Главная Рассказы о родах Моя история родов

Рассказы о родах

Моя история родов

2

Врачи ставили дату родов – 1 апреля. Сама я рассчитала, что это должно произойти не раньше 9-го апреля. И оказалась недалека от истины. Но в отделение патологии беременных пришлось лечь за день до предполагаемой даты родов – 31 марта.

Помню, что был солнечный день, и муж отпросился с работы на полдня, чтобы отвести меня в роддом. Идти туда, скажем так, мне очень не хотелось. Такая классная погода, а меня – в роддом! Сердце сжималось. А еще там было 2 карантина – по ветрянке, и по гриппу, так посещения для ОПБ были запрещены вообще. Только передачи через справочное и общение через окошко. К тому же у меня была твердая уверенность, что мне вызовут роды. Правда, на этот случай, у меня был запас крепких словец в адрес докторов. «Не дамся!»

В приемном покое роддома меня определили туда же, где уже была месяц назад – в ОПБ (отделение патологии беременных). И хотя в этот раз патологии у меня никакой не было, но туда кладут и для подготовки к родам. Знакомые все лица, и главное, что народу в отделении – 13 человек всего в связи с карантином по ветрянке. Принимают только тех, кто переболел этой неприятной болезнью.

Определили меня в 13-ю палату. Сначала одна там была, но недолго. Через час подселили ко мне еще девушку. Ее сразу взяли в оборот – поставили катетер, чтобы вызвать роды. Меня пока еще не тронули, но сказали, что возьмутся вплотную через 2 дня. Будут мне ламинарией шейку раскрывать и укорачивать, а то у меня она слишком длинная и ни фига не раскрылась, а рожать идти пора. Я говорю – не надо мне ничего там делать, не пора ему еще вылезать, не хочет он.

После осмотра врачей было такое чувство, что сейчас рожу. Смотрели так больно, хотелось на стенку лезть. Правда, теперь я понимаю, что эта боль, когда смотрят на кресле по сравнению со схватками совсем как укус комарика. Просто тогда я еще не знала, что такое настоящая боль…

В ту же ночь у моей соседки по палате отошли воды… Я испугалась еще больше, чем она. Как будто это у меня воды отошли, а не у нее. Ее забрали на 4-й этаж, в родильное. А я остальную половину ночи молилась, чтобы у меня не произошло то же самое. Не хотелось мне 1-го апреля рожать, не готова я была еще….

Утром 1-го числа прибегает Корниенко – наша палатная доктор – и говорит – пойдем я тебя опять посмотрю. Я чуть не завыла! От вчерашнего осмотра еле оклемалась, а тут снова. Ну, думаю, еще пара таких осмотров и я точно окажусь в родильном. Посмотрела. Не знаю, что она там нового хотела усмотреть, но картина была вчерашняя. Сказала, что возьмет меня на УЗИ и рассказала мне про ламинарии. Что это легкий и не очень болезненный способ расширить шейку матки для подготовки к родам. Заверила меня, что будем ждать своих схваток, вызывать роды не будем. Это меня успокоило.

На УЗИ та же доктор посмотрела меня, сказала, что плод крупный очень. В остальном все в порядке. Я не могла понять, откуда у меня может быть крупный плод, если животик у меня небольшой. И если он крупный, где он тогда там помещается?

После УЗИ пришла в палату. Ко мне подселили новую соседку. У нее уже вторые роды будут. Ей уже было не так страшно. Она мне сказала только одну вещь – в родах всегда слушай акушерку, намного легче все пройдет.

С этого дня понеслось – уколы мне «горячие» кололи, но-шпу зачем-то, фолликулин и витамин C. Но больше всего мне нравился их набор таблеток – валерьянка и дипиридамол. Причем давали их всем – и кто на сохранении, и кто рожать собрался. Стандартный набор, лекарство от всех болезней – валерьянка! Наверное, чтобы нервничали меньше. Я, естественно, эти таблетки не пила, потому что от дипиридамола голова просто чугунная становится, трещит так, словно с бодуна. Так что к моменту родов у меня собралась нехилая коллекция таблеток :)

На следующий день мне все-таки поставили эту ламинарию. Процедура неприятная, потом живот болит очень. При этом главное найти удобную позу лежа, тогда боль меньше чувствуется, а потом и совсем проходит. Сидеть, прямо скажу, невозможно, а вот лежать – милое дело.

