Главная Рассказы о родах ПоДАРочек бабушке на день рожденья

Рассказы о родах

ПоДАРочек бабушке на день рожденья

10

Рассказ у меня получился длинный. Но тем, кто еще не рожал он, наверное, будет интересен многочисленными подробностями. Так что если у Вас есть 15 минут, присаживайтесь поудобнее. Вот рассказ о том, как родился мальчик Дима.
ПДР наш был «назначен» на 15-17 июля. Забавный получится прикол, думала я, если малыш пожелает родиться 15-го (в день рождения тетушки мужа) или 20-го (в день рождения моей мамы).

15-го съездили в гости на день рождения. Никаких признаков. 16-го тоже, 17-го, 18-го... Я уже начала нервничать. Нет, я не боялась «переходить». Просто моя мама, как назло, собиралась отдыхать. Когда она свой отдых планировала, ориентировалась на ПДР, и билеты взяла на 25-е. Было бы очень обидно, если бы она уехала, не попав на выписку. Мы с мужем каждый день по часу - два гуляли по парку (слышала, что долго гуляя, можно «нагулять» схватки). Вечером (прошу прощения за интимную подробность), занимались «этим», уже не боясь «преждевременных» родов, а наоборот желая уже «своевременных».

Подошло 20-е. Ночью очень плохо спала. Все думала, уже просила у высших сил до 25-го дать просто родить! Какая уж там выписка!
Часа в два ночи (еще не спала) вдруг внизу живота что-то хрупнуло, и резко захотелось в туалет по маленькому. Видимо, в этот момент «опустился» живот. Потом разок слегка прихватило в пояснице. После этого полчаса еще пождала - ничего. И заснула. С утра почувствовала еще пару легких схваток. Но не стала радоваться прежде времени. Позвонила маме, поздравила с днем рождения, сказала, что «все по-прежнему». На курсах для беременных нам рассказали историю, как одна беременная очень хотела родить ребенка в день рождения мужа. В тот самый день начались у нее схватки. Привезли ее в роддом. Схватки есть - раскрытия нет. Стимулировать не стали, т.к. пузырь был цел. Врач и сама чувствовала, как живот напрягается, т.е. схватки были. А раскрытие - нет. Ровно в 00.00, когда день рождения мужа закончился, у женщины схватки прекратились. Возобновились только спустя 5 дней. Короче, самовнушение!

Вот я и подумала, может я тоже себе «самовнушаю», хочу, чтоб малыш в мамин ДР родился, а на самом деле, ничего нет?! Было начало десятого, когда, встав со стула, я вдруг почувствовала, что трусы резко промокли. Быстро в ванну - точно, пробка, и частично воды.
Позвонила мужу, который только-только приехал на работу: «Ну, дорогой, возвращайся, поедем рожать...»
Рожать поехали в 70-й. В приемном меня дважды осмотрели на кресле: сначала акушерка, потом (с моего разрешения), практикантка. Вылилось еще немного вод.

После традиционной клизмы отправили в родильное отделение, на третий, если не ошибаюсь, этаж. Мест в родилке не было. Медсестра, сопровождавшая меня из приемного, указала на скамеечку: «Сиди, жди, пока место освободиться». Я, как послушная девочка, села. Включи я в тот момент мозги и память, я стала бы прохаживаться, хотя бы от двери одного родблока, до другого, чтоб разгулять схватки, которые к тому времени были очень редкими и слабыми.
Во всем отделении кричала только одна роженица. Сначала я подумала, что она уже тужится, потом, когда прошло часа полтора, а крики не смолкали, только прерывались периодически минут на 5-10, я поняла, что это бедняга так «прокрикивает» схватки. Учитывая, что в остальных блоках было тихо, я про себя ее пристыдила: «Что ж ты, бедная так орешь-то? Другие, вон, молча переносят боль, а ты?» Да... Через пару часов Боженька меня за эти мысли наказал!

