больницы. Мы сами москвичи, живем недалеко от этой больницы. Осень прошлого года мама попала туда в реанимацию, когда она пришла в себя ночью, раздетая, с капельницей, естественно запаниковала и начала спрашивать всех что случилось и где она, на это ей ответили - заткнись, дура, чего ты ночью орешь! Пить не давали, ужас просто! Нас в реанимацию не пускали, врач нам долго рассказывал , как они ухажиывают за мамой, как стараются. Слава Богу, мама быстро отошла и стала слезно проситься домой, с угрозами, что простот сбежит из больницы. Через 3 дня мы ее забрали и теперь вспоминаем все, как страшный сон
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей
Подпишитесь на нас
Новости от Дети Mail.Ru