На следующий день после ламинарии провели «схему». Это так называемая родовызывающая схема: сначала клизма, а потом укол – таблетка. И так каждые полчаса. Всего 4 укола и 4 четвертинки какой-то таблетки. От схемы, честно скажу, ни холодно, ни жарко. Живот поболел 2 часа, а потом все затихло, как будто ничего мне и не делали.

Выходные!!! Спасение от врачей. Ходят одни дежурные доктора с трубочками, послушают, спросят как самочувствие и уйдут к себе в отделение. Никто тебя не смотрит, не мучает. К тому же, в выходные сняли карантин и разрешили посещения для ОПБ и обсервации. Так муж ко мне 4 раза прибегал. Утром и вечером! И я, если честно, так по нему соскучилась за все эти дни, пока переговаривались через окошко!!! Когда разрешили выходить из отделения, мы даже с ним гуляли возле роддома. Нам можно, мы ОПБ, да и к тому же выходные дни. Никого из администрации нет.

А в понедельник началось… Пришли все доктора, первым делом занялись мной. Как это так – уже 6-е число, а я все никак не рожу! Посмотрели. За выходные у меня там все обратно закрылось, так что все, что врачи делали, оказалось коту под хвост. Тогда спросили, согласна ли я на катетер. Я закричала, что никаких катетеров! Тогда мне опять «схему». Пришла в палату, девчонки смеются, говорят: «Ты как в стихотворении «Стойка трымауся юнак на дапросе»!

Провели схему. Опять никаких схваток, ни намека на роды. Вечером пришел муж, мы еще с ним погуляли вокруг роддома. Он мне сказал, что я рожу или в ночь с сегодня на завтра, или завтра, 7-го числа. А еще прикольнулся – завтра праздник большой церковный, ничего делать нельзя, рожать тоже нельзя, так что рожай сегодня! Мы так посмеялись, и я пошла обратно в отделение на ужин.

Вечером поговорила с мужем, пожелали друг другу спокойной ночи, и я решила, что надо сходить в душ перед сном. Сходила… Почему-то было какое-то паскудное чувство… Чувствовала, что что-то не так…. Вернулась в палату, легла в кровать, лежу, читаю книжку…. А через некоторое время резко ее закрываю и подскакиваю на кровати….

На меня с недоумением смотрит Катюха, моя новая соседка по палате, которую подселили днем… Я говорю «Кажется, у меня подтекают воды!», и резко срываюсь с кровати. На простыне только крохотное влажное пятнышко… Может показалось? Может это еще я от душа не обсохла? Мчусь в туалет…. По дороге опять никаких признаков подтекания, в туалете тоже. Специально там подольше посидела, думала, выльется что-нибудь. Только вышла оттуда, слышу, что-то такое реальное хлынуло и очень много… Теперь у меня сомнений не оставалось – подтекание вод. Иду на пост к медсестре, а саму всю колотит. Мне как всегда везет на дежурящий медперсонал – в ночь дежурила старшая акушерка отделения. Я забегаю к ней в процедурный и говорю: «Кажется у меня воды отошли. В палате немного и сейчас вот тоже…». Она спросила фамилию и палату, завела меня в смотровой, а сама вызвала дежурного врача из родзала.

В смотровом меня смотрела сначала врач-стажер, молоденькая такая девчонка. Теперь я не чувствовала ни боли при осмотре, ничего…. Меня только трясло… От страха… При осмотре воды хлынули так, что образовалась большая лужа. Пришла Преснякова, дежурная врач из родзала, посмотрела, сказала, что плодный пузырь еще полный. А когда при ней у меня еще хлынули воды – вторая порция – сказала мне собираться двумя этажами выше.