А пока я сидела. И в какой-то момент в блоках с обеих сторон от меня, с разницей буквально в пару секунд родились малыши, оба мальчики. Удивительно, но героические мамаши даже в потугах не проронили не звука. Только малыши, выйдя на белый свет, вопили. От звуков детского крика, слегка разволновавших меня (до этого я была спокойна, как сонный слон!) у меня почти минут на 40 прекратились схватки.
Скоро рожениц увезли, блоки вымыли, и меня, спустя почти три часа после приезда в роддом, определили в родблок №5. Счастливое число, подумала я!

Врач пришла ко мне еще почти через час. Велела взобраться на кровать - трансформер, осмотрела (боль дикая! вылились остатки вод уже больше, чем напополам с кровью). «Раскрытие только 1,5 см, - резюмировала она, снимая перчатки, - Будем стимулировать».
Пришла медсестра, поставила катетер, капельницу и велела лежать, не вставая. Почему нельзя было вставать, я так и не поняла. Одна гинеколог потом сказала, что вставание при стимуляции может повлечь неприятности в родах. Но какие - не пояснила.
Не прошло и 15 минут, как я поняла, что значит, настоящие схватки! Больно было так, что никакие виды дыхания не помогали. Массаж, который я пыталась сама себе делать, был, как мертвому припарка. Первые 2-3 схватки (перерывы между которыми, кстати, сразу сократились до 10 мин.) я еще держалась, только тихонько стонала в самые пиковые моменты. Потом не выдержала, и начала кричать. Та роженица, которую я мысленно стыдила несколько часов назад, разродилась еще до того, как начали стимулировать меня. И вот теперь настала моя очередь нарушать покой родильного отделения. Кажется, за те 3 часа до потуг, что длились схватки, я, опять-таки, была единственной в отделении, кто кричал в голос.

Часа через полтора я вдруг вспомнила, как на курсах говорили, что если становится невыносимо, надо сходить в туалет «по-маленькому», потому что полный мочевой пузырь, давит на матку и усиливает болевые ощущения. Еще минут 15 я пыталась докричаться до кого-нибудь из медперсонала, который периодически сновал по коридору (дверь была открыта), но ко мне не заглядывал. Потом меня, наконец, услышали, зашел усатый дядя, оказавшийся врачом следующий смены (вот почему никто не подходил! У них пересменка, блин, была!).

- Дай-ка я тебя осмотрю! (засучивая рукава, Боже! Как он напомнил в этот момент мясника, особенно учитывая богатырский рост и косую сажень в плечах!)
- А можно в туалет??? - полупрохрипела, полупропищала я.
- Ща осмотрю, и пойдешь.
От «осмотра» я заорала сильнее, чем от схватки! О раскрытии даже спрашивать не стала, чтоб не расстраиваться!
- Сейчас пришлю медсестру, она тебя от катетера отсоединит, сходишь в туалет. А через часик, может, обезболим - посочувствовал он, глядя на мою красную и потную от постоянного ора физиономию.
Боже! Как же я забыла про обезболивание!!!!
- А почему только через час??? Может раньше?
- Рано еще. Ты только час со схватками лежишь.
- Не час, а почти два!!! (откуда только наглость берется - полминуты назад об обезболивании еще и не помышляла, а сейчас чуть за руки врача не хватаю, и то лишь потому, что не дотягиваюсь!)
- Ничего, потерпи, обезболим.

Когда меня, наконец, отпустили в туалет, я ужасно пожалела, что не попыталась отвергнуть эту жуткую стимуляцию. На полпути в туалет меня застала схватка. Я остановилась, оперлась руками о стенку и спокойно, без криков и даже без стонов ее продышала. Стоит ли говорить, что дальше в туалет я шла ОЧЕНЬ медленно. Также медленно справила там свои дела, и со скоростью черепахи пошла обратно, чтобы хотя бы еще одну схваточку «поймать» стоя.
- А нельзя мне еще постоять? - со слезами попросила я суровую медсестру, ожидавшую меня в родблоке с капельницей.
- Нельзя! Ложись, давай!
Делать нечего - легла.

