Как живет девочка-подросток, которая перенесла трансплантацию почки

Ника хочет выздороветь.

Ника много рисует, играет на укулеле, недавно подала документы в колледж — хочет быть веб-дизайнером. У нее множество планов на будущее, а вот времени, увы, не так много. 

«Ника делает вид, что все хорошо. Только на школьный выпускной я наложила ей под глаза плотный слой тонального крема, чтобы спрятать темные круги.

Как бы она ни хорохорилась, а я же знаю: анализы плохие, почка уже не справляется», — говорит Лика.

Лика — старшая сестра Вероники. Разница у них всего 10 лет, но именно Лика — Никин ангел-хранитель.

.
.Источник: Добро Mail.Ru

«Я помню, как ждала маму с сестричкой из роддома. День выписки наступил, а они все не приезжали домой, — вспоминает Лика.

— Потом из квартиры пропала единственная моя отрада — телевизор. Позже я узнала: маме предстояло жить с Никой в больницах много месяцев, а в палате было невыносимо одиноко и тяжело. С телевизором им стало чуть легче».

Оказалось, Ника родилась с нефротическим синдромом — серьезным заболеванием почек. Врачи говорили Ире и Вадиму — родителям девочки — страшное: что их дочь вообще не выживет.

Тогда они обратились в Израиль, и оттуда пришел ответ: «Зачем вам мы, когда в Москве есть Михаил Каабак? Только он вашему ребенку и поможет».

Так Вероника стала самой маленькой в нашей стране пациенткой знаменитого российского хирурга, трансплантолога, замечательного врача.

Донором для Ники стал папа. Вадим тогда работал водителем на «скорой», пропадал в бесконечных ночных сменах, а днем спешил к жене и дочке в больницу. Он вспоминает, как ему тогда — впервые в жизни — было страшно.

.
.Источник: Добро Mail.Ru

Он, ликвидатор чернобыльской аварии («попал туда срочником») и бывший афганец («подал рапорт — и вперед, водителем БТРа в Кандагар») — 15 лет назад очень сильно испугался. Может быть так, как никогда прежде. За детей всегда боишься по-особенному, по-настоящему.

Тишина больничных коридоров, где лечилась дочь, оказалась для Вадима громче разрывающихся над ухом снарядов.

Лике тогда тоже было страшно. Пока родители спасали жизнь ее младшей сестре, она была совсем одна. И быстро повзрослела. Лика, например, помнит, как готовила себе на ужин бутерброд с майонезом и кетчупом — все, что находила в холодильнике.

Вместо телика у нее был аквариум с рыбками: если включить в нем подсветку, не так страшно засыпать в пустой квартире. Страх тогда парализовал всю их семью.

«Я был в смене, когда позвонили из больницы: «Ну, вы где? Вам нужно срочно приехать на операцию, вашей дочери нужна ваша почка». А я отвечаю: «Сейчас, только побреюсь — и в операционную», — Вадим вспоминает, как потом, после трансплантации, объехал всю Россию. Ушел в дальнобойщики, потому что спасенной благодаря ему дочери были нужны деньги на лекарства, необходимые ей после сложнейшей операции.

.
.Источник: Добро Mail.Ru

Эту семью жизнь проверяла на прочность много раз — удар за ударом. Сначала — Вероника, потом ее мама Ира. Она сгорела от рака так быстро, что ни Вадим, ни Лика опомниться не успели. И как сказать 8-летней Нике, что мамы больше нет? Вадим с Ликой повезли ее тогда на аттракционы на ВДНХ. Первые летние деньки, погода теплая и лишь невесомые ватные облака над головой...

Только там отец и сестра признались Нике, что Ира теперь смотрит на дочку откуда-то сверху, с этой самой небесной ваты.

С тех пор Лика, студентка столичного вуза, стала привозить сестре маленькие подарки «с небес»: то фломастеры, то раскраску, то новую книжку. «Смотри, что тебе мама передала!»

Сейчас они все — и Лика, и Вадим — сами ждут подарка, большого рукотворного человеческого чуда. Дело в том, что Нике скоро потребуется очередная пересадка почки, теперь уже Ликиной. Из-за ударных доз препаратов — а их Нике нужно было принимать, чтобы снижать иммунитет, иначе бы у нее началось отторжение донорского органа — пересаженная от папы почка начала выходить из строя.

​​​​​​​Сейчас она работает из последних сил, хотя, к счастью, шанс выгадать время и реанимировать ее все же есть.

Для этого нужен дорогостоящий препарат-иммуносупрессор. Только он поможет продлить жизнь пересаженного органа еще на целых пять лет. Проблема одна: лекарство не получить по ОМС, а найти на него деньги — целых 2 миллиона рублей — Вадим просто не в силах.

Благотворительный фонд «АиФ. Доброе сердце» собирает часть необходимой суммы — 1 500 000 рублей — чтобы купить лекарство, которое поможет продлить жизнь пересаженной Нике почки.

В эту сумму также включены 5% на оплату работы специалистов, которые постоянно находятся на связи, координируют весь процесс помощи и поддерживают подопечных фонда.

.
.Источник: Добро Mail.Ru

А потом, после того, как папина почка выполнит свою работу, старшая сестра отдаст младшей свою почку, и жизнь заново начнет отсчет — с очередного нулевого километра. Год, десять, пятнадцать... С сегодняшней медицинской поддержкой срок службы донорского органа может быть и 25 лет, и даже больше. Но это будет потом.

А пока у Ники очень мало времени и очень много планов на жизнь. Так что очень важно успеть помочь ей прямо сейчас. Чтобы эти планы осуществились, чтобы новых ударов в ее жизни больше не было.

Давайте поможем Нике!

Фото на обложке материала: Unsplash

Читайте также: 

Не пропустите ролик:

Моя лента
Материалы в вашей ленте подобраны на основе вашего статуса и возраста ваших детей