Пришла в палату собирать вещи. Девчонки спрашивают, как и что…. Что тут сказать, кроме того, что пойду от вас, и жду вас всех уже в послеродовом.

Санитарка отвела меня сначала на первый этаж, где мне выдали всю больничную одежду, свою в родзал нельзя. Потом на 4-й этаж, в родильное отделение. Все это время у меня текли воды. Было такое чувство, что там этой воды литров 5, а не около литра, как положено. Вода лилась постоянно. А потом, когда мне вскрыли плодный пузырь, там оказалось еще пол-литра где-то…

Положили меня в предродовую. Сказали, новый метод будут испытывать. Пришла медсестра. Сказала, что ее зовут Света. Она будет со мной всю ночь. Я у нее спросила про обезболивание. Она мне сказала, что я как раз тот случай, когда они будут раскрывать шейку, потому что у меня там вообще только один палец проходит, и при этом обезболивать. Получалось, что ночь я буду отдыхать, чтобы к утру у меня были силы рожать.

И с этого момента понеслось. Сначала меня на КТГ, чтобы определить сердцебиение плода и наличие схваток. Схваток я практически не чувствовала, живот немного совсем побаливал. Битый час пытались уловить шевеления плода, но их оказалось очень мало. Еще бы – перед родами активность очень сильно снижается. Ребенок силы бережет для родового процесса.

Потом пришла Преснякова. Повела в сморовой, где мне и вскрыли плодный пузырь, чтобы спустить остатки жидкости. Поставили катетер. После катетера я почувствовала, что мне очень больно… Повели к анестезиологу. Тот долго допытывался, какие лекарства я не переношу, потом меня посадили на кровать для введения катетера в щель между позвонками – для эпидуральной анестезии. Скажу честно – иглу в кость вводить очень больно. Мало того, что начиналось действие катетера, и у меня начались такие неплохие схватки, так еще и иглу прямо в спинной мозг. Можно увидеть не только звезды Кремля, но и огни Нью-Йорка!!! Вот тогда я впервые реально закричала, и даже заплакала, потому что боль была нестерпимой. Потом анестезиолог раз 10 спросил, чувствую ли я свои конечности, и начал введение обезболивающего препарата. После него полегчало… Причем намного. И меня отправили спать…

Просыпаюсь в 5 утра от дикого ора над ухом…. Открываю глаза – на кровати напротив девчонка из нашего отделения, из платной палаты. Кричит от дикой боли. Схватки… Через некоторое время ее забирают в родзал… Я еще подумала, что у нее вторые роды, и она так орет, что ж тогда со мной будет?!

Меня отправили на клизму. Анестезия немного отошла, и я тоже ощущала неплохие схватки… Когда вернулась обратно, мне поставили капельницу, от которой меня спустя некоторое время стало так неслабо тошнить и началась рвота как при аппендиците. Оказалось мне пентаксифилин капали, хоть я и сказала, что у меня на него непереносимость. Потом у меня резко понизилось давление – 90/50. Мне принесли в капельнице какой-то физраствор – нехилую такую бутыль! Чуть подняли давление до 110/70. Опять вкололи обезболивание. Посмотрели, как там дела с шейкой, вынули катетер. Я опять попыталась уснуть.

В 8 часов пришла дневная смена врачей. Прискакала Пулярова – заведующая послеродовым отделением. Дальнейший осмотр и перевод меня в родзал осуществляла она. В 9 утра отошла анестезия…. И вот тут началось самое ужасное….

Схватки были настолько сильными, что я не знала, куда себя деть. Думала залезу на стенку. Орала, что дурная… Сразу вспомнила эту девчонку, которая ночью рожала, как она кричала…. Я, наверное, орала не меньше, чем она.