Через полчаса меня все-таки обезболили. Тетечка, вводившая мне через катетер спасительную жидкость, пообещала: «Сейчас сможешь подремать».
Нет, подремать я, конечно, не смогла. Схватки я чувствовала, но по ощущениям они уже были такими, какими я их почувствовала стоя - болезненными, но не до крика, не до слез. Хотя ощущение тумана-дурмана в голове все равно наступило. Жаль только действие обезболивающего продлилось не долее получаса. Как только я поняла, что снова не могу перенести схватку без крика, я снова попыталась отловить сновавших по коридору акушерок-медсестер: «Мооожно мне в туалеееет????»

На обратном пути из туалета я вдруг почувствовала слабое желание покакать!
- А у меня начались ощущения, что мне надо покакать, - удивленно сообщила я поджидавшей меня медсестре.
- И что? Ты же за этим сюда и пришла?
- Ну... я просто хотела сказать, может кто-то придет, посмотрит меня?
- Когда надо будет, придут и посмотрят!

Мда... Такой реакции я не ожидала. Хорошо, что я внимательно слушала лекции на курсах для беременных и хорошо запомнила, что надо делать, когда начинаются потуги. Мне только стало очень интересно, а если роженица не информирована так, как я, и начинает тужится, не дождавшись врача-акушера, не дождавшись полного раскрытия. Тогда, наверное, они, придя и обнаружив внутренние разрывы или еще чего похуже, начинают беднягу матом крыть?
Предположения предположениями, но я начала «продыхивать» появившиеся потуги. Врач пришел потуги через две.
- Все нормально, скоро к тебе придут - сказал он и собрался уходить.
- А сколько раскрытие - со страхом спросила я, очень боясь услышать «8 сантиметров», что означалось бы необходимость сдерживать потуги еще полчаса-час, а то и больше...
- 10! Еще минут 15, головка опустится, и можно рожать.
- О! Спасибо! - я была так рада, что врач-богатырь показался мне в этот момент просто моим спасителем!

Не знаю почему, но как только начались потуги, весь дурман, обволокший меня после обезболивания, тут же куда-то исчез. Было ощущение, что мозги быстренько прополоскали, промыли и отполировали тряпочкой. Мысли стали ясные-ясные! Боль от схваток стала гораздо меньше, я уже не кричала, а только громким шепотом, в такт дыханию внушала себе: «Не тужься! Рано! Не тужься! Нельзя!»
Через некоторое время пришла акушерка и начала готовить инструменты к родам. Услышав мою «мантру» - она с удивлением, и, как мне показалось, с уважением, посмотрела на меня и пробормотала: «Верно, верно, нельзя...»
Трансформировав кровать в родильное кресло, она меня осмотрела-ощупала: «Ну что, со следующей схватки можно попробовать потужиться! Колени к груди, обхватывай их руками, и как схватка придет, тужься, ясно? - Я образовалась, кивнула. Но от следующей фразы впала просто-таки в ступор - Ты потужься пока сама, а я скоро приду». И упорхнула.
И снова «мдааааа....» Видимо она решила, что перед ней исключительно опытная роженица, которая вполне может разрешиться сама, без посторонней помощи! Пока я размышляла, пришла схватка. Я попробовала потужиться, но поняла, что без квалифицированной поддержки просто боюсь это делать! Ну, нет! Буду продыхивать, пока не придет!

В это время голос акушерки раздался из соседнего родблока: «Тамара! Не тужься! Еще рано! Терпи Тамара! (слабый грустный голос что-то ей ответил, видимо, это была та самая Тамара) Надо еще немного потерпеть!»
Приехали! Одна акушерка на двух рожениц. Круууто! К счастью, к Тамаре «отдельная» акушерка пришла всего через три мои потуги, которые я спокойно продышала, в особо тяжелые моменты заставляя себя проговаривать все, что попадается мне на глаза: «Вон окно. В окне видны зеленые деревья. Они качаются от ветра. Синее небо в редких облачках...»

Наконец, вернулась акушерка.
- Ну, потужилась?
- Потужилась, - почти не соврала я.
- Хорошо, теперь будем тужиться вместе.
Как описать ощущения, когда я, наконец, начала по-настоящему тужиться? Это было почти удовольствие, потому что с каждой потугой я чувствовала настоящее облегчение! Не было боли! Оставались считанные минуты до рождения сына! Все мои силы, все мои мысли были направлены туда, вниз живота, меж ног, где в это время акушерка интенсивно натирала, массировала, видимо, чтобы ткани лучше разошлись. Правда, это не сильно помогло. На третью или четвертую потугу я почувствовала, как чем-то она там провела, от чего возникло легкое ощущение мгновенного тепла. «Посекла» - поняла я.

- Давай, давай, сильнее выдавливай из себя! Уже голову видно! Давааай!
- ЫЫЫЫЫ! - «дала» я так сильно, как только могла! - Ззззараза!
- Не ругайся!
- Я не на вас, простите! - И откуда в такой момент у меня взялись силы на вежливость, более того, на смущение! - Просто... просто больно, - вот тут я соврала, потому что больно не было, а ругнулась я от напряжения. Наверное, так ругаются штангисты, поднимая рекордный вес. Хотя, честно говоря, никогда не видела по телевизору ругающихся штангистов. Только орущих! Но я свое оторала часом раньше.
- Еще разок! Головка вышла!
Вышла! Обалдеть! Я почти засмеялась от радости. Даже не заметила, откуда в блоке взялась еще одна акушерка. Только успела, увидев ее перед последней потугой, удивиться: «То одна акушерка на двоих рожениц, то наоборот!»
- Ну, чего спишь! Голову родила, а остальное кто рожать будет, Пушкин?! - Интересно, куда она спешит? Зачем меня торопить, если схватка еще не началась, на что тужиться-то?
Наконец, последний глубокий вдох и... «ЫЫЫЫЫ!!!!»
- Давай, еще чуток! - это уже вторая акушерка командует. - Сейчас поможем!
Я не почувствовала, но увидела, как будто со стороны, как она надавила мне справа на еще пока возвышающийся надо мной живот, и... вытолкнула малыша на руки первой акушерке!
ВСЁ!!! Выдох!

Акушерка подняла оказавшийся большим, чем я себе представляла синеватый в темно-вишневых кровяных сгустках комок, который как-то негромко, будто обреченно и немного с обидой, даже не заплакал, закряхтел. Смахивая ресницами слезы, я поймала себя на мысли, что ожидала от сыночка большего, более громкого!
Комок плюхнули (звук были именно такой, «плюх!») мне на живот: «Держи!»
Я вцепилась в синевато-красноватый с темными волосиками замолчавший комочек, на ощупь очень напоминавший студень, оторопев от... не знаю... ото всего! «Поздравляю, Людмила Борисовна! У вас сын» - прошептала я себе, и чуть не рассмеялась в голос от счастья.
Через минуту, а может через пять (я как-то потерялась во времени в этой ситуации), акушерка закончила манипуляции с пуповиной, и взяла у меня малыша. Она подняла его надо мной, повернув ко мне пузиком.