Отдельно хочу высказаться по поводу мужиков-гинекологов. Кто-то говорит, что они относятся лучше, чем женщины. Ни хрена!!! На своей личной шкуре испытала отношение мужика-гинеколога. Не знаю, может где-нибудь в Арабских Эмиратах, в Индии, в США или в Германии мужики-гинекологи хорошо себя зарекомендовали, не спорю. Но наших дуболомов я бы на пушечный выстрел к гинекологии не подпустила! Ни в женскую консультацию, ни тем более в родзал. В последний особенно. Б*я, ну если ты родился мужиком и тебе не суждено испытать весь родовой процесс на своей поганой шкуре, так ты же относись к рожающим женщинам с пониманием! Я это к чему – ко мне в предродовую палату, когда я там корчилась от схваток, периодически приходил Сержантов – гинеколог. Не знаю, то ли он от своей молодости такой придурок, или он вообще по жизни такой. Вместо того, чтобы поддержать или успокоить меня, он начал мне мозги компостировать – чего я так ору, и все такое. Б*я, ору потому что мне больно, дебил!!! Мне в какой-то момент хотелось его послать на три буквы прямым и открытым текстом. И если бы он вовремя не ушел, я бы его точно послала! Хотелось ему сказать: «Давай я тебе сейчас в задницу зонтик засуну, а когда начну его обратно вытаскивать – раскрою! Посмотрим тогда, кто из нас будет громче кричать!» Да и вообще, в конце концов, многие советуют – хочешь в родах кричать – ори на всю, может так действительно легче! А этот дебил мне еще и рот затыкал. Все бы ничего, так он еще потом и в родзал приперся. Чего ему там надо было, бес его знает. В то время, когда меня врач и акушерка пытались как-то успокоить хорошими обнадеживающими словами, этот стоял в стороне и выражал недовольство по поводу моего громкого крика. В конце концов акушерка не выдержала и сказала ему: «Ну чего ты пристал? Хочет кричать – пусть кричит!» Кстати, благодаря только этой акушерке, которая принимала у меня роды, у меня все неплохо, и весь родовой процесс в родзале занял от силы минут 10. Но об этом дальше….

В родзал меня привели после того, как схватки стали невыносимыми, и у меня возникло дикое желание хорошенько потужиться. Получалось, что полтора часа я отмучилась со схватками, а весь процесс рождения занял 10 минут. На кровать меня положили, когда заметили, что сердцебиение ребенка стало снижаться, т.е. он сам уже начал выходить и при этом задыхаться. Тогда меня быстренько на родовую кровать, сказали тужиться при каждой схватке как можно дольше и как можно сильнее. Я помнила, что говорила мне бабушка и девчонки, которые рожали по второму разу: «Слушай, что говорит акушерка, и тужься вниз, а не в голову». Как тужится вниз, мне популярно объяснила Пулярова: «Тужься, как будто у тебя сильный запор, одним словом, какай на стол!» Чего уж тут непонятного…

Все закончилось в 10:55. Шесть потуг и я почувствовала дикое облегчение…. Услышала как говорит акушерка: «Ну вот и все. Мальчик». Я приподнялась на кровати, чтобы посмотреть на это чудо, которое я родила. Значит, не обманули доктора, которые УЗИ делали. Действительно мальчик.

- Живой? - спрашиваю у акушерки.

- Конечно живой! – отвечает она, и положила его мне на живот. – Вот твое чудо.

- А почему он не кричит?

- Мы не даем ему кричать, потому что его надо сначала вытереть, чтобы в рот грязь и бактерии не попали.

Потом перерезали пуповину и унесли малыша измерять и взвешивать. Оказалось, что родила я действительно богатыря, как и сказала мне Корниенко, которая делала мне последнее УЗИ. Вес малыша 4кг 280 грамм и рост 57 см! Потом в послеродовом у меня все интересовались, как я такая худенькая и маленькая родила САМА, без кесарева такого крупного ребенка. Я сама удивлялась, где он у меня такой большой там помещался. Живот у меня был совсем небольшой.