- Кто? - спросила она строго.
- В смысле???
- Ну, КТО???
- Ну, пацан... - дошло до меня.
- Ну, правильно! - удовлетворенно сказала акушерка и унесла «пацана» на пеленальный стол.
Я, вроде, и глаз от столика не отрывала, но все равно не успела заметить, как она быстро его обтерла, обсушила, потом тут же замерила, потом взвесила.
- 4180, 54! - Громко сказала она.
- Хорошо! - пробубнила из угла невесть откуда взявшаяся там неонатолог, уже записывавшая данные моего малыша в первую в его жизни метрику. После она его со скоростью Шумахера осмотрела, прослушала, еще что-то записала, еще что-то побурчала и улетела.
Уже туго запеленатый Малыш лежал на столике в двух метрах от кровати, повернутый на бочок лицом ко мне. У него было такое серьезное лицо! И он мне показался ОЧЕНЬ похожим на моего папу! Наверное, когда мой папанчик родился, он был точно таким же!
Да, если до этого времени я еще немного сомневалась, может все-таки назвать сына в честь папы - Борей, то тут поняла, нет, Борей нельзя. Он и так внешне очень на него похож. Если еще и имя будет такое же, это уже будет просто неприлично!
И, в конце, концов! Имя Дима в данной ситуации походит гораздо больше!
У моих ног уже колдовала врач.

- Послед родить надо, и зашиваться!
Ну, родить послед, ребята, это такая фигня! Я даже не заметила, как сделала это. После того, как врач осмотрела его и что-то у себя в очередной раз записала, настало время «художественной штопки».
- Сейчас сделаем укольчик...
- Сделайте. А потом не подадите мне телефон, пожалуйста! Вон, на тумбочке.
Первый звонок мужу:
- Привет, дорогой! Записывай для истории. В 19.00 ты стал отцом мальчика весом 4180 грамм, ростом 54 сантиметра! Имя - Дмитрий! Поздравляю! Позвони своим.
Что говорил в ответ муж, честно, не помню!

Второй звонок - маме, сидевшей в этот момент с гостями за праздничным столом.
- Мамуля! Я еще раз поздравляю Тебя с Днем Рождения! Прими от меня маленький подарок, весом... ростом... Кстати, Имя подобрала соответствующее. Вслушайся в инициалы: Дмитрий Антонович Рыбкин!
Как мне потом рассказывала подружка, бывшая свидетельницей это сцены, мамулька, во время и после разговора со мной, прыгала, как девчонка, и махала свободной от мобильника рукой...
- Как ты себя чувствуешь? Давно родила? Все нормально?
- Прекрасно себя чувствую! 15 минут назад. Все замечательно.
- 15 минут назад??? У тебя голос такой бодрый!
И после этого пошли беспрерывные звонки, смс-ки, поздравления, новость разлетелась в минуты! А до кого не долетела сама, я помогла!
Вы не поверите, но я сейчас все это пишу, и отчаянно ностальгирую! Боль, крики - все это такая ерунда! И пусть меня после всего это считают ненормальной, но я снова хочу все это пережить! Конечно, если еще доведется, я буду умнее. Я постараюсь избежать стимуляции. Я буду ходить и стоять, чтоб было легче. В любом случае, момент, когда с последним усилием из тебя выходит Новая Жизнь, стоит всех испытаний!

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 5
12
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
Да что ж здесь звездочек-то маловато??????
Очень хороший рассказ!!! Я от жалею, что врач мне не разрешил самой рожать по здоровью. Я бы тоже все это хотела пережить!!! Я даже в конце расплакалась!!! =
17 марта 2009
Юлия Найден
Просто здорово!!! Хотела поставить рейтинг статьи "5 звездочек", но нечаянно нажала на 3.а вообще - 5+!

Запрещено размещение сообщений, нарушающих законодательство РФ и/или общепринятые понятия об этике общения.
В частности сообщений:

  • способствующих разжиганию межнациональной вражды;
  • пропагандирующих наркотики, порнографию, проституцию;
  • нарушающих авторские и другие права третьих лиц;
  • компрометирующих любые группы людей по любому признаку;
  • оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство;
  • содержащих ненормативную лексику;
  • содержащих спам и иные рекламные сообщения.
Другие рассказы о роддомах
Авторизация

Регистрация
Забыли?