Когда ребенка унесли и осуществили выход последа, я поинтересовалась, есть ли разрывы. Акушерка сказала, что внутренних разрывов нет, один разрез. Один, но зато какой! В идеале с таким крупным плодом мне полагалось кесарево сечение, а меня заставили саму рожать. Но ничего, я это вытерпела, и когда сначала мне начали зашивать наживую без обезболивания, я ощущала только покалывания. Я была настолько довольна собой, как будто совершила героический подвиг. Потом подошла Пулярова, спросила, звонить ли мужу на домашний номер. Так как мой Виталя был на работе, то я сказала, что дома сейчас нет никого, и вряд ли кто поднимет трубку. Тогда она мне сказала, чтобы я сама позвонила.

После родов я еще полтора часа лежала под капельницей в предродовой палате, потому что в родзале места не было, было очень много рожениц в это утро, и поэтому меня поместили в предродовую. Там я увидела еще двух девчонок из отделения патологии. Одна кричала очень сильно, видимо были первые роды тоже, а другая, у которой третьи роды только лежала и тихо стонала. Я поразилась такому спокойствию – у человека нестерпимые боли, а она лежит и только тихонько стонет, почти неслышно. Вот что значит, третий раз рожать… Ей это уже привычно.

Оклемавшись, попросила санитарку принести мне мобильный телефон. Включила, набрала мужу. Занято… Потом матери – тоже занято. Вот блин, у меня такая радость, а никто не хочет со мной разговаривать! Подождала 5 минут, потом перезвонила опять. Обрадовала… Мой был на седьмом небе от счастья, что мальчик родился, очень долго благодарил меня и сказал, что уже отмечают на работе это грандиозное событие.

Потом меня увезли в послеродовое отделение. Первые сутки ребенка приносили только на кормление, на вторые сутки принесли насовсем. 5 дней в роддоме еле выжила. Очень хотелось домой. А еще ребенок орал ночами, потому что хотел есть, а я ничего не могла ему дать, потому что молока не было вообще. Пришлось бегать в детское отделение за бутылочками со смесью. Я сама расстроилась очень сильно, потому что не могла своего ребенка накормить. В общем, еле-еле на пятый день, к выписке у меня появилось что-то похожее на молоко, которое на следующий же день куда-то исчезло… Муж мне сказал, чтобы я не переживала, будем покупать смеси. Я мыслями понимала, что никакой, даже самой лучшей смесью не удастся заменить грудное молоко. Но что делать, если его нет?!

Выписали нас на 5-й день. И я счастливая поехала домой.

Обнаружив в тексте ошибку, пожалуйста,
выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Рейтинг: 3
5
2 комментария
Хотите написать свой комментарий? Авторизуйтесь, пожалуйста
18 декабря 2009
Таня Ференцева
Ты умничка. Обязательно сохрани это письмо для себя. Пройдёт лет 5 - ни фамилий, ни имён, ни дат помнить не будешь. Чувствуется, что впечатления очень яркие. У меня тоже так было в первый раз. Как соберёшься второго рожать (обязательно соберёшься!!!), так и вспомнишь про свои слова о том, что если не в первый раз, то привычно! А будет тебе ой как непривычно))) Здоровьица Вам Сибирского!
19 декабря 2009
berry
molodes!!! cama perejila podobnoe 2 mec, nazat tol’ko ne tak blogopoly4no.v konse kecarili

Запрещено размещение сообщений, нарушающих законодательство РФ и/или общепринятые понятия об этике общения.
В частности сообщений:

  • способствующих разжиганию межнациональной вражды;
  • пропагандирующих наркотики, порнографию, проституцию;
  • нарушающих авторские и другие права третьих лиц;
  • компрометирующих любые группы людей по любому признаку;
  • оскорбляющих и унижающих человеческое достоинство;
  • содержащих ненормативную лексику;
  • содержащих спам и иные рекламные сообщения.
Другие рассказы о роддомах
Авторизация

Регистрация
Забыли?